Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Признаюсь без пыток: многие разделяемые мной позиции действительно совпадают, иногда дословно, со взглядами видных военных преступников и отвратительных диктаторов прошлого. Как и они, я верю в то, что дважды два четыре, что Земля круглая, что закон Архимеда никто не отменял, что лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным. Более того, оказывается, что с каким-нибудь извергом меня роднит подавляющее большинство представлений, а разделяет, напротив, их ничтожная доля. Весь фокус в том, что для понимания того, как устроен мир и кто кому друг, решающим оказывается именно это разное, а не общее. Это я к тому, что не надо облегчать себе умственную работу, автоматически записывая в путинисты и противники демократии каждого, кто критикует иммиграционную практику некоторых евросоюзных политиков.

Надо быть безнадежным тугодумом, чтобы не видеть, что единственный, кто от разразившегося кризиса выигрывает (если, конечно, это вообще не спецпроект), – путинский режим, поднятый буквально с колен приливной волной, захлестнувшей запад континента. На стороне Европы – только минусы: раздрай всех и всяческих институтов, возведение новых границ на месте отмененных старых, глубокий раскол в обществе, невиданные расходы на обустройство новоселов и еще большие – на их последующую депортацию, чрезвычайные меры безопасности и, как следствие (вполне предсказуемое и многократно предсказанное, кстати), новые ограничения гражданских свобод и прав человека. Именно этот побочный эффект констатирует в своем отчете за 2015 год организация по контролю за нарушениями прав человека Human Rights Watch. Стоит вдуматься в нетривиальность причинно-следственной связи: в результате безлимитного приема ближневосточных беженцев, который выдавался за триумф доброй воли и либерального подхода к кризису, пострадали прежде всего либеральные же ценности. Возможно ли такое? Еще как – только такое, собственно, и возможно! Безразмерное и безоглядное милосердие вплоть до самопожертвования никаких сложных проблем не решает, логику вещей не отменяет. В русской поговорке "Пошли дурака богу молиться, он и лоб расшибет" мудрости – на десять философских трактатов.

Отвратительно, конечно, видеть злорадство кремлевских пропагандистов, приводящих в своем зомбоящике вопиющие примеры западной политкорректности, пересыпанные, как нафталином, густопсовой ложью. Не надо ломиться в открытые ворота, доказывая, что это они не политкорректность пытаются уязвить, а сам Запад. Что можно и чего нельзя писать и говорить, в несвободных режимах определяется не давлением среды, не смирительной рубашкой общественного мнения, а простым указанием начальства. Поэтому их издевки и колкости выглядят так жалко и несуразно.

Это, однако же, не значит, что можно действовать с точностью до наоборот, по инерции одобряя любые благоглупости, совершаемые во имя европейских ценностей. Заключая любимое существо в объятья, лучше снять розовые очки. С момента начала кризиса прошло достаточно времени, чтобы понять: наивное деление европейцев на правильных и недоразвитых, на "всечеловеков" – сторонников "культуры привечания" и путиноидов всех разливов, от фашистов до сталинистов, – не работает. Одна интеллигентная дама, возмущенная моими взглядами, назвала меня было "сионо-ватником", но даже такое ругательство ровным счетом ничего не объясняет и поиску правильных европейцев не помогает. Между тем, если посмотреть на нынешнюю Европу с холодным вниманием, взгляду откроется довольно неприглядная картина. Кого, собственно, имеют в виду "всечеловеки", говоря о настоящих европейцах? Понятно, что не тех из Центральной Европы, где столетиями творилась реальная история Старого Света. Те в глазах российских либералов вообще не доросли и ходят в коротких совковых штанах: беженцев практически не принимают, решение о долевом перераспределении саботируют, на февральском заседании Вышеградской четверки при поддержке других стран региона вообще собираются предложить глубокое эшелонирование Шенгена, возведя новый запасной заслон к северу от нынешней границы и исключив из зоны все балканские страны, включая Грецию.

Тогда, может быть, настоящие европейцы – это скандинавы? Те же шведы, финны, норвежцы – ведь принимали же еще недавно без очередей и без разбору! Было – да сплыло. Даже велосипедистов ближневосточного происхождения, прикативших из России по пешим тропинкам, они теперь пытаются вернуть обратно. Шведы обещают вернуть на родину 80 тысяч человек – каждого второго из новых соискателей убежища. Датчан, имевших когда-то устойчивую репутацию самых сердобольных из европейцев (историю военных лет про короля Кристиана все знают), как будто подменили: снимают у беженцев с пальцев золотые кольца, а из мочек ушей вырывают серьги – в счет якобы предстоящих расходов.

Государство, в котором соблюдается Конституция, не может позволить себе сумасбродства и самодурства

Великобритания на роль правильного европейца тоже никак не подходит – норовит демонстративно отмежеваться от континентальных проблем. Выговаривает для себя оптимальные условия брака или развода с ЕС. Африканцев и арабов, загнанных французами в лагерь "Джунгли" под городом Кале, через туннель под Ла-Маншем не пропускает. Готова, якобы, принять до 3 тысяч детишек, но только беспризорных сирот – тех, у кого дома осталась родня, просят не беспокоить. Французы с каждым беженцем все громче требуют не сегодня-завтра отменить антипутинские санкции, хотя по большому счету ни одна из причин их введения не устранена. Такова историческая традиция: в прошлом веке Франция регулярно нарушала союзнические обязательства, выдавая склонность к предательству за проявление аристократизма духа.

Австрийцы? Те не только с южной стороны отгородились колючей проволокой, но и первыми на континенте пересмотрели конституционное толкование права на убежище (старая расширенная интерпретация не допускала количественного ограничения, чем и аргументировала все это время свою точку зрения канцлер Меркель). Ну, тогда, может быть, Бельгия, приютившая в Брюсселе штаб-квартиру ЕС? Министр по миграционной политике Греции Яннис Музалас рассказал на днях, что его бельгийский партнер по переговорам негласно рекомендовал грекам отбуксовывать суденышки с беженцами обратно в турецкие воды, фактически обрекая их на верную смерть.

Картина неприглядна, но зато реалистична. Никто – вообще никто! – пока и не приступал к выполнению министерских договоренностей о перераспределении первых 180 тысяч переселенцев, не говоря уже о последующих. Пальцем о палец не ударили даже те, кто за разнарядку поднял руку. Депортации, так великолепно смотрящиеся на бумаге, в действительности еще и не начинались – страны, откуда новоселы прибывают, отказываются их принимать, и совсем непросто эти страны "принудить к миру". Прибывших по поддельным паспортам вообще непонятно куда вывозить – как и тех, чья родина не состоялась как государство. Турция, которой за понимание и дружбу обещаны 3 миллиарда евро (кстати, пока в эту копилку никто не опустил ни гроша, кроме Германии), сообщила: за все время приняла порядка 300 депортированных и потребовала для начала повысить помощь до 5 миллиардов.

Но все-таки, даже после всех вычетов, остается Германия, чемпион по прикладному гуманизму, а это как-никак 80 с лишним миллионов человек! Не совсем. Баварию лучше в их число не включать. Недавняя встреча канцлера Меркель с премьерами отдельных земских правительств показала, что и остальные земли Германии – на пределе возможностей и терпения, даже те, кто вчера еще не помышлял, в отличие от Баварии, подавать на канцлера в Конституционный суд. Вот уже и социал-демократические партнеры по коалиции предупредили Меркель: если за два месяца она не найдет разумного выхода из положения, то лишится поддержки союзников. Почти месяц из этого срока уже прошел, а разумным выходом и не пахнет. Конечно же, канцлер Германии пока еще – не единственный правильный европеец на континенте. Ангелу Меркель поддерживают в ее политике посткоммунистические левые, "зеленые", найдутся, наверное, и другие политические единомышленники. Но дело в том, что они – не избиратели Меркель и никогда избирателями христианских демократов не станут. 40 процентов граждан Германии выступают за немедленную отставку Меркель.

Еженедельник "Шпигель", самый читаемый в стране, подробно комментирует конституционный иск шести виднейших немецких юристов на канцлера за то, что она своевольно и без одобрения Бундестага (и без консультаций вообще с кем-либо, добавлю от себя) пригласила в Германию сирийских переселенцев. Журнал цитирует дюссельдорфского адвоката Клеменса Антвайлера: "Канцлер не имеет права принимать решения, выходящие за рамки закона, который одобрен избирателями посредством Бундестага". Попранием Конституции, якобы, являются и те решения Меркель, которые идут вразрез с европейским правом, – в частности, отмена протокола Дублин-3 (этот документ предусматривал обязанность беженца просить убежища в первой же стране Шенгенской зоны), нарушение немецких законов о предоставлении убежища и о пребывании иностранцев на территории Германии.

Еженедельник приводит заключения экспертов по конституционному праву, включая бывших членов суда, – все они сходятся во мнении, что Меркель преступила закон. Газета "Хандельсблатт" запросила мнение бывшего председателя федерального Конституционного суда Ганса-Юргена Папира – тот назвал поведение канцлера "вопиющим политическим провалом". Вот его суждение: "Государство, в котором соблюдается Конституция, не может позволить себе сумасбродства и самодурства. Оно обязано предотвратить угрозу, которую несет с собой произвольная, бесконечная и бесконтрольная миграция". Другой эксперт, бывший председатель конституционного суда земли Северный Рейн-Вестфалия Михаэль Бертрамс, назвал действия Меркель "мегаломанскими и эгоистическими вывертами, никогда не получившими одобрения Бундестага". Все они – ученые с громкими именами, тяжеловесы конституционного права, и федеральному Конституционному суду будет непросто отмахнуться от такой экспертизы.

Ангела Меркель в последнее время старается открутить события назад и как-то смягчить последствия глубокого заблуждения, не называя себя по имени. Не уверен, что это произведет впечатление на избирателей. Глубоко заблуждаться умеет каждый, даже тот, кто не наделен высокой выборной должностью. Для этого не нужно быть человеком года. Еще пару месяцев назад американский журнал "Тайм" удостоил немецкого канцлера этого звания. Человеком года Меркель действительно стала. В самом титуле ведь нет ни одобрения, ни осуждения – как и у других имен длинного списка, оценочные эпитеты задним числом раздает история.

Ефим Фиштейн – международный обозреватель Радио Свобода

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG