Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В программе Александра Подрабинека "Дежавю" – Дмитрий Быков, Михаил Касьянов, Андрей Пионтковский, Виктор Шендерович

Александр Подрабинек: Политический прогноз – дело неблагодарное, но заманчивое. Политологи и гадалки обожают делать прогнозы. Все равно к наступлению обозначенной даты обычно все забывается, и события развиваются совсем не так, как было предсказано. А если уж они сбываются, то счастливые предсказатели спешат напомнить о себе городу и миру.

Я тоже не удержался от соблазна и под конец уходящего 2015 года попытался представить себе, что год грядущий нам готовит.

Говорят, Россия – страна с непредсказуемой историей. А еще много разговоров о дураках и дорогах, о национальном виде спорта "хождение по граблям" и о нашем счастливом будущем, которое страшнее нашего самого жуткого прошлого.

В хорошее верится с трудом. И это не потому, что мы такие мрачные, капризные или недоверчивые. Просто жизненный опыт учит нас, что на исторических развилках из всех возможных путей мы чаще всего выбираем наихудший.

Политологи и гадалки обожают делать прогнозы

Писатель и публицист Виктор Шендерович вообще не видит хорошего выхода из нынешней ситуации.

Виктор Шендерович: О хорошем сценарии, я думаю, говорить не приходится. Из той позиции, в которой оказалось российское общество и российская власть, хороших выходов просто нет, есть плохой, очень плохой и катастрофический. Катастрофический, понятно – это гражданская война, распад, стенка на стенку и обрушение инфраструктуры. Но, к сожалению, это не самое плохое, что может случиться. У меня есть ощущение, что они будут держаться у власти до последнего, а значит, у них нет никакого другого выбора, как у всех авторитарных режимов, кроме как завинчивать гайки и искать "крайних". Поскольку больше покупать лояльность населения не получится, бабло заканчивается, это означает, что инструментарий совсем простой: надо искать врагов, объяснять населению, почему ему плохо. Наиболее очевидный вариант на 2016 год, как мне кажется, – это усиление репрессий на фоне обрушения экономики.

Александр Подрабинек: Лидер Партии народной свободы Михаил Касьянов не столь пессимистичен, но с грустью констатирует, что власть довела страну до ручки.

Развивающийся кризис уже не позволяет нынешней власти демонстрировать ту же самую уверенность, жить вольготно

Михаил Касьянов: В 2016 году, безусловно, наступает перекресток. Больше всего это зависит от власти – власть подходит к перекрестку, поскольку развивающийся кризис уже не позволяет нынешней власти демонстрировать ту же самую уверенность, жить вольготно, разбрасываться деньгами, не проводя никаких реформ, не улучшая никакие институты, а просто раздавая деньги. Нефтяные деньги закончились, оставшиеся резервы в этом году профинансируют дефицит бюджета, такой, как требовал Путин, не больше 3% ВВП, – он будет, конечно, больше, к концу года эти резервы будут исчерпаны.

Александр Подрабинек: Ведущий научный сотрудник Института системного анализа, публицист Андрей Пионтковский считает, что нынешний политический режим в России твердо шагает от авторитаризма к тоталитарному строю. Остановить это движение сможет, как говорит Пионтковский, только внешнеполитическое поражение.

Такие режимы уходят только в результате внешнеполитических поражений

Андрей Пионтковский: Михаил Борисович Ходорковский недавно призывал к революции и даже обещал ее возглавить: мы сами тут не справляемся, он знает, как ее сделать. Этот режим зашел уже настолько далеко на пути от авторитарного к тоталитарному, что такие режимы уходят только в результате внешнеполитических поражений. Кстати, это всегда было в истории России, начиная с Крымской войны, поражения Советского Союза в холодной войне и так далее. Нанести это внешнеполитическое поражение путинскому режиму Запад может очень легко, без всякого применения военной силы, чисто экономическими методами, причем личного характера. Ведь сколько раз американцы на самом высоком уровне, руководители финансовой разведки хвастались, что им известны все счета, бенефициаром которых является Путин и другие бывшие руководители государства. Но эти счета до сих пор не заморожены, не арестованы.

Александр Подрабинек: Между возможностью и результатом огромная пропасть. Свободолюбивый Запад не спешит выкладывать козыри, надеясь выгодно сыграть в Сирии, используя Россию в качестве партнера.

Вопрос стоит так: кто уйдет первым – Путин или Россия?

Андрей Пионтковский: Фактически сложился рабочий геополитический финансовый треугольник – Асад, Путин, ИГИЛ. И в этой ситуации болван Керри продолжает все время блеять о каких-то общих задачах, о конструктивной роли России, об антигитлеровской коалиции. Какая к черту коалиция, когда Москва играет совершенно на другой стороне?

Андрей Пионтковский

Андрей Пионтковский

Все это можно остановить очень быстро, и можно полностью остановить Путина. У него нет на руках никаких карт, он, как авантюрист, играющий в покер, прибегает к ядерному шантажу именно потому, что ему можно нанести совершенно явное для российских обывателей и для так называемой российской элиты внешнеполитическое поражение, которое приведет к его уходу от власти. Я не говорю, что после этого в России наступит благоденствие, но пока он не уйдет, Россия будет скатываться к полной маргинализации. Если говорить о 2016 годе, то вопрос стоит так: кто уйдет первым – Путин или Россия?

Александр Подрабинек: Кто еще лет пять-десять назад мог себе представить, что в 2015 году в России будут судить за стихи и сажать на три года за мирные одиночные пикеты? Нам не верится в плохое, потому что мы не хотим в это верить, хотя умом и понимаем его вероятную неизбежность.

С чем мы можем подойти к концу 2016 года? Это не очень жизнерадостный сценарий, но без самообмана.

Существенно ограничат свободу передвижения. Введут выездные визы или их аналог сначала для некоторых категорий населения: военнослужащих и работников правоохранительных органов, носителей государственных секретов.

Затем распространят это на лиц, имеющих судимость, правонарушения или непогашенные иски, на молодых людей призывного возраста, сотрудников негосударственных организаций, причисленных к "иностранным агентам".

По просьбам трудящихся вернут в правоприменительную практику смертную казнь. Сначала для террористов и серийных маньяков. Затем для коррупционеров. Общество встретит это благосклонно.

Когда приговоры к высшей мере станут повседневностью, смертную казнь распространят на изменников родины, врагов народа и расхитителей государственного имущества.

Кто еще лет пять-десять назад мог себе представить, что в 2015 году в России будут судить за стихи и сажать на три года за мирные одиночные пикеты?

После отказа исполнять некоторые решения Европейского суда по правам человека и первых смертных приговоров Россия отзовет своего представителя в Европейском суде и заморозит свое участие в Совете Европы.

Введут уголовную ответственность за любые несогласованные с властью уличные акции.

Для адвокатов введут специальный допуск к политическим делам. Допуск будет выдаваться министерством юстиции по согласованию с ФСБ.

Введут жесткое государственное регулирование розничных цен. Сначала – на продукты и товары первой необходимости, а по мере нарастания товарного дефицита – на всю розничную продажу.

Гражданам запретят иметь счета в зарубежных банках. Внутри страны запретят свободный обмен валюты.

Работающим пенсионерам перестанут платить пенсии. Индексация пенсий с учетом инфляции станет символической или ее отменят вовсе.

Поднимут большинство налогов и государственных сборов. Введут новые налоги.

Во всех школах сделают обязательными молодежные организации по типу пионерских и комсомольских.

Во внешней политике главным аргументом станет ядерное оружие и угроза его применения

Введут обязательную предварительную цензуру. Сначала для СМИ с иностранным финансированием или имеющих предупреждения от Роскомнадзора. Затем цензуру распространят на все средства массовой информации.

Присоединят к Российской Федерации Южную Осетию и Приднестровье.

Во внешней политике главным аргументом станет ядерное оружие и угроза его применения.

Начнут процедуру принятия новой Конституции, в которой будет закреплена ведущая роль государственной идеологии и православия.

Что и говорить, невеселый сценарий. Впрочем, гости нашей передачи по-разному оценивают вероятность такого развития событий. Возможно ли введение выездных виз?

Виктор Шендерович

Виктор Шендерович

Виктор Шендерович: Я думаю, 50 на 50 к концу года, если все пойдет так, как идет сейчас. Они продолжат сворачивать гражданские свободы, и это совершенно не исключено.

Александр Подрабинек: Михаил Касьянов более оптимистичен.

Михаил Касьянов: Пока, думаю, власти до этого еще не дошли. Конечно, ситуация может меняться быстро, но я думаю, что в 2016 году этого не будет.

Александр Подрабинек: Возвращение в этом году смертной казни в нашу жизнь кажется невероятным и Шендеровичу, и Касьянову.

Думаю, смертную казнь они не возвратят

Виктор Шендерович: Думаю, смертную казнь они не возвратят.

Михаил Касьянов: Дискуссия может продолжаться в рамках негативного или жесткого сценария нынешней власти, чтобы нагнетать напряжение, но думаю, что такие законы в этом году не будут приняты.

Александр Подрабинек: Возможен ли выход России из Совета Европы?

Михаил Касьянов: Теоретически возможен. Этот вопрос очень чувствительный. Я думаю, что в январе делегацию не вернут в Страсбург. Могут выйти из Совета Европы, от этого будет зависеть и дальнейшее решение по восстановлению смертной казни, и это вообще трагичная ситуация для всей страны.

Виктор Шендерович: Я думаю, что вероятность выхода из Совета Европы – 50 на 50.

Александр Подрабинек: Что будет происходить в 2016 году со свободой манифестаций?

Виктор Шендерович: Мы уже видим – ответ на этот вопрос называется "Ильдар Дадин". Не манифестация, не массовый митинг, а выход с одиночным пикетом – три года лагерей.

Александр Подрабинек: Михаил Касьянов надеется, что в этом году граждане России осознают свое положение и начнут отстаивать свои права.

В этом году протестное движение вновь поднимется, и мы все-таки сможем добиться от власти позитивных изменений

Михаил Касьянов: Я рассчитываю, что в этом году граждане начнут осознавать реальные причины их проблем и использовать конституционное право на защиту своих конституционных прав, разных прав, таких, как свободные выборы, право на независимую судебную систему, на свободную прессу и так далее. Рассчитываю, что в этом году протестное движение вновь поднимется, и мы с гражданами, которые занимают активную позицию, все-таки сможем добиться от власти позитивных изменений, расслабления ситуации. Власть не может ничего сделать, она может только расслабить ситуацию. Позитивность несем мы.

Александр Подрабинек: Усиление репрессий может вызвать обратную реакцию. Поэт Дмитрий Быков считает, что попытки закрутить гайки ничем хорошим для власти не закончатся.

Дмитрий Быков: Попытки завернуть гайки окончательно, запретить выезд, потребовать, чтобы все работали по специальности и так далее, приведут к бешеному росту альтернативных схем и к постепенному исчезновению этого руководства. Мы просто поймем, что оно ничем не управляет, вот и все.

Прежде чем это руководство исчезнет, оно еще успеет наломать дров

Александр Подрабинек: Однако прежде чем это руководство исчезнет, оно еще успеет наломать дров. И это может коснуться каждого жителя страны, его социальных и экономических прав и свобод.

Запретят ли гражданам России иметь счета в зарубежных банках?

Виктор Шендерович: Я полагаю, что запрет счетов в иностранных банках вполне возможен.

Михаил Касьянов

Михаил Касьянов

Михаил Касьянов: Может снова быть валютное регулирование, валютный контроль. Это означает, что граждане не смогут переводить свои средства за рубеж, приобретая там что-то или помогая своим родственникам.

Александр Подрабинек: Запретят ли покупку и продажу валюты внутри страны?

Михаил Касьянов: В этом году, думаю, нет. У нас нет продажи за валюту, покупка самой валюты гражданами, конечно, будет оставаться. Ее вывоз за рубеж легальным способом… Мне кажется, есть серьезный шанс, что в 2016 году это может случиться.

Виктор Шендерович: Запрет свободного хождения валюты, я думаю, маловероятен. Это означает очень серьезный коллапс для них самих.

Александр Подрабинек: Возможность введения государственного регулирования цен Виктор Шендерович допускает.

Виктор Шендерович: Не исключено, что при экономической катастрофе они успеют уже к 2017 году начать регулировать цены.

Александр Подрабинек: Возможно ли введение новых налогов?

Страна вошла в период выживания, власть не знает, что ей делать

Михаил Касьянов: Это возможно. Мы видим разные придумки уже два или три года: отбирают пенсионные накопления, замораживают, теперь дальнобойщиков решили подобрать, подняли часть налогов нефтяникам… Бюджет этого года был сформирован только благодаря поднятию налогов на нефтяной сектор – это означает, что отобрали последний источник инвестиций. Значит, будет падение добычи, и это замкнутый круг, власть сама пилит сук, на котором сидит. Эти проблемы нарастают, и будут нарастать. Разные сборы и поборы, которые являются системой налогообложения, но принимаются разными правительственными решениями, а не законом, как положено, они не системные, это просто латание дыр. Страна вошла в период выживания, власть не знает, что ей делать. Они видят, что идут в тупик, просто находятся в состоянии самовыживания.

Александр Подрабинек: Права российских граждан нынешняя власть ограничивает и сейчас. Однако ей гораздо комфортнее делать это в отсутствие критики, при удобной для себя конституции, а еще лучше – в состоянии непрерывной военной угрозы. Тут уж все средства хороши.

Что думают об этом гости нашей передачи? Возможно ли установление в стране легальной предварительной цензуры?

Михаил Касьянов: Усиление цензуры без институтов возможно. Я думаю, что к этому идет практически каждый день. Но превращения этого в легальный способ контроля, скорей всего, не произойдет, до этого власть не дошла.

Александр Подрабинек: Виктор Шендерович считает, что об этом уже поздно говорить.

Цензура уже существует. Вопрос о цензуре в России запоздал лет на 15

Виктор Шендерович: Цензура уже существует. Вопрос о цензуре в России запоздал лет на 15.

Александр Подрабинек: Будет ли конституция наполняться новым идеологическим содержанием? Дмитрий Быков полагает, что менять конституцию не будут.

Дмитрий Быков: А зачем менять конституцию, когда проще ее нарушить? Сейчас власть идет по линии минимального сопротивления. Зачем ее принимать? Проще извратить старую.

Александр Подрабинек: Примерно того же мнения в отношении конституции придерживается и Виктор Шендерович.

Виктор Шендерович: Принятие новой конституции с каким-то идеологическим чекистским наполнением маловероятно. Они будут все-таки пытаться делать вид, что они – цивилизованная страна. Но их возможности в этом смысле очень ограничены.

Выходом из этого нестерпимого положения может послужить война

Александр Подрабинек: Представления о цивилизованной стране с какой-никакой, но все же конституцией, входят в явное противоречие с насущными потребностями российской властной верхушки. Выходом из этого нестерпимого для нее положения может послужить война.

Это может быть маленькая война с заведомо слабым противником или угроза большой войны со всем миром. Тем более что кремлевским политикам есть чем угрожать – ядерные арсеналы, как они уверяют всех чуть ли не каждый день, в полной боевой готовности.

Ядерный шантаж стал центральным элементом российской внешней политики

Андрей Пионтковский: Ядерный шантаж стал центральным элементом российской внешней политики. И это очень опасно. Путин играет с Западом не в шахматы, а в покер, он повышает ставки и угрожает сорвать банк с ядерным оружием. Лидер ядерной державы, угрожающий применить ядерное оружие не для защиты своего отечества в критический момент, а для реализации какой-то мелкой геополитической цели, например, для защиты какого-нибудь преступника Асада, – это, по существу, глобальный террорист. Либо он просто безумец-шахид, готовый умереть вместе с миллионами людей, либо он наглый террорист-шантажист, который требует от партнеров, от соседей каких-то серьезных геополитических уступок, отступления – или он применит ядерное оружие. Это очень опасно.

Александр Подрабинек: На самом деле все может быть не так уж и плохо. Ведь этот сценарий у судьбы не единственный – есть и хороший. Кто сказал, что Россия непременно должна идти по трагическому пути?

Дмитрий Быков, например, считает, что наступивший год будет веселым.

Дмитрий Быков: Мне кажется, что нас ожидает год интересный, веселый и неожиданный.

Александр Подрабинек: Михаил Касьянов допускает, что события наступившего года будут развиваться в России по позитивному сценарию.

Отдать всю территорию, всю границу под контроль украинских властей

Михаил Касьянов: Другой сценарий – начало расслабления ситуации. По первому сценарию, при продолжении закручивания гаек, это переход к дальнейшим репрессиям. Но в послании, которое было в конце года, Путин намекнул, что в следующем году выборы, и "мы за честные свободные выборы, чтобы была политическая конкуренция, все было хорошо". Это как раз намек на второй путь, который предусматривает, прежде всего, завершение всей авантюры на Донбассе, а это означает снятие санкций, ведь Евросоюз и Америка обещали это сделать, как только все это будет прекращено.

Отдать всю территорию, всю границу под контроль украинских властей. Конечно, это начало разговора или намек на разговор по Крыму, к чему Путин не готов, конечно, и даже не предполагает ни в каком ужасном сне, что такое может стать в повестку дня.

И, конечно, это выборы в Государственную думу. Это серьезный позитивный сценарий, он может быть позитивным, если выборы будут действительно с политической конкуренцией, если они будут справедливыми и честными.

Александр Подрабинек: У Дмитрия Быкова для России на 2016 год есть хороший сценарий, в который он не верит, и очень хороший, в который верит.

Россия – очень точно самоуправляющаяся страна. Когда дело подходит к гибельному рубежу, она очень быстро регулирует сама себя

Дмитрий Быков: Как мы все понимаем, хороший – это мирные перемены, то есть осторожный выход из Сирии, попытка наладить отношения с Украиной, прекращение внутренних репрессий. Это хороший сценарий, в него я не верю.

Дмитрий Быков

Дмитрий Быков

А есть второй сценарий, он очень хороший. Паллиативные меры не проходят, а проходят радикальные, и в результате думские выборы становятся сенсационными по прорыву оппозиции. Этот год создает всю базу для того, чтобы в 2018-м спокойно выбрать нормального президента. Это очень хороший сценарий, я в него верю, потому что по моим ощущениям Россия – очень точно самоуправляющаяся страна. Когда дело подходит к концу, к гибельному рубежу, она очень быстро регулирует сама себя. Я вполне допускаю, что в России в 2016-17 годах произойдут мирные перемены по образцу либеральной буржуазной революции февраля 1917 года. А на подходе к октябрю мы успеем остановиться.

Александр Подрабинек: Политики, публицисты, да и писатели больше полагаются на свои аналитические способности. Поэты опираются на интуицию. И еще неизвестно, кто чаще бывает прав.

Я вполне допускаю, что в России в 2016-17 годах произойдут мирные перемены по образцу либеральной буржуазной революции февраля 1917 года

Дмитрий Быков: Главное, есть абсолютное оттеснение оппозиции от политической жизни, тенденция запретов, телевизионной клеветы и так далее. Все это будет откатываться. Мне представляется, что народу все это надоело. Я не знаю, догадаются наверху или им постучат снизу, но мне кажется, что 2016 год будет годом либерализации. Этой либерализации окажется недостаточно, и в результате в 2017 году все произойдет точно так же, как было в феврале сто лет назад. Но в любом случае 2016 год будет концом ура-патриотического, гнилопатриотического накачанного экстаза – это, по-моему, прекратится. Не знаю, почему, но у меня есть иррациональное чувство, что это кончится.

Александр Подрабинек: Действительно, разве невозможно, чтобы в головах самых высокопоставленных персон разум вдруг возобладал над великодержавными амбициями, глупой спесью и неудержимой жаждой обогащения? Все возможно, Россия – страна чудес.

Осознав, что разумные и взвешенные решения могут быть приняты только в обстановке политической конкуренции, власти прекратят оказывать давление на СМИ и разрешат политические дискуссии на федеральных телеканалах.

Все возможно, Россия – страна чудес

Под напором общественного мнения обеспечат уведомительный порядок проведения уличных манифестаций. Конституционный суд, почувствовав себя в безопасности, отменит закон, по которому можно посадить в тюрьму за четыре одиночных пикета.

Председатель Конституционного суда Валерий Зорькин срочно почувствует себя снова демократом и опять начнет учить всех демократическим процедурам. За ним, опасливо оглядываясь по сторонам, последуют и другие судьи.

Под разными предлогами освободят всех незаконно репрессированных политзаключенных. Закроют все следственные политические дела. Фигуранты списка Магнитского добровольно подадут в отставку, но это не спасет их в будущем от судебного преследования.

В крупных городах начнутся массовые митинги и демонстрации с требованиями перемен. Полиция будет брататься с оппозицией, а омоновцы будут объяснять, что никогда не хотели бить демонстрантов резиновыми дубинками по голове, но их заставляло начальство.

Правительство и президент откажутся от антизападной риторики. Россия прекратит оказывать поддержку диктаторскому режиму Башара Асада.

В Центральную избирательную комиссию введут представителей всех политических партий федерального уровня. Обновленный ЦИК зарегистрирует всех кандидатов на парламентских выборах 2016 года.

В крупных городах начнутся массовые митинги и демонстрации с требованиями перемен

Выборы будут честными и прозрачными, со свободной предвыборной агитацией и горячими дискуссиями на телевидении. Подсчет голосов будет публичным, с обязательной трансляцией в интернете и на телевидении.

Новая Государственная дума отменит решение об аннексии Крыма. Будут выведены все российские военнослужащие из Донецка и Луганска, из Южной Осетии и Абхазии. Правительство принесет извинения Грузии и Украине за территориальные притязания.

Чеченская республика, как и все другие регионы, будет наделена реальным правом выхода из России. Пребывание в составе Российской Федерации станет наградой, а не наказанием.

Госдума экстренно, одним пакетом отменит все антиконституционные законы, принятые после 2011 года. Ратифицирует Протокол № 6 об отмене смертной казни Европейской конвенции по правам человека.

Верховный Суд привлечет к ответственности судей, выносивших заведомо неправосудные решения.

Госдума отменит процентный барьер для прохождения партий в парламент, как антиконституционный и посягающий на право народа быть источником власти в стране.

Вернет 4-летний срок президентских полномочий и, обжегшись на молоке, подует на воду – разрешит лишь один срок президентских полномочий в жизни каждого российского гражданина.

И после этого останется еще много дел на 2017 год. Подготовить новую конституцию и преобразовать президентскую республику в парламентскую. Подать заявку на вступление в НАТО и Европейский Союз.

Полиция будет брататься с оппозицией, а омоновцы будут объяснять, что никогда не хотели бить демонстрантов резиновыми дубинками по голове, но их заставляло начальство

Привлечь к судебной ответственности коррупционеров из правительства и президентского окружения. Создать парламентскую комиссию по расследованию противозаконной деятельности высших чиновников государственной власти, начиная с Владимира Путина.

Встретить президентские выборы 2018 года с новой конституцией, упразднившей должность президента. Все его полномочия передать премьер-министру, избранному Государственной думой по результатам честных парламентских выборов.

Ах… говорят, на Новый год, что ни пожелается…

У каждого из нас есть свои новогодние мечты. У гостей нашего сегодняшнего выпуска – свои пожелания зрителям и слушателям Радио Свобода.

Михаил Касьянов: Два очень простых пожелания. Одно из них – чтобы на улицах и в наших домах мы чувствовали себя комфортно с точки зрения безопасности, чтобы никто нам не угрожал, не угрожал жизни и здоровью наших детей, наших отцов и матерей. Я считаю, что это базовая вещь, которую необходимо пожелать всем нам.

Выборы для того и существуют, чтобы пытаться менять эту власть, и у нас есть шанс начать перемены в этом году

И второе – это, конечно, начало позитивных изменений, то есть прекращение властью этой политики закручивания гаек, растаптывания свобод гражданина, чтобы появилось какое-то уважение к гражданину со стороны власти. Но выборы для того и существуют, чтобы пытаться менять эту власть, поэтому мое пожелание гражданам, нам всем – осознать, что у нас есть шанс начать перемены в этом году. Волна перемен уже пошла.

Андрей Пионтковский: Большинству слушателей и читателей Свободы (кроме людей, которых туда специально посылают за зарплату писать посты) – делать, что должно, и верить, что Путин уйдет раньше, чем будет разрушена Россия.

Надо действовать, надо трудиться, надо заставлять себя, и тогда вы встретите перемены во всеоружии

Дмитрий Быков: Дело в том, что я сам в последнее время все чаще ощущаю апатию, нежелание что-то делать, вообще вставать с дивана. Ребята, надо работать, надо действовать, надо заставлять себя, и тогда вы встретите перемены во всеоружии. Сейчас мотивации нет. Как в классическом анекдоте, когда человек не влезал в электрический стул, потому что был очень толстый, его посадили на диету, а он не худеет. Его спрашивает: "А что ты не худеешь?" Он говорит: "Мотивации нет". Я бы вам пожелал мотивации. Ведь если ничего не делать, то вы просто в сонном, инертном состоянии вползете в это время. Сейчас инертное время закончилось, сон закончился. Поэтому я вам желаю энергии, прежде всего, а все остальное приложится.

Виктор Шендерович: Ну что еще желать на Радио Свобода, как не свободы? Свободы. А также счастья в личной жизни. Насколько это совместимо со свободой – это отдельный вопрос.

Александр Подрабинек: Мне остается только с удовольствием присоединиться ко всему сказанному и пожелать всем свободы, счастья, любви, достатка, безопасности и всем нам – страны, в которой не стыдно и не страшно жить. С Новым годом, всего вам доброго!

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG