Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Тяжелеющий баррель


С начала года МЭА уже вдвое повысило прогноз роста общемирового спроса на нефть в 2016 году.

С начала года МЭА уже вдвое повысило прогноз роста общемирового спроса на нефть в 2016 году.

Сегодняшней добычи ОПЕК миру вскоре не хватит

Цены на нефть вновь выросли. За три недели она подорожала на 15%, а только за последнюю неделю – на 11%. Следом устремился и российский рубль – его курс к доллару с середины сентября повысился на 10%.

Нефтяные цены вернулись, с одной стороны, на уровни конца января этого года, когда начинался их новый подъем, а с другой стороны, на уровни конца июля, когда, наоборот, начинался очередной их спад. В каком направлении цены могут последовать теперь? Другими словами, нынешняя ситуация, по неким признакам, больше напоминает ту, что сложилась в конце января или, наоборот, в конце июля? Наши собеседники – аналитики нефтяного рынка из Германии и России.

Евгений Вайнберг, руководитель отдела сырьевых рынков аналитического управления немецкого Commerzbank, Франкфурт:

- Ситуация меняется буквально каждый день, но все же, скорее, сравнима с тем, что было в январе. Не по своему эффекту на цены, а по предпосылкам. То есть, с одной стороны, сохраняется явное перепроизводство нефти в мире. С другой стороны, видимо, этот фактор уже полностью заложен в цены. Кроме того, похоже, что и настроения на рынке меняются: от еще огромного скепсиса еще недавно к, по крайней мере, нейтральным оценкам. И, как нам представляется, вскоре настроения могут стать и более позитивными, так как станет очевидным, что баланс спроса и предложения будет улучшаться. Что существующее перепроизводство нефти в мире - по крайней мере, в течение следующего года – может полностью исчезнуть. И мы рассчитываем, что цены продолжат расти в ближайшее время, и что уже к концу 2015 года вновь могут достичь 60 долларов за баррель нефти Brent.

Алексей Кокин, аналитик инвестиционной компании “Уралсиб Кэпитал”, Москва:

- Нынешняя ситуация, на мой взгляд, не похожа ни на январскую, ни на июльскую. И связано это с тем, что сейчас, как мне представляется, не наблюдается тенденций к значительным переменам ни в предложении, ни в спросе на нефтяном рынке. В каком-то смысле он, можно сказать, стабилизировался. А кто-то может сказать, что “стагнирует”. За исключением двух тенденций. Первая - ослабление доллара, которое всегда приводит к удорожанию сырья. Вторая – напряженность на Ближнем Востоке, будь то в Сирии или в Ираке. Она, безусловно, представляет собой некий геополитический риск, предполагающий повышение цен на нефть.

Рост резервных запасов нефти - в США, в Европе или в Китае - видимо, не столь уж значителен, чтобы говорить об “огромном” перенасыщении рынка.

Как можно предположить, среди заметных факторов, определяющих динамику цен на нефть в последние месяцы, оказывается и такой как сокращение объемов добычи нефти в Соединенных Штатах. Причем – весьма заметное. По данным Министерства энергетики США, с многолетнего пика, отмеченного в июне этого года, объемы среднесуточной добычи нефти в стране сократились почти на полмиллиона баррелей или примерно на 5%. На долю США сегодня приходится 9,5% текущей добычи нефти в мире. Для сравнения, доля России, где объемы добычи достигли в сентябре нового максимума за последние четверть века, – более 11% текущей общемировой добычи. Именно фактор заметного сокращения добычи нефти в США менее чем за четыре месяца сколь значимым оказался, на ваш взгляд, для текущего ценообразования на рынке нефти?

Евгений Вайнберг:

- Здесь нужно учитывать сразу ряд факторов: и перспективу возвращения на рынок нефти Ирана после отмены санкций, и статистику по США, и прогнозы роста спроса на нефть… Все началось, на наш взгляд, с недавней переоценки Международным энергетическим агентством ситуации в следующем году: эксперты агентства ожидают теперь, что общемировой спрос вырастет в 2016 году на 1,7 млн баррелей в день. Это практически вдвое больше, чем они прогнозировали еще в начале года нынешнего. То есть очень много. С другой стороны, спад добычи в США ускоряется. И, скажем, в августе Министерство энергетики США отмечало, что компаниям, добывающим в стране сланцевую нефть, приходится тратить более 80% текущих свободных средств на то, чтобы выплачивать накопленные ими ранее долги. Теперь, думаю, - уже более 90%. Иначе говоря, денег на то, чтобы открывать новые скважины, у них практически не остается. Количество действующих скважин в стране сократилось до нового 5-летнего минимума. С моей точки зрения, это говорит о том, что уже вскоре сокращение производства нефти в США даже ускорится. Что является для меня самым главным фактором ожиданий в отношении повышающихся цен на нефть.

Оказывается, у мирового спроса, по этому прогнозу, есть потенциал абсорбировать даже иранскую нефть, которая должна в следующем году появиться на рынке!

Алексей Кокин:

- На мой взгляд, падение – а я бы сказал “коррекция” - нефтедобычи в США пока было отнюдь не столь стремительным. В такой свободной экономике, как американская, можно было ожидать куда большей коррекции, большего падения. Поэтому удивляет, скорее, не то, что добыча снижается, а то, что снижается она не так уж и сильно. И в масштабах мирового рынка нефти, на мой взгляд, это – не столь существенный фактор, уступающий по значимости, скажем, колебаниям в тех объемах нефти, которые поступают из Саудовской Аравии или соседних стран.

Международное энергетическое агентство (МЭА) – структура Организации экономического сотрудничества и развития, которая объединяет 34 наиболее индустриально развитые страны мира – представило на минувшей неделе прогноз, согласно которому, общий объем инвестиций нефтяных компаний мира в разведку и добычу нефти в 2015 году – из-за резко упавших доходов на фоне низких цен - сократится на рекордные 20%. Более того, если судить по периодическим оценкам и МЭА, и министерства энергетики США, еще недавний объем перепроизводства нефти в мире, то есть превышение ее предложения над реальным спросом, за последние несколько месяцев сократился более чем вдвое, хотя и продолжает оставаться существенным. Тем не менее, столь заметное ослабление главного фактора двукратного падения мировых цен на нефть за период с лета прошлого года должно было, по идее, отразиться на динамике текущих цен куда более масштабно, чем это происходило на деле. Так ли это, по вашим оценкам?

Мы рассчитываем, что цены уже к концу 2015 года вновь могут достичь 60 долларов за баррель нефти Brent.

Евгений Вайнберг:

- Дело в том, что сокращение объемов перепроизводства к концу года ожидалось. Это всего лишь сезонный фактор: в 3-4-ом кварталах спрос на нефть традиционно оказывается выше, чем в первой половине года. Поэтому, если есть на рынке перепроизводство, его объемы и будут сокращаться. Здесь гораздо важнее то, что улучшаются ожидания на следующий год.

Скажем, в последнем своем обзоре МЭА впервые прогнозирует, что в 2016 году спрос в мире на нефть стран ОПЕК окажется выше, чем ее сегодняшнее предложение. То есть, оказывается, у спроса, по этому прогнозу, есть потенциал абсорбировать даже иранскую нефть, которая должна в следующем году появиться на рынке! Нельзя недооценивать и геополитическую составляющую. Нынешнее обострение ситуации в Сирии способствует тому, что рынок фокусируется на рисках нефтедобычи. И в целом мы, со своей стороны, предполагаем постепенное улучшение на нем. И не исключаем, что, скажем, через 3-4 года мы вновь будем говорить о более или менее постоянных ценах в 70, а может быть и 80 долларов за баррель. Ведь ОПЕК когда-то пересмотрит свою нынешнюю стратегию…

Алексей Кокин:

- Мне думается, говорить о том, что на рынке уже в течение довольно длительного времени сохраняется стабильное преобладание предложения над спросом, не совсем верно. Во-первых, рынки имеют тенденцию уравновешиваться, именно благодаря изменению цены. Во-вторых, рост резервных запасов нефти и нефтепродуктов - в США, в Европе или в Китае - видимо, не столь уж значителен, чтобы говорить об “огромном” перенасыщении рынка. И в-третьих, даже если рост этих запасов происходит, он вполне может быть вызван обычным стремлением воспользоваться ситуацией низких цен. Скажем, Китай наращивает свои стратегические запасы и последовательно, и в течение уже длительного времени. Другое дело, считать этот спрос “фиктивным” для рынка или реальным? На мой взгляд, это - вполне реальный спрос.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG