Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Германия уже не уверена, что справится


Ангеле Меркель сейчас непросто

Ангеле Меркель сейчас непросто

Новая волна беженцев затопляет Балканы и угрожает популярности Ангелы Меркель

Канцлер Германии Ангела Меркель переживает, возможно, самый серьезный кризис в своей политической карьере. По мере того как растет число иммигрантов, прибывающих в ФРГ, а власти пересматривают годовой прогноз количества беженцев, которых страна вынуждена будет принять, – теперь речь идет уже о полутора миллионах, – популярность главы правительства падает. Противники канцлера объединяются под лозунгом "Меркель должна уйти", который в последнее время стал одним из относительно популярных хештегов в социальных сетях (#Merkelmussweg).

Большинство немцев по-прежнему настроены позитивно по отношению к беженцам и уверены в необходимости помогать людям, бегущим от войны и бедствий. Однако "но" в связи с прибытием все новых и новых мигрантов становится все больше. На днях в Гамбурге несколько тысяч местных жителей поставили подписи под петицией протеста против строительства центра по приему беженцев в одной из городских зеленых зон. Участники акции подчеркивают, что они не против беженцев как таковых, но хотели бы, чтобы для центра было выбрано другое место. Вопрос, однако, должен быть решен очень быстро: в Гамбурге, как и во многих других городах Германии, уже не хватает места для размещения новоприбывших – под эти нужды, например, приспосабливают грузовые контейнеры из местного порта.

Беженцев слишком много, а прибывают они слишком быстро

Особенно много недовольных в Баварии – традиционно одной из самых консервативных земель ФРГ, оказавшейся к тому же первой на пути беженцев, прибывающих в Германию с юга. Уве Штилькнер, мэр небольшого баварского городка Гроссенштайн у границы с Австрией, говорит, что его доверие к канцлеру сильно пошатнулось:

– Беженцев слишком много, а прибывают они слишком быстро, – считает Штилькнер. – Неужели в правительстве не найдется ни одного человека, кто бы смог сказать, что все имеет свои границы?

По словам мэра, фраза Ангелы Меркель "Мы справимся!" (Wir schaffen das!), которой она минувшим летом откликнулась на наплыв беженцев, "стала синонимом того, что приливу мигрантов нет альтернативы. У нас и за границей ее интерпретируют как приглашение для новых сотен тысяч беженцев. Но 6–10 тысяч беженцев в день – это уже очень много. Мне кажется, что для их размещения вскоре уже не хватит спортзалов в Баварии и других землях ФРГ".

Лозунг "Мы справимся!", еще недавно воодушевлявший немцев и придававший им оптимизма, сейчас все чаще становится предметом насмешек:

Ядовитыми записями в социальных сетях, к сожалению, дело не ограничивается. В Кельне 44-летний правый радикал напал на предвыборном митинге на кандидата в бургомистры Генриетту Рекер и еще нескольких человек. Рекер была госпитализирована с ножевыми ранениями – к счастью, не слишком тяжелыми. По сообщению полиции, причиной покушения стала ненависть нападавшего к Рекер, активно занимавшейся проблемой размещения беженцев. Волна сочувствия к ней, поднявшаяся в связи с покушением, во многом способствовала тому, что Рекер была избрана 18 октября уже в первом туре, набрав 52,7% голосов.

Ангела Меркель стала олицетворением нестабильности

В самой правящей партии Христианско-демократический союз (ХДС), лидером которой является Ангела Меркель, сформировалось довольно заметное меньшинство, которое шумно выражает недовольство политикой канцлера. Это проявилось на недавней партийной конференции в Вуппертале, куда некоторые делегаты пришли с самодельными плакатами, на которых красовались призывы "лишить Меркель трона". Критическими замечаниями в адрес канцлера отметился в последние недели и лидер "сестринской" партии ХДС, баварского Христианско-социального союза, премьер-министр Баварии Хорст Зеехофер. А лидер Свободной демократической партии Кристиан Линднер считает, что наибольший вред канцлеру нанесла ее непоследовательность – в августе она заявила, что Германия готова принять всех беженцев из Сирии, но позднее под влиянием изменившейся ситуации одобрила частичное восстановление пограничного контроля на рубежах страны. "Ангела Меркель стала олицетворением нестабильности, так как ее спонтанность привела к серьезным ошибкам. Открыть границы, закрыть границы… Эти зигзаги противоречат обязательству канцлера не допускать нанесения ущерба интересам народа Германии", – отмечает Линднер.

Антиисламский транспарант на демонстрации правого популистского движения ПЕГИДА в Дрездене

Антиисламский транспарант на демонстрации правого популистского движения ПЕГИДА в Дрездене

По данным опросов общественного мнения, рейтинг ХДС с начала лета снизился с 43 до 37 процентов. При этом потенциальные голоса недовольных достаются не главным соперникам партии Меркель – социал-демократам (впрочем, в данный момент они ее партнеры по коалиции), а радикалам с обоих флангов: Левой партии (die Linke) и евроскептической "Альтернативе для Германии", которую сейчас готовы поддержать 7% избирателей.

Ангела Меркель пока держит удар. На той же партийной конференции в Вуппертале ее речь несколько раз прерывалась аплодисментами – в том числе и тогда, когда она напомнила оппонентам, что конституция и законы Германии предписывают защиту прав человека и оказание помощи тем, кто ищет убежища, спасая свою жизнь и здоровье. Либеральная европейская пресса тоже встала на защиту канцлера ФРГ. Британский политический аналитик Майкл Биньон в издании Politico.eu отмечает, что "не Ангела Меркель нанесла главный удар Шенгенскому соглашению – она до сих пор настаивает на временном характере ограничительных мер (имеется в виду частичное восстановление пограничного контроля. – РС)". По мнению аналитика, главную вину за миграционный кризис в Европе следует возложить на "нечистую дюжину" – 12 человек, чье честолюбие, фанатизм, недостаток или избыток решительности привели к нынешней ситуации. Этот список разнообразен: от экс-президента США Джорджа Буша, вторгшегося в 2003 году в Ирак, до лидера группировки "Исламское государство" (признана террористической и запрещена в ряде стран, в том числе в России. – РС) Абу Бакра аль-Багдади, от безымянных проводников-контрабандистов в Средиземноморье до премьер-министра Венгрии Виктора Орбана.

Венгерские солдаты возводят проволочные заграждения на границе со Словенией

Венгерские солдаты возводят проволочные заграждения на границе со Словенией

Впрочем, на данный момент вопрос "что делать" остается для Европы более актуальным, чем "кто виноват". Новая волна миграционного кризиса началась после того, как власти Венгрии закрыли границу с Хорватией, в результате чего беженцы, направляющиеся в Австрию и оттуда в Германию, повернули к хорватско-словенской границе. Там уже скопились тысячи людей. Хорватия заявляет о том, что не в состоянии содержать такое количество мигрантов, а Словения – что не может пропускать их в таком количестве через свою границу. Ситуацию для Радио Свобода комментирует обозреватель хорватской газеты "Ютарни лист" Владо Вурушич:

– Главная проблема для нас сейчас в том, что венгры закрыли границу. В последние где-то 40-50 дней беженцы прибывали в Хорватию в основном из Сербии и затем перебирались в Венгрию, чтобы продолжить свой путь дальше на север. Сейчас, когда Венгрия закрыла границу, это привело уже и к политическим последствиям. Дело в том, что в Хорватии через две недели выборы, и правящие социал-демократы уже обвинили венгерского премьера Орбана в том, что, закрыв границу, он фактически вмешался в предвыборную борьбу на стороне правой оппозиции, которая критикует миграционную политику правительства.

Сейчас на нашей границе со Словенией настоящая давка

А сколько сейчас беженцев в среднем прибывает в Хорватию каждый день?

– Из Сербии в среднем 5-6 тысяч человек ежедневно. При этом Словения заявила, что она не может принимать больше 2-2,5 тысяч в день. Сейчас на нашей границе со Словенией настоящая давка, потому что в воскресенье словенцы не захотели пропустить несколько автобусов с беженцами и поезд, в котором было примерно 1800 человек. Чуть позже министр внутренних дел Словении всё же согласилась пропустить эти автобусы и поезд, но заявила, что больше сверх лимита в две с половиной тысячи в день никого пускать они не будут. При этом беженцы продолжают прибывать в Хорватию, погода уже осенняя, дожди, как раз в районе словенской границы были даже небольшие наводнения. Так что ожидаем больших проблем. Премьер-министр Хорватии Зоран Миланович заявил, что не понимает, почему Венгрия закрыла границу с нашей страной: ведь основная масса беженцев направляется в Австрию и Германию, а те никаких заборов пока не возвели.

– А сама Хорватия не собирается, в свою очередь, закрывать границу с Сербией?

– Если Германия вдруг примет решение о закрытии своих границ, тогда и мы, видимо, последуем. Но пока официальные лица называют это "последним из последних вариантов". К тому же тем самым проблема для Хорватии не будет решена – беженцы тогда, скорее всего, просто опять изменят маршрут и пойдут к нам через Боснию. Тогда придется закрывать и границу с Боснией – но это большая проблема, потому что это граница длиной свыше полутора тысяч километров.

Мигранты на хорватско-словенской границе

Мигранты на хорватско-словенской границе

– Хорватия сейчас входит в Евросоюз, но пока не входит в Шенгенскую зону. Нынешняя ситуация ускорит или, наоборот, осложнит ее принятие в Шенген?

– Дело в том, что возведение заборов и частичное восстановление пограничного контроля между Венгрией, Австрией, Словенией, Германией привело к тому, что Шенген в этой части Европы сейчас де-факто уже не действует. Ситуация слишком хаотична, Европа пока не может справиться и решить вопрос с беженцами. Считалось, что Хорватия должна через год-два вступить в Шенген, но теперь все будет зависеть скорее не от готовности Хорватии, а от того, решит ли сама Европа сохранить Шенген в его нынешнем виде.

– Обращается ли Хорватия за финансовой помощью к ЕС в связи с притоком беженцев?

– Да, Брюссель пообещал выделить на эти цели несколько миллионов евро. Будет ли этого достаточно, трудно сказать. Поток не уменьшается, только вчера из Греции в Македонию прибыли 10 тысяч новых беженцев. Через пару дней они уже будут на сербско-хорватской границе. Ясно – об этом постоянно заявляет наше правительство, – чего Хорватия не хочет: стать своего рода постоянно действующим лагерем беженцев, куда они будут прибывать и отсюда постепенно распределяться по остальным европейским странам. Как и любая другая страна, конечно, – Сербия, Македония или Словения.

– А какое отношение в хорватском обществе к беженцам?

Хорватия не хочет стать своего рода постоянно действующим лагерем беженцев

– Посмотрим, что будет дальше, но пока, за все время, которое миграционный кризис затронул Хорватию, не было никаких инцидентов. Очень многие участвуют в помощи беженцам, дают Красному Кресту одежду для них, напитки, теплые вещи, все необходимое. Перевозка беженцев по стране автобусами и поездами идет бесплатно. Другое дело, что на политическом уровне возникло много проблем. Ухудшились из-за миграционного кризиса отношения с Венгрией – они сейчас худшие за последних 20-25 лет. Отношения с Сербией, и без того не блестящие, тоже пострадали. Ну и внутриполитический момент: правая оппозиция, у которой большие шансы выиграть выборы 8 ноября, постоянно твердит, что Хорватии нужно придерживаться столь же жесткой миграционной политики, как Венгрия, – рассказывает хорватский политический обозреватель Владо Вурушич.

Тем временем президент Хорватии Колинда Грабар-Китарович заявила в интервью американскому телеканалу CMBC, что не исключает возможности строительства заграждений на границах ее страны с южными соседями. Грабар-Китарович отметила, что ее "совершенно не радует" такая перспектива, но подчеркнула, что считает большинство прибывающих в Хорватию мигрантов экономическими.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG