Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рост экономики у “дна”


Помесячный рост экономики России, возможно, возобновился. Однако перекрыть общий спад 2015 года удастся не скоро.

Помесячный рост экономики России, возможно, возобновился. Однако перекрыть общий спад 2015 года удастся не скоро.

Даже если она его достигла, а цены на нефть не упадут вновь

Макроэкономическая статистика за сентябрь, представленная накануне Росстатом, отразила, с одной стороны, дальнейшее углубление спада частного потребления в России, на долю которого приходится более половины всего ВВП. С другой, в гораздо меньшей степени, чем ожидалось аналитиками, сократились к прошлогодним уровням объемы как производства в стране, так и инвестиций компаний в собственное развитие. А по представленным в тот же день оценкам Министерства экономического развития, в течение сентября общий объем российской экономики впервые за последние месяцы увеличился - на 0,3%, чему предшествовал нулевой ее спад в июле и августе. “Уверен, что дальше мы падать не будем, - заявил руководитель министерства Алексей Улюкаев, - но и восстанавливаться будем медленно”. Пока итоги 2015 года министерству представляются так: сокращение ВВП на 3,9% при годовой инфляции в 12,2% и, соответственно, падении реальных зарплат в стране на 10%.

Данные по ВВП за сентябрь позволили заместителю министра экономического развития Алексею Ведеву заявить, выступая в понедельник на заседании бюджетного комитета Государственной Думы: “По нашим оценкам, экономика достигла “дна” в июне-июле… У нас есть острожный оптимизм… Мы ожидаем также, что в четвертом квартале сможем увидеть рост ВВП по отношению к третьему кварталу”.

Действительно, если исходить из текущих макропоказателей, то, как минимум, не наблюдается дальнейшего ухудшения, соглашается главный экономист по России и странам СНГ голландского банка ING Дмитрий Полевой. Однако, по его словам, всякий раз, когда речь заходит о некоем улучшении, представители власти ссылаются именно на сезонно скорректированные текущие изменения - за месяц или квартал. “В годовом выражении многие макроэкономические показатели по-прежнему указывают на спад, который сохранится вплоть до начала будущего года”.

А в случае России это, скорее, говорит о стагнации в экономике, чем об устойчивом ее росте.

И общая годовая динамика экономики, и спроса в ней – как потребительского, так и инвестиционного, а также государственного потребления (в целом на эти три составляющие приходится более 85% объема ВВП России – РС) остаются в минусе, добавляет главный аналитик шведского банка Nordea в Москве Дмитрий Савченко: “По нашим оценкам, спад ВВП России составит в 2015 году 3,7%, и “перекрыть” его удастся, в лучшем случае, в течение ближайших двух лет”.

Рыночный консенсус в целом совпадает с мнением правительства о том, что “дно” спада, возможно, было достигнуто, поясняет главный экономист финансовой компании “БКС” Владимир Тихомиров. Статистика за сентябрь, с одной стороны, указывает на сохранение негативных годовых трендов, а по некоторым сегментам (например, потребительский спрос) даже их дальнейшее ухудшение, но заметного текущего спада уже не наблюдается.

Поэтому и можно делать осторожные выводы о том, что более глубокого падения в ближайшие месяцы может и не быть, продолжает Тихомиров. Однако главное “но” для экономики связано теперь не столько с внутренними факторами, сколько с внешними. И главный из них – цены на нефть. “Экономика России по-прежнему очень сильно зависит от того, как будет меняться спрос на сырье в мировой экономике?”

Для какого-либо V-образного восстановления сегодня просто нет драйверов, наш текущий прогноз на 2016 год – рост ВВП на 0,3%. Иначе, как L-образным восстановлением, такую динамику назвать нельзя.

С июня прошлого года цены на североморскую нефть сорта Brent, к которым привязаны и цены на российскую экспортную нефть Urals, упали в целом более чем вдвое, почти на 60%. Следующий в их фарватере курс рубля за то же время снизился к доллару на 80%. После первой волны девальвации, в декабре – январе, рубль, на фоне вновь начавшей дорожать нефти, заметно укрепился. Однако новый спад нефтяных цен, в июле-августе, вызвал “вторую волну” девальвации рубля.

Ее влияние проявилось уже в сентябрьской макроэкономической статистике, полагает Тихомиров – еще больше, чем ранее, упали к прошлогодним уровням объемы розничной торговли и реальные зарплаты. Летнее ослабление рубля привело и к тому, что наметившееся в предыдущие месяцы замедление годовых темпов инфляции фактически приостановилось.

“Однако в целом вторая волна девальвации окажет на экономику гораздо меньшее влияние, чем предыдущая, - продолжает главный экономист “БКС”. – Хотя бы потому, что рубль фактически уже не опускался ниже январских минимумов, ослабев вновь после временного укрепления весной и в начале лета”.

Некий консенсус на рынках сводится к тому, что, даже если она и подорожает, скажем, до 60-80 долларов за баррель, то еще недавние цены в более 100 долларов мы вряд ли увидим в ближайшие годы.

Рублевая цена нефти, один из главных индикаторов положения дел в российской экономике, по-прежнему не опускается ниже 3000 рублей за баррель Brent, добавляет Дмитрий Савченко: “Нынешние эти цены нельзя назвать слишком комфортными для экономики, но все же ситуация в корпоративном ее секторе остается более-менее приемлемой. Поэтому вторая волна девальвации рубля, хотя и окажет влияние на экономическую динамику, но вряд ли оно будет существенным”.

С точки зрения траектории экономического развития, оба предыдущих кризиса в России называют “V-кризисами”. И после 1998 года, и после 2008-2009 годов экономика, резко и глубоко упав, затем почти также стремительно восстанавливалась, энергично оттолкнувшись от “дна”. В обоих случаях за такой траекторией стоял очередной резкий взлет цен на нефть. Помимо этого, главного и внешнего фактора, основным внутренним в первом случае оказалось наличие в российской экономике значительных свободных мощностей производства, во втором – накопленные компаниями и предприятиями резервы.

На этот раз из внутренних факторов нет ни того, ни другого. А на мировом рынке нефти текущий баланс спроса и предложения отнюдь не сулит пока ускоренного восстановления цен. Скажем, во вторник Всемирный банк резко снизил собственный прогноз средней цены на нефть в 2016 году - с 61 до 51 доллара за баррель. Поэтому нынешний кризис в России давно называют “L-кризисом”, подразумевая, что за спадом экономики последует весьма длительный период ее восстановления, с минимальными темпами роста, при которых она не сильно отдаляется от “дна”. Даже если оно и достигнуто.

Для какого-либо V-образного восстановления сегодня просто нет драйверов, отмечает Дмитрий Савченко: “Наш текущий прогноз роста экономики России в 2016 году – 0,3%. Иначе, как L-образным восстановлением, такую динамику назвать нельзя”.

Более глубокого падения в ближайшие месяцы может и не быть. Однако главное “но” для экономики связано теперь не столько с внутренними факторами, сколько с внешними. И главный из них – цены на нефть.

В любых рассуждениях о прохождении экономикой “дна” необходимо разделять техническую и содержательную части, продолжает Дмитрий Полевой. С технической точки зрения, если не будет каких-то новых внешних шоков, основные макроэкономические показатели России будут и дальше постепенно улучшаться. И в этом смысле некое “дно” у нынешнего кризиса все же будет очерчено. С точки зрения содержательной, накопленные за много лет структурные проблемы российской экономики просто не позволяют надеяться на сколько-нибудь уверенный ее отскок от дна, как было еще после кризиса 2008-2009 годов. “Поэтому минимальный годовой экономический рост или даже его отсутствие – это высоковероятная реальность 2016 года, хотя в отдельных секторах ситуация может и значительно отличаться”.

Столь же быстрого, как во время двух предыдущих кризисов, восстановления цен на нефть ожидать пока не приходится, соглашается Владимир Тихомиров. По крайней мере, некий консенсус на рынках сводится к тому, что, даже если она и подорожает, скажем, до 60-80 долларов за баррель, то еще недавние цены более 100 долларов мы вряд ли увидим в ближайшие годы. А в таких условиях, да еще с насущной необходимостью проведения в стране структурных реформ, от чисто экономических до пенсионной, многие из которых в первые годы могут и негативно отразиться на экономике, она действительно может расти минимальными темпами: “Мы, видимо, увидим рост в 1-2% в год, не более. А в случае России это, скорее, говорит о стагнации в экономике, чем об устойчивом ее росте”.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG