Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Две инфляции в одной стране


Население, судя по опросам, ожидает через год инфляцию, как и сегодня, в 16%, эксперты - в 6-7%.

Население, судя по опросам, ожидает через год инфляцию, как и сегодня, в 16%, эксперты - в 6-7%.

Почему в России при замедлении темпов инфляции вновь растут инфляционные ожидания

Центральный банк России представил результаты очередного исследования, проведенного по его заказу: об инфляционных ожиданиях населения в сентябре 2015 года. Из них следует, что оценка опрошенными людьми наблюдаемой ими годовой инфляции, после снижения в течение трех месяцев подряд, вновь повысилась, приблизившись к максимальным уровням, которые отмечались в первой половине года. Она составила 26,5% - это чуть ли не вдвое больше, чем по оценкам текущей годовой инфляции, которые представляет Росстат: 15,7% - в сентябре, и примерно 15,6% - к середине октября.

Статистика оценивает прежде всего товары и услуги, входящие в “потребительскую корзину”, тогда как люди, которые оказываются участниками социологических опросов, могут ориентироваться на гораздо более широкий спектр товаров. Однако расхождение этих оценок слишком велико. Тем более, что в условиях сильного сокращения внутреннего спроса в стране, вызванного спадом реальных доходов населения, сократился и сам спектр покупаемых многими людьми товаров. Как такой разрыв объясняют эксперты? Наш собеседник в Москве – научный сотрудник исследовательского института “Центр развития” Высшей школы экономики Николай Кондрашов, специализирующийся на проблематике потребительской инфляции:

- Население всегда оценивает инфляцию выше, чем Росстат. Так что есть некий психологический момент в этих расхождениях. Он может объясняться тем, что люди, когда им задают вопрос, как они оценивают рост цен за последний год, больше внимания уделяет именно тем товарам, которые особенно сильно подорожали. И в условной “корзине потребителя”, если он становится участником опросов, удельный “вес” наиболее подорожавших товаров оказывается завышенным. Скажем, когда несколько лет назад инфляция в России была на уровнях 6-7-8%, то респонденты, отвечая на вопрос, говорили, что она выше 11%, а то и все 15-18%. То есть сильное завышение инфляции было всегда. Просто сейчас из-за недавней девальвации рубля разрыв между фактической инфляцией, оцениваемой Росстатом, и той, которую оценивают респонденты, вырос еще больше. Однако общие закономерности - те же.

По нашим оценкам, если к декабрю инфляция замедлится до 12,5% или даже больше, то уже к марту - еще вдвое, примерно до 6,5%. Это выйдет уже просто арифметически.

В сентябре, согласно результатам того же опроса, повысились и ожидания населения относительно роста потребительских цен на год вперед: в среднем опрошенные предполагают, что годовая инфляция составит 16%, то есть чуть выше, чем она есть сегодня. И намного выше прогнозов на будущий год - как официальных, так и экспертных. Если обратиться к российской практике последних лет, на сколько именно должен замедлиться тот рост потребительских цен, который фиксируется государственной статистикой, чтобы такое замедление уже заметно отразилось бы на инфляционных ожиданиях населения?

- За последние примерно пять лет ожидаемая в России инфляция, судя по опросам населения, традиционно превышала 10%. Хотя фактическая инфляция могла снизиться уже и до 7-6%, а в какие-то короткие периоды – и до 5% за год. Но у людей, так как им текущая инфляция представлялась завышенной, оказывались искаженными и представления о росте цен в будущем. Например, сейчас участники опросов ожидают на ближайшие 12 месяцев инфляцию примерно в 16%. И для того, чтобы оценки ожидаемой ими инфляции снизились хотя бы до 12-13%, фактический годовой рост цен должен замедлиться с нынешних 15-16% примерно до 6-7%.

Центральный банк России неоднократно отмечал, что мониторинг инфляционных ожиданий населения является для него одним из важнейших факторов при принятии решений об изменении ключевой процентной ставки ЦБ. Она определяет большинство других процентных ставок в экономике, ибо регулирует стоимость заемных денег в ней, в первую очередь – кредитов. Но если судить только по текущим инфляционным ожиданиям, Центробанк спешить с дальнейшим снижением этой ставки явно не станет. А значит стоимость заемных средств в стране снижаться не будет, что так или иначе отражается в динамике цен. Однако именно высокие процентные ставки и замедляют рост цен в любой экономике – ведь деньги становятся менее доступными…

- Высокая ключевая ставка, устанавливаемая Центральным банком, предотвращает слишком большой спрос на деньги в экономике, тем самым несколько снижая экономическую активность, что способствует ускоренному снижению цен. Более того, если ставка была бы сейчас ниже тех 11% годовых, которые она составляет, банки в большей степени использовали бы заемные средства ЦБ, коль скоро они становятся дешевле. И банки уже не стремились бы устанавливать высокие ставки по депозитам, чтобы привлекать средства населения. Получается, что Центральный банк давал бы деньги по заведомо более низкой цене, чем требуют текущие экономические условия. И население стало бы снимать деньги со своих депозитов в банках и конвертировать их в валюту, разгоняя тем самым девальвацию. А в итоге происходило бы ускорение роста цен.

Скажем, рост цен в сентябре составил 0,6%. Это уже уровень, “привычный” для российской экономики в период до девальвации 2014 года.

Подобная ситуация сложилась в России в декабре прошлого года, когда Центральному банку пришлось резко – сразу более чем в полтора раза – повысить ключевую процентную ставку. Давайте еще раз поясним сам механизм такого влияния…

- Механизм прост: население не соглашается держать сбережения на депозитах по низким ставкам и начинает либо конвертировать их в валюту, либо открывать валютные депозиты. И то, и другое ведет к девальвации рубля. Собственно, именно поэтому ЦБ в декабре 2014 года так резко повысил ключевую ставку. Тем самым, быстро предотвратив отток средств населения из банковской системы. В принципе здесь есть два канала влияния: спрос на деньги (чем выше ставка, тем ниже спрос на них в экономике) и предпочтения населения (сберегать ему в рублях или в валюте?). И чем выше процентные ставки для таких сбережений, тем более склонно население хранить свои средства именно на рублевых депозитах. А это также сдерживает инфляцию. Поэтому высокая ставка ЦБ в периоды высокой инфляции и высоких инфляционных ожиданий, как сейчас, она жизненно необходима. Ускоренное же ее снижение, особенно - при резких колебаниях цен на нефть, может очень быстро привести к дестабилизации всей национальной финансовой системы.

Население всегда оценивает инфляцию выше, чем Росстат. Есть некий психологический момент в этих расхождениях.

В экономике существуют понятия “текущая инфляция” – скажем, рост цен за очередной месяц к уровню предыдущего месяца, и “накопленная инфляция” – например, за последние 12 месяцев. В нынешних российских условиях в какой мере одно определяет другое?

- Действительно, здесь связь действует в обе стороны. К концу сентября годовая накопленная инфляция, по оценкам Росстата, составила 15,7%. Это – весьма высокий уровень, который, в свою очередь, задает некую планку для роста цен в будущем. Однако “вклад” этого фактора в динамику текущей инфляции, не столь велик. А вот обратное влияние – текущего роста цен (месяц к месяцу) на инфляцию накопленную – проявляется куда сильнее. Что мы и увидим в ближайшие несколько месяцев. Скажем, рост цен в течение месяца составил в сентябре 0,6%. Это уже уровень, “привычный” для российской экономики в период до девальвации 2014 года. Скорее всего, и в октябре-декабре месячная инфляция составит примерно те же 0,6%. Однако такая текущая инфляция будет способствовать тому, что и накопленная за предшествующие 12 месяцев инфляция к концу года замедлится с нынешних 15,7% примерно до 12,5%.

И население стало бы снимать деньги со своих депозитов в банках и конвертировать их в валюту, разгоняя тем самым девальвацию. А в итоге происходило бы ускорение роста цен.

Кроме того, чем дальше, тем сильнее будет проявляться так называемый “эффект базы”, то есть разницы новых показателей инфляции и прошлогодних за соответствующие месяцы, причем особенно сильно, видимо, – весной будущего года. Если, конечно, не случится каких-то новых шоков – политических или на рынке нефти…

- С точки зрения расчетов, по мере “выбытия” из них тех периодов год назад, когда инфляция была особенно высокой, (скажем, в декабре прошлого года рост цен за один месяц составил 2,6%, а в январе - 3,9%), темп годовой накопленной инфляции будет очень резко снижаться. Например, по нашим оценкам, если к декабрю она замедлится примерно до 12,5% или даже больше, то уже к марту - еще вдвое, примерно до 6,5%. Это выйдет уже просто арифметически: из-за того, что периоды высокой текущей инфляции конца 2014-го - начала 2015 года будут выбывать из базы расчетов.

Свой прогноз по инфляции за 2015 год в целом вы уже привели – 12,5%. А на 2016 год?

- По мере того, как цены адаптируются к новому уровню курса рубля, сложившемуся в результате повторной волны девальвации в июле-августе, уже к концу июня 2016 года накопленный за предшествующие 12 месяцев рост цен составит примерно 6,8%. То есть почти вдвое ниже, чем прогнозируемый нами на декабрь. И обусловлено это будет не столько даже замедлением текущей инфляции, сколько именно “эффектом базы”. Ну, а к концу 2016 года, по нашим текущим прогнозам, годовая инфляция в России еще немного замедлится и составит примерно 6-6,5%.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG