Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Турецкий фрукт к новогоднему столу


В 2014 году доля импорта в общем потреблении в России семечковых и косточковых фруктов превышала 60%.

В 2014 году доля импорта в общем потреблении в России семечковых и косточковых фруктов превышала 60%.

“Усиленный контроль” и “тотальные проверки” помогут ускорить сезонный рост цен на овощи-фрукты

На этот раз обошлось без эмбарго. Однако меры сельхознадзора, объявленные Россией в отношении продовольственного импорта из Турции, его, как минимум и мягко говоря, затруднят. На замещение таких объемов поставками из других стран уйдут месяцы, да и находятся они гораздо дальше от России.

За первые девять месяцев этого года общий объем импорта в Россию из Турции сократился на 39%, согласно данным Федеральной таможенной службы. В импорте продовольствия ее доля в прошлом году составила чуть более 4%. Однако по отдельным группам продовольственных товаров доля этих поставок в общем российском импорте по-прежнему очень велика. И объявленные теперь меры контроля могут ускорить традиционный предновогодний рост цен на овощи и фрукты, прогнозируют эксперты.

Елена Тюрина, директор Института аграрного маркетинга, Москва:

- Турция является поставщиком номер один томатов на российский рынок, в зимний период доля турецких томатов в общем объеме их импорта - порядка 40%. Вторая по значимости группа – цитрусовые, здесь доля Турции составляет 21%. И третья - косточковые фрукты, то есть персики, нектарины, абрикосы, слива… В общем объеме их импорта на долю поставок из Турции приходится 19,5%.

В прошлом году прирост цен на плодоовощную продукцию за период с октября по декабрь составил 50-70%.

Если общий импорт в Россию из Турции в этом году сократился чуть ли не наполовину, то как изменились объемы импорта продовольствия? По идее, они должны были заметно вырасти – в связи с продовольственным эмбарго, введенным Россией в отношении поставок из западных стран…

Елена Тюрина:

- Объемы импорта из Турции после введения эмбарго сократились, в среднем - на 15%. Прежде всего это касается томатов, огурцов. Дело в том, что в 2014-15 годах мы отмечаем рост инвестиций в производство тепличных овощей и фруктов на территории самой России. Объем прироста составляет порядка 350 тысяч тонн суммарно. Это как раз те объемы, на которые Россия сокращает объемы соответствующего импорта, в том числе из Турции. То есть здесь мы видим выраженную тенденцию импортозамещения.​

За месяц полностью изменить географию поставок, заключить контракты с новыми поставщиками будет крайне сложно.

Для сравнения, в 2014 году доля импорта в общем потреблении в России овощей, выращиваемых в теплицах, по оценкам Института аграрного маркетинга, составляла 45%, а объемы их ввоза превышали 1 млн тонн. Но это – овощи. Ни цитрусовые, ни косточковые фрукты в теплицах не выращивают, а ареалы их возможного внутреннего производства минимальны…

Елена Тюрина:

- Турция лидирует по объемам поставок цитрусовых в Россию. Но следом за ней в рейтинге поставщиков - Египет, Южная Африка, Марокко, Китай, Аргентина. То есть страны, в отношении которых эмбарго также не действует. Соответственно, они могут увеличить объемы своих поставок в Россию. Другое дело, что доставка обойдется заметно дороже, чем из Турции. Увеличение именно этих затрат и может стать причиной роста внутренних цен как на цитрусовые, так и на косточковые фрукты.

По вашим прогнозам, какое ускорение их роста можно предположить теперь, когда весь продовольственный импорт из Турции подпадает, как было заявлено, под “усиленный контроль” и “тотальные проверки” со стороны российских органов сельхознадзора?

Елена Тюрина:

- С приближением новогодних праздников у нас традиционно отмечается сезонное повышение цен, связанное с ростом спроса населения на все виды продовольствия. Например, в прошлом году прирост цен на плодоовощную продукцию за период с октября по декабрь составил 50-70%. Но тогда проявились как введение продовольственного эмбарго, так и девальвация рубля. В этом году мы еще недавно прогнозировали меньшие темпы роста цен за тот же период - порядка 30-40%. Теперь же возникают новые обстоятельства. Я уверена, что за месяц полностью изменить географию поставок, заключить контракты с новыми поставщиками будет крайне сложно. То есть введение дополнительных проверок и сокращение объемов ввоза может привести к временному росту цен до конца года не на 30-40%, а уже на 50-60% - на те овощи и фрукты, которые мы импортируем из Турции. Это прежде всего томаты, цитрусовые и косточковые.

Увеличение именно этих затрат и может стать причиной роста внутренних цен как на цитрусовые, так и на косточковые фрукты.

И еще об одной категории продовольствия, которое Россия частично импортирует из Турции – мясо птицы. Собственно, с него и начались на этой неделе заявления российских органов сельхознадзора. Уже наутро после того, как Турция сбила российский бомбардировщик, Россельхознадзор объявил, что с 1 декабря вводит “временные ограничения” на поставки курятины с одного из турецких предприятий. Проходит три часа и появляется новое сообщение: “выявлены нарушения ветеринарных требований при ввозе из Турции через порт Балтийск 162 тонн куриного мяса”.

Напомним, именно в этом сегменте российского мясного рынка прирост внутреннего производства в последние годы был особенно заметным. Что объясняется, в первую очередь, самым коротким в отрасли периодом окупаемости инвестиций. Здесь он может составлять всего от шести месяцев до полутора-двух лет, тогда как в производстве свинины – от трех до пяти лет, говядины – от семи до десяти лет и даже более.

Собственно, доля импорта в общем объеме внутреннего потребления мяса птицы еще до введения в прошлом году Россией продовольственного эмбарго едва превышала 10%...

Даниил Хотько, аналитик Института конъюнктуры аграрного рынка, Москва:

- До 2014 года Турция фактически не была представлена на российском мясном рынке, и лишь с августа 2014 года начала поставки мяса птицы. Их значимость невелика. За десять месяцев 2015 года в Россию было в целом ввезено 200 тысяч тонн мяса птицы. Из них почти половину обеспечили поставщики из Белоруссии, еще около 40% пришлось на компании из Бразилии. Соответственно, доля поставок из Турции, хотя они и занимают третье место по объемам в этом российском импорте, составила менее 10%. В целом же на долю импорта в этом году в России придется примерно 6-7% общего потребления мяса птицы.

Объемы импорта из Турции после введения эмбарго сократились, в среднем - на 15%.

А в каких-то других сегментах рынка мяса в России турецкие компании присутствуют?

Даниил Хотько:

- Да, есть еще один его сегмент, где Турция представлена, это рынок инкубационного яйца. В отличие от яйца столового, которое идет в пищу, такое яйцо закупается для последующего инкубирования с целью выращивания бройлера. Здесь зависимость России от импортных поставок значительно выше, чем по самому мясу птицы: в этом году их доля составит 25-30%, что весьма значимо. И в общем объеме этого импорта компании из Турции занимают примерно 2-3%. Такие объемы, если возникнет необходимость, будет нетрудно заместить дополнительными поставками из стран Европейского союза.

Разве они не подпали под действие общего российского эмбарго в отношении стран Евросоюза?

Даниил Хотько:

- Нет, поставки инкубационного яйца не подпали под эмбарго. Все-таки зависимость от импорта здесь слишком велика, и его практически на 95% составляют поставки из стран Евросоюза. Три крупнейших поставщика – это Нидерланды, Германия и Чехия.​

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG