Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Босния и Герцеговина: два десятилетия без войны и мира


Через 20 лет после войны люди не обращают внимания на следы от разрыва снарядов. Сараево, ноябрь 2015 года

Через 20 лет после войны люди не обращают внимания на следы от разрыва снарядов. Сараево, ноябрь 2015 года

Двадцатилетие Дейтона – это не праздник, это годовщина окончания конфликта, у которого нет единой истории и победителей

Сегодня отмечается 20-летие Дейтонского соглашения, положившего конец войне в Боснии и Герцеговине (1992–1995) - самому кровавому и продолжительному конфликту, сопровождавшему распад бывшей Югославии. В БиГ погибли около 100 тысяч человек, и два миллиона, то есть половина населения страны, стали беженцами. Судьба как минимум 7 тысяч человек по-прежнему не установлена из-за нехватки информации о захоронениях. Сотни тысяч человек так и не вернулись на Балканы.

Многие боснийские деятели, включая нескольких министров и мэра Сараево Иво Комшича, участвовавшего 20 лет назад в мирных переговорах, улетели на этой неделе в США. Основные мероприятия, связанные с 20-й годовщиной окончания войны, проходят в Дейтоне (штат Огайо). Именно там, на военной базе Райт-Паттерсон, лидер боснийских мусульман Алия Изетбегович, президент Сербии Слободан Милошевич и президент Хорватии Франьо Туджман парафировали 21 ноября 1995 года мирное соглашение, определившее послевоенное устройство БиГ.

В Сараево организацией торжеств занимается американское посольство. Накануне в боснийскую столицу прибыла делегация американских конгрессменов, включая бывшего мэра Дейтона, министр культуры Италии и другие политики. После официальных речей в Национальном музее оставят капсулу с пожеланиями боснийских граждан на ближайшие двадцать лет. К слову, двери этого музея, пережившего три войны, в последние годы оставались закрытыми для посетителей - из-за отсутствия денег на его содержание. Споры о статусе этого и нескольких других уникальных культурных учреждений продолжались все послевоенное 20-летие.

Вечером в Национальном театре прозвучит Девятая симфония Бетховена. Дирижер Джанлуиджи Джельметти говорит, что «миром должны править братство и любовь», и именно такой сигнал будет послан сегодня из Сараево. «Учитывая невероятные события, происходящие сейчас в мире, этот концерт стал еще важнее. Неужели нам не хватило всех войн, которые мы пережили? Мы должны остановить зло», - говорит маэстро.

Джельметти пришлось репетировать в день траура. Вчера в Боснии хоронили двух военнослужащих – мусульманина и серба, которых застрелил из автомата сторонник радикальных взглядов, совершивший спустя несколько часов самоубийство. Некоторые местные политики расценили этот теракт как выстрел в совместную жизнь боснийских народов, пытающихся примириться после гражданской войны. Тема терроризма в последние дни на Балканах стала одной из главных на фоне сообщений об угрозе и повышенных мерах безопасности. Интернет полон эмоциональных оценок, свидетельствующих о межэтнической вражде и усиливающемся страхе.

Траур по погибшим солдатам и объявленный за несколько дней до этого траур в знак солидарности с Францией, где неделю назад произошли кровавые теракты, – одно из редких решений общенационального уровня в последние годы. Боснийские политические элиты и общество спустя 20 лет после войны остаются расколотыми. Здесь нет общих жертв и трагедий, нет общего гуманитарного пространства, нет совместных спортивных побед и праздников. Двадцать лет Дейтона – это тоже не праздник, это годовщина окончания конфликта, у которого нет единой истории и в котором нет победителей. Это прежде всего повод для политических споров и научных конференций, для написания новых книг и статей с попытками ответить на вопросы: кто больше виноват и что делать с неэффективной дейтонской системой.

В Боснии никто не отрицает, что Дейтон остановил убийства, военные преступления и массовые страдания, но, с другой стороны, жизнеспособное государство тут так и не возникло, чему мешают разделительные линии, узаконенные мирным соглашением. И если для одних Дейтон это «бракованный товар, который следует вернуть», то другие все еще верят в потенциал этого соглашения, поскольку сами боснийские стороны еще долго не смогут придумать что-то лучше.

Министр иностранных дел Боснии и Герцеговины Игор Црнадак назвал Дейтонское соглашение одним из самых успешных мирных договоров, который смог обеспечить «баланс взглядов и амбиций» трех основных народов в БиГ - боснийских мусульман, сербов и хорватов. По его оценке, стране нужны серьезные и ответственные политики, которые смогут интегрировать страну в Евросоюз, сохранив при этом ее специфическое устройство. Босния и Герцеговина состоит из двух частей (энтитетов) – Республики Сербской и Федерации БиГ. По сути это союз двух территориальных образований, имеющих обособленное положение. Дипломат подчеркнул, что страна нуждается в экономических реформах и борьбе с коррупцией.

К слову, в коррупционных рейтингах БиГ занимает лидирующие позиции в регионе. То же относится и к безработице, которая достигает среди молодежи 60 процентов. Средняя зарплата сейчас составляет около 400 евро - не так уж и много для страны, в которой живут десятки миллиардеров. При этом здесь самая дорогая в Европе администрация, на содержание которой уходит почти половина ВВП. В стране с послевоенным населением 3,8 млн на благо народа трудятся 13 премьер-министров, около 200 министров и 700 парламентариев. Это еще один из рекордов Боснии и Герцеговины.

Сараево, ноябрь 2015 года

Сараево, ноябрь 2015 года

21 ноября жители Сараево проводят в повседневных заботах. Вопрос «будете ли вы отмечать 20-летие мирной жизни?» вызывает скорее тяжелые мысли. «Когда подписывали Дейтон, для меня самое главное было, чтобы закончилась война, ведь вся моя семья была в Сараево, - рассказывает Радио Свобода художница Снежана. – Сейчас, спустя много лет, мы уже не чувствуем, что наша жизнь под угрозой, но думаю, что многое нужно менять. Каждый день мы сталкивается с препятствиями в любых сферах, будь то здравоохранение или образование. У молодежи тут нет никакого будущего, многие уезжают на Запад. Здесь и так очень сложно найти работу, да еще при трудоустройстве могут потребовать документ о том, что вы не были осуждены за военные преступления, что просто абсурдно, если человек родился во время или после войны».

Предприниматель Ален вернулся в Сараево 12 лет назад и признает, что его надежды не сбылись. «Наши власти не принимают решений даже там, где это возможно и всячески избегают ответственности. Экономическая ситуация очень плохая. Здесь практически ничего не производится, почти все банки, которые здесь работают, - это филиалы иностранных банков, то же относится и к торговым центрам. Вывески выглядят по-европейски, но на самом деле тут почти нет местного капитала или это капитал крайне сомнительного происхождения. Гуляя по городу, может создаться впечатление, что все не так уж плохо, ведь все престижные кафе забиты. Но в них сидят одни и те же люди. Деньги есть у 10 процентов населения, а у 90 процентов их нет. Здесь нет среднего класса», - рассказывает Ален корреспонденту Радио Свобода.

Сегодняшняя Босния, по крайней мере внешне, очень отличается от той страны, которую можно было увидеть в середине 90-х. На улицах уже не встретишь миротворцев и военную технику. Из 60 тыс. военнослужащих, умиротворявших когда-то БиГ под командованием НАТО, осталось лишь 600 европейских солдат. В Сараево и других крупных городах почти не осталось развалин. На их месте выросли бизнес-центры, торговые комплексы или новые дома. Изрешеченные пулями фасады отделаны заново. Неконфликтны, на первый взгляд, и межнациональные отношения. Убийства и другие преступления на этнической почве здесь очень редки. Однако это не является свидетельством примирения: мусульмане, сербы и хорваты в основном живут изолированно друг от друга, предпочитая работу, учебу, общение и досуг в своей среде. Страх и недоверие по-прежнему сильны, во многих домах есть оружие. С боснийским паспортом можно находиться в странах ЕС без визы 90 дней, тысячи людей использовали эту возможность для того, чтобы наладить свою жизнь в Европе.

Государственные органы власти в Боснии очень слабы, а у местных элит, в которых основные позиции занимают националисты, сохраняются разные (порой диаметрально противоположные) взгляды на будущее страны – ее устройство и направление реформ. При этом мусульманские политики добиваются централизации, руководство боснийских сербов стремится сохранить максимальную автономию, либо получить независимость, а местные хорваты также настроены на обособление, считая, что их права нарушены.

Высокий представитель (международный администратор) Валентин Инцко напоминает, что в первые послевоенные годы было сделано немало для налаживания совместной жизни. Введены единая валюта и единые удостоверения личности, а также единые автомобильные номера, что позволило людям беспрепятственно передвигаться по стране - вне зависимости от их национальности и места проживания, создана единая армия, большинство граждан смогли вернуть свои дома и т.п. Однако для дальнейших реформ необходима политическая воля, которой нет у местных лидеров.

«Конституция БиГ не самая простая в мире, но при наличии доброй воли ее можно сделать работоспособной. Реформы остановились, потому что некоторые политические деятели заинтересованы в злоупотреблении системой, чтобы доказать, что она не может функционировать, а не в улучшении жизни граждан», - считает австрийский дипломат Инцко. Он верит, что путем диалога можно добиться изменений в лучшую сторону. Единственное, что не подлежит обсуждению – это суверенитет и территориальная целостность, напоминает он.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG