Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Адвокату Георгию Татишвили угрожают после того, как он внес в Конституционный суд Грузии иск о легализации однополых браков

Адвокат Георгий Татишвили внес в Конституционный суд Грузии иск с требованием легализовать однополые браки. После этого на ЛГБТ-активиста ополчились все. Заместитель госминистра по вопросам диаспор Сандро Брегадзе сказал, что "правительство Грузии категорически против не только узаконивания однополых браков, но даже рассмотрения данного вопроса". Патриархия Грузии заявила, что "грузинская православная церковь осуждает однополые браки", но попросила МВД обеспечить Татишвили охрану. Грузинские организации, защищающие права ЛГБТ, сделали совместное заявление и осудили инициативу адвоката. "Вступление в гражданский брак означает раскрыть свои отношения обществу, а, исходя из того, что ЛГБТ-лицам приходится скрывать свои отношения и принадлежность к этому сообществу, чтобы избежать насилия и преследования, право на брак, даже в случае его узаконивания, будет неприменимо", – написали они.

Георгий Татишвили сказал в интервью Радио Свобода, что после обращения в Конституционный суд он постоянно получает угрозы и боится за свою жизнь. Но адвокат намерен продолжать менять законодательство Грузии. В ближайшее время Татишвили внесет в Конституционный суд иск с требованием разрешить однополым парам усыновлять детей.

–​ Почему вы решили внести иск с требованием узаконить однополые браки именно сейчас? Представители ЛГБТ-организаций говорят, что вы руководствуетесь политическими мотивами, а грузинское общество не готово для подобных изменений. Это так?

–​ Я очень тщательно целый год готовил иск, закончил работу над ним и сразу внес. Я руководствуюсь не политическими, а человеческими мотивами. Мне все равно, что думают ЛГБТ-организации. Я сам по себе действовал, но меня поддерживали мои знакомые и друзья. Мы считаем, что возможность официально зарегистрировать брак укрепит однополые союзы. Сейчас многие ЛГБТ часто меняют партнеров. Они предпочитают сегодня с одним, завтра с другим, потому что у них нет возможности закрепить союз юридически. А я хочу, чтобы ЛГБТ могли позволить себе семью, детей, глубокие отношения. Я тоже мечтаю вступить в брак. У меня есть любимый человек, я хочу усыновить детей. Брак – это серьезно, это – возможность наследовать имущество или быть вместе с партнером в кризисных ситуациях. Когда я умру, кому достанется мое имущество? Государству?

Кому, если я умру, достанется мое имущество? Государству?

Я хочу, чтобы наследство перешло к моему партнеру. Я хочу, чтобы мой друг стал официально членом моей семьи. Пусть Конституционный суд примет решение, что брак между однополыми партнерами возможен. Или пусть откажет, и станет ясно, что в Грузии браком считают союз только между мужчиной и женщиной. Тогда прекратятся спекуляции на ЛГБТ-теме. И станет понятно, как на самом деле правительство Грузии относится к правам ЛГБТ. Для меня положение сексуальных меньшинств в Грузии – это не политика или евроинтеграция, а вопрос жизни и смерти.

Гей-парад в Грузии

Гей-парад в Грузии

​– Вам угрожают после внесения иска?

– Еще как угрожают: и частные лица, и религиозные фанатики, и политики.

– Назовите имена этих политиков.

– Пока не назову. Угрожают из МВД и президентской администрации Грузии. Говорят: либо я отзываю иск, либо они меня посадят или убьют. Это не шутки. В Грузии ЛГБТ убивают. Например, недавно убили транссексуала Бьянку Шигурову. Уголовное дело возбудили по статье "доведение до самоубийства”. Но, я уверен, это убийство на почве гомофобии. Транссексуалам приходится в моей стране особенно тяжело. Их считают животными. Геи могут не афишировать свои отношения и жить спокойно, а трансгендеры на виду. Им не спрятаться. Весной прошлого года убили моего друга транссексуала Саби Бирьяни. Он был красивым, добрым, жил радостно, а умер страшной смертью.

– Как именно это произошло?

Он был красивым, добрым, жил радостно, а умер страшной смертью

– Убийца проник в дом Саби, изнасиловал его и убил. Потом поджог дом. Я был адвокатом Саби и требовал посадить убийцу на пятнадцать лет. Он повторял во время процесса, что ненавидит транссексуалов. Преступника осудили всего на четыре года за поджог дома.

– Патриархия Грузии призвала МВД обеспечить вам охрану. Это было сделано?

– Патриархия проявила высший гуманизм, конечно... Или патриарх Грузии понял, что, если меня убьют, это помешает евроинтеграции. Защищать, конечно, меня никто не будет. Я сам себя защищаю, как могу. Например, пригрозил обнародовать аудио и видеозаписи, где записаны разговоры чиновников Грузии и их сексуальные развлечения. Пусть люди посмотрят, что делают народные избранники.

– В Грузии принят закон против дискриминации ЛГБТ. В соответствии с поправкой к Уголовному кодексу Грузии "преступления, совершенные против лиц по признаку сексуальной ориентации, считаются отягчающим обстоятельством и могут привести к более широкому наказанию". Такие законодательные нормы сдерживают проявления гомофобии?

Задержание ЛГБТ-активиста в Тбилиси

Задержание ЛГБТ-активиста в Тбилиси

– Эти законы – фикция. Они не работают. Грузия – гомофобная, религиозная страна, но никто об этом не говорит. Если по улицам Тбилиси два парня пройдут под ручку, их побьют. Геев не пускают в рестораны и кафе. ЛГБТ увольняют с работы. Недавно защищал своего клиента-транссексуала. Его полицейский попросил не гулять по улице города. Мой клиент сказал, что такие требования противоречат закону. Тогда полицейский отправил моего клиента в участок. ЛГБТ в Грузии, как правило, ведут себя очень скромно, но все равно их обижают и притесняют. Я, например, свою сексуальную ориентацию не афиширую в частной жизни. Когда встречаюсь с друзьями-гетеросексуалами, не целую их, не дотрагиваюсь до них. А вдруг им неприятно... Подробности о своей личной жизни тоже не рассказываю малознакомым людям. Зачем раздражать окружающих? Но все равно у большинства жителей Грузии ЛГБТ вызывают неприязнь и осуждение. Особенно плохо приходится ЛГБТ-подросткам. Их часто выгоняют из дома, они живут на улице, зарабатывают проституцией. Государству и обществу нет до этих детей никакого дела.

– Как вы думаете, какова вероятность, что Конституционный суд узаконит однополые союзы?

– Иск написан с юридической точки зрения очень хорошо. Но скорее всего, одержит верх общественное мнение. Мне важно, что я свое слово сказал. Дальше я планирую внести в Конституционный суд иск с требованием разрешить однополым парам усыновлять детей.

– Вы не хотите уехать из Грузии?

Митинг противников ЛГБТ в Тбилиси

Митинг противников ЛГБТ в Тбилиси

– Иногда думаю: сделаю визу и сбегу. Но не смогу. Я люблю свою работу, я помогаю ЛГБТ защищать свои права. Понимаете, я еще в детстве прошел через все круги ада в Грузии, и мне уже почти ничего не страшно.

– Расскажите об этом...

– Я родился в Батуми. Родители не принимали меня. Им не нравилось, что я – необычный мальчик: не играл в футбол и в войнушку. Они требовали, чтобы я изменился, относились ко мне как к собаке. Не любили. Я не умел никогда притворяться и сбежал. С тех пор только один раз был в родном доме – на похоронах матери.

– Сколько вам было лет, когда вы сбежали?

Мне очень нравится моя жизнь... Только у меня ВИЧ, сейчас болезнь прогрессирует

– 14 лет. Я уехал в Тбилиси, сам устроился в школу, хорошо учился. Отец нашел эту школу и добился, чтобы меня оттуда выгнали. Тогда я стал учиться самостоятельно, а на жизнь зарабатывал оказанием секс-услуг.

– Вы в 14 лет занимались сексом за деньги?

– К сожалению. Мне надо было выжить и сохранить себя. Это было очень опасное занятие, мне однажды сломали руку, много раз избивали. Я сумел экстерном закончить школу и поступил на юридический факультет.

– С трудом верится, что вы при таком образе жизни смогли окончить школу и поступить в вуз.

– Я обожаю учиться. Всегда был отличником. Сейчас мне 24 года, у меня есть работа, свой дом и любимый человек. Я после побега из дома, несмотря на все горести, почувствовал себя человеком. Мне очень нравится моя жизнь... Только у меня ВИЧ, сейчас болезнь прогрессирует. Я принимаю терапию, наблюдаюсь у врачей. Я стараюсь не думать о болезни и ценю каждый день. Стараюсь делать, что могу, для защиты прав ЛГБТ в Грузии.

– Вы общаетесь с ЛГБТ-активистами из России?

– У меня не очень много знакомых из России. Я дружу в основном с представителями шоу-бизнеса вашей страны.

– Как вы думаете, что ожидало бы человека, если бы он внес иск о легализации однополых браков в российский Конституционный суд?

– Если бы я сделал такое в России, меня бы сразу убили.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG