Ссылки для упрощенного доступа

Размытый марш


"Русский марш" в районе Люблино, 4 ноября 2015 года

"Русский марш" в районе Люблино, 4 ноября 2015 года

В Москве состоялись сразу четыре акции националистов. На "Русский марш" в Люблино пришли от 500 до 1000 человек

В день народного единства, 4 ноября, в Москве и в других городах России в 11-й раз состоялась акция националистов – "Русский марш". В столице число "Русских маршей" в этот раз достигло рекордной отметки: одновременно проходят сразу три "Русских марша". Раскол националистов, считают эксперты, произошел по двум направлениям: отношению к событиям на Украине и к российской власти. Это приводит к тому, что образ "Русского марша" как парадного смотра националистических сил размывается.

Первый – традиционный и основной "Русский марш" – проходил в районе Люблино. 29 октября столичные власти после нескольких отказов все-таки согласовали шествие и митинг, разрешенная численность участников – пять тысяч человек. Как пояснял один из организаторов акции, Дмитрий Демушкин, из-за опасений, что "Русский марш" могут не согласовать, в мэрию было подано сразу несколько заявок от разных граждан. В частности, заявку самого Демушкина столичная власть отклонила, объяснив это тем, что у него есть административные правонарушения. Мало того, самого Демушкина накануне акции задержали и сегодня "этапировали" в Вологду, где, как предполагалось, следователи хотели допросить лидера движения "Русские" по одному из возбужденных в отношении него уголовных дел. Демушкин утверждает, что в Вологде "никогда не был и никого там не знает". В среду днем Демушкин сообщил агентству "Интерфакс", что в Вологде его допрашивали по поводу неких надписей экстремистского содержания, якобы схожих с лозунгами "Русского марша". "Получается, что в любой город меня могут вызвать из-за того, что написано на заборе", – заключил Дмитрий Демушкин. Он уверен, что его задержание – политическое, власть не хочет допускать его участия в "Русском марше".

Официальные лозунги "Русского марша" в районе Люблино, как сказано на официальном сайте акции, не блещут новизной: "За права и свободы русского народа", "России – русскую власть", "Нет диктатуре", "Свободу Александру Белову и другим политзаключенным". По данным полиции, в этой акции приняли участие около 500 человек.

"Русский марш" в Люблине, 4 ноября 2014 года

"Русский марш" в Люблине, 4 ноября 2014 года

Вторая акция под названием "Русский марш. За русский реванш" состоялась в районе Щукино. Ее организаторы –движение "Русский национальный фронт". Как сказано на странице акции в социальных сетях, это мероприятие "для ответственных граждан, которые любят свою Родину и ненавидят ее врагов". Кроме этого, еще один "Русский марш" в центре Москвы – на Цветном бульваре – провело общественное движение "Русский мир". Четвертая площадка, где были представлены националистические силы, – прокремлевская акция под названием "Мы едины", участники которой прошли шествием по Тверской улице. Отдельной колонной в нем было представлено молодежное движение "ТИГРы Родины". Лидер этой организации Владимир Лактюшин в интервью средствам массовой информации пояснил, что примет в колонну "всех вменяемых русских патриотов, кроме тех, кто "поехал" на почве поддержки Украины против России". По данным полиции, организованная ОНФ провластная акция, собрала 85 тысяч человек. В интернете же были замечены объявления о наборе участников для этого мероприятия за плату.

Новые игроки отличаются от старых более лояльным отношением к действующим властям. Их появление для националистического поля – новость

"Украинский вопрос" еще в прошлом году расколол русских националистов. Часть из них (в их числе задержанный Демушкин) выступила против войны на Украине. Часть поддержала присоединение Крыма к России – например, представители Национально-демократической партии (НДП) и один из ее лидеров Владимир Тор. 30 октября на сайте НДП появилось заявление, в котором говорится, что активисты организации не будут участвовать в "Русском марше" в этом году, поскольку не хотят, чтобы их ассоциировали с теми, кто встал на сторону Украины:

"Единство имеет смысл только в том случае, когда движение остаётся именно русским. Мы не понимаем, зачем сохранять единство с теми людьми и организациями, которые перешли на сторону других народов. Это касается прежде всего той части националистов, которые заняли в русско-украинском конфликте украинскую сторону. Именно шествие в Москве будет формировать в глазах общества картину того, что из себя представляет русский национализм сегодня и что он готов предложить обществу".

Представители НДП считают, что это нанесет удар по националистам и даст повод властям для новых репрессий.

Московские акции, 4 ноября 2015 года:

По мнению эксперта информационно-аналитического центра "Сова" Веры Альперович, такое количество акций 4 ноября свидетельствует о том, что образ "Русского марша" как мероприятия, где проходит смотр националистических сил, размывается:

Вера Альперович

Вера Альперович

– Есть традиционный марш – это марш в Люблино. Есть традиционный альтернативный марш – на Октябрьском поле, который проводит "Русский народный фронт". И есть новые игроки – это "очкинско-бобровский марш", который на Цветном бульваре, и "лактюшинское" шествие. Новые игроки отличаются от старых более лояльным отношением к действующим властям. Их появление для националистического поля – новость. Это не значит, что в прошлом году они все были едины, а сейчас произошел какой-то раскол. Нет, ситуация другая: появились новые игроки, которые теперь будут бороться с традиционным и альтернативным маршами за активистов. Это расхождение по линии про- и контррежимности. Сам факт того, что в этом году проводится четыре акции, крайне негативно влияет на "Русский марш". С точки зрения рядовых активистов, "Русский марш" – это некое единое большое мероприятие, воспринимаемое как смотр сил. И вплоть до 2014 года, не включая его, так и было – когда в Москве в Люблино собиралась основная масса, большинство которой не относилось, например, с теплотой к движению "Русские", но для которых важна была сама акция. После 2014 года такое отношение к "Русскому маршу" начинает меняться, к сожалению, для националистов. Это отмечают лидеры организаций, которые понимают, что такое положение вещей, скорее всего, приведет к концу "Русского марша" как некоего института.

– Это естественный процесс или это результат давления на националистов?

Националисты находятся в состоянии растерянности и озлобленности по поводу происходящего

– Конечно, давление сказывается. С другой стороны, "Русский марш" всегда был сложным в организации мероприятием. Но самыми существенными ударами по "Русскому маршу" стали три явления. Первое – когда начались общепротестные акции, националисты очень сильно разделились на тех, кто поддерживает идею выступления вместе со всеми оппозиционерами, в том числе и с ненавистными в ультраправой среде либералами и левыми, и на тех, кто сказал, что вместе с либералами нельзя делать вообще ничего. Это был первый существенный раскол. Второе – ситуация на Украине. И третье – ситуация давления: сейчас провести "Русский марш" становится гораздо сложнее, чем несколько лет назад. Сейчас акции не согласовывают, а когда согласовывают, существенно урезают численность. Но нельзя сказать, что это конец, что "Русский марш" получает удар за ударом. Возможно, мы получим какое-то сильное сокращение численности в этом году, возможно, в следующем. Но если ситуация изменится, такие вещи довольно быстро восстанавливаются.

Александр Белов-Поткин на "Русском марше", 4 ноября 2013 года

Александр Белов-Поткин на "Русском марше", 4 ноября 2013 года

По мнению Веры Альперович, сейчас националисты находятся в некоторой растерянности из-за оказываемого на них давления. В частности, один из постоянных организаторов "Русского марша" Александр Белов-Поткин уже около года находится в следственном изоляторе по обвинениям в экономическом преступлении и в разжигании розни. Весной этого года у лидеров националистов – Дмитрия Демушкина, Владимира Тора, Владимира Ермолаева и Дениса Тюкина – проходили обыски в связи с проведением прошлых "Русских маршей". Сам Дмитрий Демушкин в этом году несколько раз отбывал административный арест. 28 октября суд внес возглавляемое им движение "Русские" в список экстремистских и запретил его деятельность на территории России. Наконец, как уже было сказано, накануне марша, 3 ноября, был задержан Дмитрий Демушкин.

Эксперт аналитического центра "Сова" Вера Альперович рассуждает о том, к каким последствиям могут привести эти события:

Целые ячейки организаций становятся более радикальными, говорят о том, что готовы переходить к насильственным, партизанским методам борьбы

– Националисты, естественно, находятся в состоянии растерянности и озлобленности по поводу происходящего. Пока сложно сказать, насколько это скажется на том, как они будут дальше действовать и насколько эффект окажется долгосрочным. На данном этапе националисты тяжело воспринимают эту ситуацию, на форумах появляется гораздо больше радикальных сообщений о том, что надо бороться с системой какими-то воинственными методами, т. к. легальные методы не дают своих результатов. Целые ячейки организаций, например объединение "Русские" в Астрахани, становятся более радикальными, говорят о том, что готовы переходить к насильственным, партизанским методам борьбы. На наш взгляд, это довольно опасная ситуация. Но в целом, если говорить о костяке, то идет размышление о том, как бороться с системой более насильственно, если говорить об обычных активистах – они выжидают более благоприятной ситуации.

– Особо радикально настроенные активисты, готовые к насильственным действиям, – это перспектива ближайшего времени?

– Сложно сказать. Конечно, пока это просто слова. По сегодняшнему положению вещей просто не допустят, чтобы "Русский марш" перерос в народное восстание. Но то, что тенденция к этому есть, – факт. В некоторых городах активисты даже не пытались согласовывать "Русские марши", и готовы проводить несогласованные акции. Это довольно серьезный показатель.

Еще один фактор, который в этом году влияет на марш, – уголовные дела по результатам прошлого и позапрошлого "Русских маршей" по поводу кричалок

– С вашей точки зрения, почему сейчас началось такое серьезное давление на националистов?

– Сейчас вообще идет давление на всю оппозицию. Националисты, видимо, после Украины воспринимаются как одна из самых опасных сил ввиду готовности переходить от мирных акций к немирным. Возможно, поэтому власти боится националистов. Возможно также, что основная идеология имеет националистические основания, и таким образом получается, что власть с националистами играет не совсем на одном, но частично на одном поле. И, таким образом, националисты воспринимаются как сила, которую нужно с этого поля убрать.

– В одном из интервью Демушкин сказал, что готов к тому, чтобы 4 ноября правозащитники из "Совы" и из "Мемориала" наблюдали за акцией и оперативно реагировали на факты разжигания розни и на подобные вещи. Это обычная практика или это попытка начать сотрудничество?

Дмитрий Демушкин на "Русском марше", 4 ноября 2014 года

Дмитрий Демушкин на "Русском марше", 4 ноября 2014 года

– В каком-то смысле это, конечно, смена диалога, потому что если посмотреть интервью Дмитрия Демушкина за последние два года, то он стал почти либералом. Градус направленности, требования, которые выдвигаются, очень похожи на либеральный дискурс, что естественно для той ситуации, в которой находятся националисты. У них в сущности два варианта: либо взывать к законности, правам и свободам, и тогда мы получаем практически либеральный дискурс. Либо высказываются с точки зрения белой революции и борьбы с режимом, но тогда почти с гарантией они оказаться в местах не столь отдаленных. Поэтому Дмитрий Демушкин идет по первому пути. Есть еще один фактор, который в этом году влияет на марш, – уголовные дела, которые были возбуждены весной этого года по результатам прошлого и позапрошлого "Русских маршей" по поводу кричалок. Такого никогда не было. Я думаю, в этом году многие националисты побаиваются ситуации, при которой кто-нибудь – будь то реальный активист или провокатор – выйдет на акцию и что-нибудь крикнет, а в результате это станет поводом для проведения обысков, задержаний и арестов у любого из участников "Русского марша", – считает Вера Альперович.

Политолог Андрей Пионтковский напоминает: власть сейчас оказывает давление на всю оппозицию, однако положение националистов усугубилось тем, что в их рядах раскол по "украинскому вопросу" оказался наиболее заметным:

Андрей Пионтковский

Андрей Пионтковский

– Тяжелое положение у любой оппозиции: и у левой, и у националистической, и у либеральной. Авторитарные тенденции усиливаются, гайки закручиваются. Второе обстоятельство, которое характерно для всех, – водораздел, произошедший внутри всех трех областей оппозиционного движения по вопросу Украины. Особенно характерен он для националистического движения. В либеральном поле все-таки большинство заняло антивоенную позицию. В левом движении поголовно поддержало путинскую политику в Украине. А вот по моим наблюдениям, националистическое движение раскололось примерно пополам. С одной стороны, мы видим Холмогорова и Просвирнина, которых даже удостоили чести, выпуская их на федеральные каналы. А с другой стороны, есть такие люди, как Белов Александр, как Демушкин, занявший очень активную антивоенную позицию. Характерно, что основные репрессии в антивоенном движении обрушились не столько на либералов, сколько на националистов. Белов по надуманным обвинениям находится в тюрьме. У Демушкина целый ряд обвинений. Настоящая причина преследования людей – их позиция в Украине.

"Русский марш" в Люблине, 4 ноября 2015 года:

Власть сильнее была ущемлена позицией националистов – противников войны, а не либералов, потому что она считала, что она апеллирует к национальным, великодержавным чувствам своей политикой, всей этой концепцией "Русского мира". Но они не учли того, что в националистическом движении еще задолго до Украины произошел очень серьезный раскол на так называемых "имперских националистов" и "национал-демократов", для которых центральным лозунгом было то, что Россия – это часть Европы. Их второй постулат был – отказ от имперской экспансии. Этот раскол по Украине не был для власти неожиданным, он был подготовлен той идеологической революцией внутри национального движения и появлением национал-демократов. Именно по этим причинам он вызвал резкую репрессивную реакцию со стороны власти.

Характерно, что основные репрессии в антивоенном движении обрушились не столько на либералов, сколько на националистов. Настоящая причина преследования людей – их позиция в Украине

– На фоне этих репрессий можно ли сейчас говорить, что националистам имеет смысл сотрудничать с либеральной и с левой оппозицией, чтобы противостоять власти, как это было в 2012 году?

– Мне кажется, что именно антивоенная позиция и создает базу для такого перспективного объединения. Бывшие оппозиционеры – и либералы, и националисты, и левые, которые поддержали войну в Украине, – стали чуть ли не самыми горячими сторонниками власти. Это позволяет надеяться, что единство, обреченное в реакции на этот конфликт, может сыграть очень позитивную роль в будущей России, когда режим вынужден будет уйти. А он вынужден будет уйти, потому что он уже необратимо встал на путь имперских авантюр, потерпел поражение в Украине. И он потерпит, тем более, поражение в Сирии. Тогда будут востребованы как раз те политики, которые с самого начала выступили против войны в Украине, – считает политолог Андрей Пионтковский.

Первый "Русский марш" российские националисты провели 4 ноября 2005 года, спустя год после учреждения Дня народного единства. С тех пор акция ежегодно проходит во многих городах России. В этом году "Русский марш" пройдет в Астрахани, Вологде, Волгограде, Сыктывкаре, Новосибирске и в других городах.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG