Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

И народ ответил долларом...


Расходы домохозяйств на покупку валюты достигают почти 10% от суммы текущих затрат на покупку товаров

Расходы домохозяйств на покупку валюты достигают почти 10% от суммы текущих затрат на покупку товаров

Как кризис изменил структуру расходов населения России

Спад реальных доходов жителей России в третьем квартале, хотя и чуть замедлился, остается в полтора раза большим, чем в начале года. Падение реальных зарплат, наоборот, ускорилось еще больше. При этом общие расходы населения вновь, как и в первом квартале, превысили его текущие доходы. А доля в них затрат на покупку валюты достигла годового максимума.

И реальные доходы населения, и реальные зарплаты в России продолжают сокращаться к прошлогодним уровням. Так, реальные доходы (в которых учитываются и инфляция, и обязательные платежи) в третьем квартале, по данным Росстата, оказались на 3,9% меньшими, чем в июле-сентябре прошлого года. Во втором квартале их годовой спад составлял 4,4%, а в январе-марте – 2,3%. Но в какой мере можно говорить о замедлении темпов этого спада, если иметь в виду и помесячные показатели? Наш собеседник в Москве – научный сотрудник Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Игорь Поляков:

– Для оценки тренда реальных доходов населения важно учитывать сезонность. В данном случае она заключается в том, что в России их прирост традиционно очень мал в первом квартале, тогда как в четвертом, наоборот, происходит сильный всплеск. Во втором и третьем кварталах – ни так ни сяк. И это помимо разных других трендов. По нашим оценкам, в течение и второго, и третьего кварталов сокращение реальных доходов продолжалось, хотя и было незначительным – минус 0,2-0,3% в среднем за месяц. В целом я бы оценивал это пока как тренд стагнации реальных доходов населения. И он, видимо, будет продолжаться еще несколько кварталов – в зависимости от общеэкономической ситуации.

Население больше озабочено тем, чтобы часть доходов направлять либо на дополнительное потребление товаров, либо на пополнение своих сбережений в валюте

​– В отличие от динамики реальных доходов населения, годовой спад реальных зарплат в стране не только не замедляется, но даже ускорился. Если в январе-марте он составлял 9% к уровню этих же месяцев прошлого года, то во втором квартале – 8,5%, а в третьем – 9,3%, при этом в сентябре – 9,7%. Но как объяснить ускорение спада реальных зарплат на фоне замедления темпов спада реальных доходов населения в целом?

– Здесь тренд – скорее, на продолжение спада. В третьем квартале, с исключением сезонного фактора, темпы снижения реальных зарплат составили в среднем 0,6% в месяц. Это в разы хуже, чем было во втором квартале, когда они почти не изменились, – минус 0,1%. К сожалению, фактором, который пока не позволит расти реальным доходам, а, скорее, приведет к их стагнации, является именно неопределенность перспектив или, возможно, даже продолжение сокращения реальных зарплат.

– … уже просто потому, что именно зарплата составляет основную часть доходов населения. Сколь она велика?

– Структура доходов российских домохозяйств, по их источникам, включает в себя фонд оплаты труда – это средняя заработная плата, умноженная на количество работников. Далее идут трансферты из бюджета – это весь объем пенсий, пособий, стипендий, а также социальной помощи населению. Третий источник – доходы от предпринимательской деятельности, четвертый – доходы от собственности. Здесь, если проще, население продает наличную валюту, получает проценты по депозитам в банках, доход от продажи акций или облигаций. И – прочие источники доходов. Так вот доля заработной платы в общем их объеме составляет примерно 40%. Соответственно, ее динамика фактически и определяет динамику реальных доходов населения.

– Если посмотреть на соотношение доходов и расходов населения России в течение трех кварталов 2015 года, то обращают на себя внимание в первую очередь разрывы между ними. Например, в первом квартале, на фоне резкой девальвации рубля, россияне потратили значительно больше, чем получили в виде разного рода доходов, – разрыв составил аж 6,3%. Во втором квартале, когда рубль почти непрерывно укреплялся, они, наоборот, больше сберегали – расходы оказались на 0,3% меньше доходов. Наконец, в третьем, на фоне новой волны девальвации, расходы вновь превзошли доходы, как и в начале года, хотя и в гораздо меньшей степени, – на 0,4%.

Продажи валюты населением шли своим чередом, однако они были меньшими, чем покупки им валюты для пополнения своих запасов

Но странным образом на динамике частного спроса в стране, прежде всего – на объемах розничной торговли, эти перепады не сильно отразились. Спад объемов торговли неуклонно нарастал: минус 6,4% к прошлогоднему уровню в первом квартале, минус 9,2% – во втором и минус 9,5% – в третьем квартале…

– Особенно “провальным” спад личного потребления оказался в первом квартале года – объемы торговли, при исключении инфляционного фактора, падали на 3% в месяц. Потом эти темпы замедлились: до минус 0,7% в месяц в период с апреля по июнь и до минус 0,5% – в третьем квартале. Другими словами, некий процесс “нащупывания дна” в спаде личного потребления все еще продолжается.

– Однако в любом случае превышение текущих личных расходов над текущими же доходами не могло состояться без использования неких прежних накоплений…

– Да, и, с одной стороны, были потрачены наличные рубли из запасов. Но с другой, что менее известно, население свои запасы наличной иностранной валюты, которую оно держит “под матрасами”, не перенося в банки, также тратило на собственное потребление. Тем самым, кстати, не позволило ему упасть еще ниже. Отсюда, в принципе, и возникли разрывы между расходами и доходами.

Если люди не ждут особого роста своих доходов в ближайшем будущем, они всячески стараются обезопасить то, что уже имеют

​– Общий объем рублевых частных вкладов в российских банках почти непрерывно растет, начиная с осени 2014 года. Тогда как доля таких вкладов в общей структуре накоплений населения практически не меняется и, по данным Росстата, составляет в них примерно 67–68%. Еще примерно 21% приходится на долю наличных рублей, которыми располагают домохозяйства, и около 12% – разного рода ценные бумаги. Повторим, эти оценки не учитывают валютную составляющую частных сбережений – как валютные вклады, так и наличную валюту на руках у населения.

На фоне роста массы рублевых вкладов общий объем потребительских кредитов практически не меняется: после небольшого роста осенью-зимой он снизился теперь до уровня августа прошлого года. Другими словами, рубли несут в банки, по понятным причинам избегая при этом новых кредитов. Это ли не проявление сберегательной модели поведения населения, о переходе к которой говорит теперь Министерство экономического развития?..

– Значительную роль сыграли факторы, связанные с колебаниями курса рубля. Особенно явно это проявилось в марте 2015 года, а также с июля по сентябрь. Население стремилось не просто сберегать, но одновременно и избегать рисков, связанных с обесценением своих сбережений. То есть, если люди не ждут особого роста своих доходов в ближайшем будущем, они всячески стараются обезопасить то, что имеют. Естественно, это связано с инфляционными ожиданиями. Ну, а сами инфляционные ожидания усиливались как раз колебаниями рубля.

Другими словами, некий процесс “нащупывания дна” в спаде личного потребления в России все еще продолжается

– ​… и, чтобы обезопасить сбережения, люди покупали валюту. Причем интересно, как менялась доля затрат на эти покупки. Очередного пика она достигла в октябре прошлого года – тогда на покупку валюты россияне потратили 8,6% всех своих текущих доходов, то есть почти 9 рублей из каждой сотни полученных. К маю доля этих расходов сократилась более чем вдвое – до 3,7%, после чего вновь начала расти. В августе, когда рубль переживал новую волну спада, на покупку валюты население потратило уже 4,9% своих доходов, а в сентябре – 4,7%, почти как в апреле...

Для сравнения: на оплату товаров российские домохозяйства потратили в сентябре 57,5% своих текущих доходов, на оплату услуг – 15,6%, на разного рода обязательные платежи и взносы – 11,1%.

– Население наращивало “чистые запасы” наличной валюты через обменные пункты. Это было характерно, в частности, как для третьего квартала, так и для февраля-марта 2015 года. То есть продажи валюты населением шли своим чередом, однако они были меньше, чем покупки им валюты для пополнения своих запасов. С этой же целью население несло деньги в банки на валютные вклады, даже несмотря на низкую их доходность. И в отдельные периоды “чистое” пополнение частных валютных вкладов в российских банках опережало пополнение вкладов рублевых. Так что в целом мы не считаем, что в этом проявлялось именно “сберегательное” поведение населения – оно было, скорее, смешанным. То есть здесь присутствовал очень сильный фактор защиты своих сбережений от рисков как инфляции, так и колебаний курса.

– Но динамика такого поведения населения традиционно завязана именно на колебания курса: как только рубль начинает укрепляться, интерес к валюте спадает…

– По нашим оценкам, “чистое” пополнение валютных депозитов населения, то есть с исключением самого фактора колебаний обменного курса, составило в первом квартале года 2,6% к уровню располагаемых доходов населения. А чистый прирост частных рублевых депозитов за это же время – лишь 0,5%. Во втором квартале картина, понятно, изменилась, что было связано с укреплением рубля. Пополнение валютных депозитов сократилось вдвое – до 1,3% располагаемых доходов, тогда как по рублевым вкладам эта доля выросла до 5,5%. Вот на таких данных мы и могли бы говорить о “сберегательной” модели поведения населения, то есть именно во втором квартале 2015 года. Но уже в третьем квартале ситуация вновь изменилась: прирост по валютным депозитам остался таким же – 1,3%, но зато прирост по рублевым вкладам к общим располагаемым доходам населения рухнул более чем вдвое – до 2,3%.

В третьем квартале среднемесячные темпы снижения реальных зарплат оказались в шесть раз большими, чем во втором

​– Соответственно менялась и сама доля валютных депозитов в общей сумме частных вкладов в российских банках – то увеличиваясь, то сокращаясь…

– Сейчас их доля составляет около 29%. Тогда как во втором квартале она снижалась до 24-26%. И в начале года, напомним, доля валютных вкладов также составляла около 26%. Так что поведение населения в части валютных депозитов, на наш взгляд, сильно отличалось от модели простого “сберегательного поведения”, которое было бы нацелено просто на защиту части доходов от инфляции. Здесь шли гораздо более сложные процессы…

– И в них, видимо, не нашлось места потребительским кредитам, коль скоро общий их объем в стране с начала года из месяца в месяц сокращался. В июле-августе наметился было небольшой рост, но в сентябре, по данным Банка России, он вновь сменился спадом…

– Частным заемщикам предстояло погашать ранее взятые кредиты, однако в условиях падения зарплат и доходов обслуживать долги, понятно, труднее. Частично использовались приемы перекредитования, однако эти возможности быстро иссякли, и в итоге в течение 2015 года шло в основном чистое погашение потребительских кредитов. Население было больше озабочено тем, чтобы часть располагаемых доходов направлять либо на дополнительное потребление товаров, в чем проявляется и озабоченность возможными инфляционными рисками, либо на пополнение своих валютных накоплений. Вот что становилось приоритетным. Соответственно, потребительские кредиты не смогли сдержать спада торговли. И только в августе-сентябре наметились некие признаки возможного некоторого оживления спроса на потребительские кредиты.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG