Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Омоновец сказал: "Путин – это кошмар"


Задержание Сергея Митрохина на акции 12 декабря

Задержание Сергея Митрохина на акции 12 декабря

Сергей Митрохин и Георгий Сатаров о своем задержании на акции в защиту Конституции России

В Москве вечером в понедельник был задержан полицией главный редактор сайта "Ежедневный журнал" Александр Рыклин. Ему предъявлено обвинение по административной статье "неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции", Рыклину грозит до 15 суток ареста. Завтра в 10 часов утра, как ожидается, состоится суд по этому делу. Ранее "Ежедневный журнал" сообщил, что Рыклина ищет полиция в связи с его участием в акции на Пушкинской площади в День Конституции 12 декабря. Он был тогда задержан, однако впоследствии отпущен.​

Также в понедельник из отделения полиции "Мещанский" были освобождены активисты партии "Яблоко" Станислав Белянский и Григорий Семенов, задержанные 12 декабря в Москве на той же акции в защиту Конституции России. Тверской суд вернул их административные дела на доработку в правоохранительные органы. В субботу, в День Конституции России, Белянский и Семенов вместе с другими активистами проводили одиночные пикеты на Пушкинской площади. Они, сменяя друг друга, стояли с плакатом, повторяющим лозунг, с которым советские диссиденты вышли на эту же площадь 50 лет назад, 5 декабря 1965 года: "Уважайте нашу Конституцию!" Всего на акции в защиту Конституции в Москве были задержаны 33 человека.

В субботу был задержан и лидер "Яблока" Сергей Митрохин. Он и еще четверо его соратников самовольно покинули отделение полиции "Тверское" спустя 6 часов после задержания - им не предъявили никаких обвинений, что должны были сделать по закону. Однако Митрохин позже вынужден был вернуться, так как полиция поставила ему условие – освобождение его советника Антона Антонова-Овсеенко в обмен на подписку Митрохина о явке в суд.

Вот как Сергей Митрохин описывает события на Пушкинской площади в День Конституции и свое задержание:

– Когда вы оказались в автозаке с другими задержанными, о чем вы там беседовали между собой, если смогли?

– Когда я оказался в автозаке, там была смешная ситуация. Вместе со мной оказались несколько человек. А после этого в автозак запихнули провокаторов из движения НОД (радикальное "народно-освободительное движение". – РС). И началась сначала перепалка между ними, а потом провокаторов кто-то попытался побить. Их быстро оттащила полиция. Но потом продолжалась перебранка между ними и людьми, которых задержали вместе с нами. А причина такой агрессии была очень простая. Эти люди сказали, что провокаторы на предыдущих митингах, каких-то выступлениях забросали их человеческими фекалиями, и к ним применялись всяческие эпитеты по этому поводу. Поэтому сначала была попытка драки, потом была перебранка, а потом долго шутили по поводу этих действий движения НОД, которое возглавляет видный экономист современности Федоров.

В 13 часов никакого нарушения в принципе не могло быть, потому что я стоял один

– Вы ожидали, что будет так много полиции?

– Мы ожидали, конечно, что будет много полиции. Но мы рассчитывали на проведение одиночных пикетов. Московская полиция, особенно ОВД "Тверское", давно приучена к этой форме протеста. Потому что мы проводим часто около Государственной Думы такие пикеты. Это их территория. Около мэрии Москвы, у Генпрокуратуры, у Совета Федерации. И поначалу действительно было очень нервозное отношение к этим пикетам. Но потом мы их приучили все-таки к тому, что это вполне законная форма протеста. Она не требует никаких уведомлений, согласований. И мы рассчитывали, что будет так и на этот раз. Действительно, почти час, с 12 до 13, мы простояли с этими плакатами, стараясь выдерживать расстояние. Но в 13 часов никакого нарушения в принципе не могло быть, потому что я стоял один. Уже даже не нужно было выдерживать 50 метров. Правда, эти самые провокаторы устроили свой пикет, недалеко от нас, кричали, что мы что-то нарушаем. Возможно, как раз их действия и послужили причиной задержания.

– В 13 часов вы стояли один. Ведь задумывался изначально марш с митингом на проспекте Сахарова. А почему на площадь пришло совсем немного людей?

– Мы проводили акцию в этот день исключительно в защиту Конституции. Поскольку это – День Конституции, наш главный лозунг был: "Уважайте нашу Конституцию". А марш его заявители планировали начать на 2 часа позже нашей акции. Мы, конечно, с ними договорились, что мы друг другу не мешаем, не пересекаемся. Желающие могут принять участие в нашей акции. Наши активисты "Яблока" могут принять участие потом в марше после нашей акции. Но это были два отдельных мероприятия. Поэтому нет никакого повода считать, что мы какую-то "массовку" взяли с этого марша. Люди стали подходить на марш, который не был санкционирован. Выходили из метро "Пушкинская", видели наш пикет, естественно, останавливались, естественно, интересовались. Прессы было много. Образовалось большое количество людей. Но это ни в коем случае не является поводом для пресечения одиночного пикета. Мало ли сколько людей просто ходят или стоят на улице. Если стоит один человек с плакатом, он стоит сам по себе. Остальные не являются его партнерами по данному пикету. У полиции, видимо, были какие-то другие соображения. Конечно, самое печальное в этом всем, что все это происходило в День Конституции. Во-первых, нам отказали в нормальном коллективном пикете в День Конституции, нарушив ее 31-ю статью, а потом еще непосредственно в момент проведения пикета грубо его разогнали.​

– А кто из ваших соратников пострадал больше всего?

– Больше меня пострадал Антонов-Овсеенко. Была такая ситуация, когда мы просидели в ОВД "Тверское" уже более 6 часов. Известно, что через 3 часа нам должны были либо предъявить обвинения, либо отпустить, но не сделали ни того, ни другого. Поэтому мы, пять человек, просто ушли из отделения, покинули его самовольно, но в строгом соответствии закону, поскольку не получили никакого обвинения. Антонову-Овсеенко не удалось уйти с нами, поскольку в это время его допрашивали. Потом мне пришлось еще раз возвращаться в ОВД. И была заключена сделка, что я подписываю все бумаги по своему содержанию, а в обмен на это отпускают Антонова-Овсеенко. В этом смысле он пострадал больше, чем я, потому что дольше находился в отделении. Но больше всего пострадали еще два наших члена партии – Григорий Семенов и Станислав Белявский. Они пострадали больше всего, потому что просидели минимум на сутки больше нас, если не больше. Сейчас идут суды. Я не исключаю, что кому-то из задержанных могут присудить срок заключения до 14 суток, поскольку нам вменяются две статьи. Одна из них, 19.3 – неповиновение законным требованиям сотрудников полиции. Написаны сфальсифицированные протоколы. Мне приписывают плакаты, которых я не держал, выкрикивание лозунгов, чего я не делал. Вначале вообще написали, что я три плаката одновременно держал. В общем, как всегда под копирку полицейский абсурд рассмотрит суд. Я надеюсь, что все-таки суд будет объективным и никого не посадит.

– После того, что случилось, после осуждения Ильдара Дадина, вам не кажется уже неизбежным то, что вы долго не сможете проводить какие бы то ни было уличные акции? Даже в виде одиночных пикетов?

– Сопротивляться надо до конца. Любую возможность, любую щель или прореху в законодательстве, которое сегодня состоит из плотно завинченных гаек, надо использовать. Потому что просто опустить руки и сидеть по квартирам, по домам – это значит окончательно расписаться в своей беспомощности и позволить власти делать все, что она хочет. Я считаю, что это – неправильный путь. Конечно, надо также юридическими методами пытаться обжаловать весь этот произвол и беспредел, который творится. Мы этим собираемся заниматься тоже, – подчеркивает Сергей Митрохин.

Среди задержанных на Пушкинской площади 12 декабря был президент фонда ИНДЕМ Георгий Сатаров:

Омоновец мне сказал на прощание: "Я разговаривать с вами начал, потому что я считаю, что Путин – это кошмар. При нем никакого порядка в стране не будет"

– Вы один из авторов Конституции России. Это подчеркивали все, кто писал о вашем задержании. Могу я вас попросить описать свои чувства, когда вас задерживали в День Конституции?

– Я один из многих участников Конституционного совещания, не более того. Есть люди, которые в гораздо большей степени заслуживают гордое звание автора российской Конституции. По поводу этих самых чувств. Я человек с богатой фантазией. И какие-то серьезные ситуации моделирую заранее. Поэтому никаких особых эмоций не было. Я воспринял это совершенно спокойно. И надо сказать, этот небольшой опыт был для меня интересен и полезен. Я хорошо пообщался с омоновцами в двух автозаках, продуктивно.

– А вы сидели в том же автозаке, где был и Сергей Митрохин? Он сказал, что внутри этого автобуса произошла драка с какими-то провокаторами...

– У меня такое ощущение, что их подсаживают. Потому что у нас тоже сидели две нодовки (члены радикального "национально- освободительного движения". – РС), которые пытались какой-то базар завязать. Их потом, естественно, когда мы приехали, быстро отпустили. Но я был в другом автобусе.

Георгий Сатаров

Георгий Сатаров

– Вы сказали, что вы продуктивно побеседовали с омоновцами. О чем?

– Омоновцы, с которыми я общался сначала в одном, а потом в другом автозаке, обсуждали с нами политическую ситуацию и наши действия. Вот, например, первый вопрос был: "А почему вы фотографируете?" Я говорю: "Понятно почему, чтобы вывесить это в интернет, чтобы много людей увидели, что, несмотря на ваше присутствие, многие сюда пришли и выражают свою политическую позицию". А дальше пошло-поехало. Но мы с первым не успели договорить, потому что нас начали переводить в другой автозак – меня и Сашу Рыклина. И он мне сказал на прощание: "Я разговаривать с вами начал, потому что я считаю, что Путин – это кошмар. При нем никакого порядка в стране не будет". А потом был разговор с другим в другой машине. И то же самое, он считает, что мы по одну сторону все – и они, и мы. Просто у них, к сожалению, "работа такая". Вот так это примерно выглядело.

– Они откровенничать с вами не боялись? Разговор был не с роботом, а с живым человеком…

– Абсолютно с живым. Они не только нас не боялись, но и своих коллег.

Работа Навального, который не может баллотироваться от этой демократической оппозиции, это пример очень серьезного политического долгосрочного вложения

– Если вернуться к поводу, по которому была акция 12 декабря, проблемы России в несовершенстве Конституции, в ее несоблюдении или в отсутствии достаточной политической культуры в стране, наплевательском отношении к законам или еще в чем-то?

– Я большой поклонник и сторонник нашего великого соотечественника профессора Калининградского университета Иммануила Канта, который в небольшом эссе ко всему миру написал, что любые реформы должны начинаться с реформы в головах. Конечно, проблема в головах граждан, прежде всего, это – первичная проблема.

– Мы с вами говорим за несколько дней до большой пресс-конференции президента России Владимира Путина. Если бы у вас была возможность задать ему прямой вопрос, о чем бы вы спросили?

– Я не вижу более бесполезного занятия, чем его о чем-то спрашивать. Если только попробовать поставить его в неловкое положение и так далее. Но какого-то политического, социального, информационного смысла в этом нет.

– В сентябре следующего года будут выборы в Государственную Думу России. Можно ли и нужно ли оппозиции сейчас объединять свои усилия накануне этих выборов?

– Часть демократической оппозиции уже предприняла некие усилия, и что-то получается. Но вот я, например, считаю, что работа Навального, который не может баллотироваться от этой демократической оппозиции, это пример очень серьезного политического долгосрочного вложения. Он чрезвычайно активен. Он работает на эту коалицию, в которой участвуют и его сторонники. Но он не работает при этом на себя. В данный момент он не стремится наращивать сиюминутный капитал. И это чрезвычайно серьезно. Это очень важный, на мой взгляд, пример – умение вложиться в долгосрочную серьезную перспективу. Поэтому я смотрю на эту коалицию, может быть, еще недостаточно полную, возможно, она еще пополнится за это время, как на очень серьезное продвижение. Безусловно, нужно идти на эти выборы. Безусловно, у нас и у тех, кто идет на эти выборы, и у граждан, я полагаю, это – последний шанс попытаться легальными средствами начать сдвигать ситуацию в другую сторону, – полагает Георгий Сатаров.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG