Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Им дан приказ – умри, не живи"


Герои нового фильма Радио Свобода после усыновления

Герои нового фильма Радио Свобода после усыновления

Как живется в России семьям с усыновленными детьми, которых когда-то уже предали взрослые. Фильм Радио Свобода

История одного усыновления в фильме "Усыновленные в России". Корреспондент Радио Свобода Мелани Бачина, одна из авторов проекта "Хочу в семью" томской телекомпании ТВ2, познакомилась с близнецами Артемом и Ариной восемь лет назад и с тех пор следит за их судьбой. Почему российские приемные родители часто скрывают, что воспитывают усыновленных детей, какие мифы и страхи бытуют о таких детях в российском обществе, почему многих из "приемышей" возвращают в детские дома и как живется детям, которых когда-то предали взрослые, рассказывают Татьяна Сокольникова и ее приемные дети Артем и Арина.

– Ты когда-нибудь простишь своих родителей, которые тебя оставили?

Артем до усыновления

Артем до усыновления

Думаю, да, почти не задумываясь, отвечает Артем. Сейчас ему 11 лет. Первые три года своей жизни он провел в детском доме. Эти три года сильно искалечили его. Сейчас Артем вместе с сестрой живут в семье. Вот уже почти 8 лет, как их усыновили. Но Артем постоянно возвращается в прошлое, он спрашивает: почему? Почему их отдали? Что с ними было не так? "Я люблю своих родителей, которые у меня сейчас, но по тем все равно грущу", говорит мальчик.

Артем и Алина с младшим братом Ромой

Артем и Алина с младшим братом Ромой

У Артема почти нет друзей. Он тяжело находит общий язык со сверстниками. Его поведение отличается от поведения других мальчишек. Он по-другому реагирует на все, что происходит и тяжело социализируется. Он хотел учиться петь, но преподаватель пения попросила маму забрать Артема из кружка. С ним было сложно. Потом его попросили уйти из кружка по английскому языку. Их с сестрой много откуда попросили уйти. Слишком уж неудобные.

"Общество очень жестоко. С одной стороны, оно достигло прогресса, когда стало говорить о детях-инвалидах. Появились благотворительные организации, объединения родителей детей-инвалидов. Но у этих усыновленных детей инвалидность души. Ее не видно. Вот смотришь на ребеночка, он такой хорошенький, но мы не отдаем себе отчет в том, насколько ранена его душа. Если зуб болит, мы можем посмотреть и полечить. Если физическая инвалидность, можем сделать пандус, коляску купить. А как понять, что душа болит у ребенка?" говорит Татьяна Сокольникова, мама Артема. Вот уже восемь лет она бьется за своих детей, пытается реабилитировать их, лечить душу.

Арина Сокольникова

Арина Сокольникова

Первое время Татьяне самой было очень тяжело, иногда приходило отчаяние и даже желание – вернуть детей назад в детский дом. Такое желание бывает у многих усыновителей. В России пока не развита система специализированной помощи приемным семьям. Никто не рассказывает, как воспитывать усыновленных детей, не предупреждает о трудностях, с которыми родители могут столкнуться. Есть школы приемных родителей, но многие из них работают формально. А те, что действительно помогают, можно пересчитать по пальцам.

А еще, как замечают усыновители, в России царит тотальное невежество в отношении детей из детских домов. Множество мифов и страхов. Поэтому чаще всего общество этих детей не принимает. Даже если они усыновлены и живут в благополучных семьях. Татьяна Сокольникова прошла длинный путь, искала ответы на свои вопросы, боролась с отчаянием. В итоге ушла из бизнеса и сейчас старается помогать другим усыновителям, делится опытом, проводит бесплатные консультации.

Арина Сокольникова с приемным папой

Арина Сокольникова с приемным папой

"Родители боятся. Им страшно сказать, что они не справляются, что им сложно. У нас табу на эту тему. Отсюда и возвраты детей. Потому что раздать раздали, а дальше что? Этим детям очень тяжело. Потому что им дан приказ умри, не живи. Они его получили от биологических родителей, которые их бросили. Зачем человеку, которому приказали умереть, интересоваться чем-то, стремиться к чему-то? Поэтому им все так тяжело. Они не доверяют миру. Мир для них агрессивен. Их предали, и поэтому им трудно выстраивать отношения, им трудно учиться. Им нужна помощь. Но для этого, кто-то должен помочь их родителям. В первую очередь понять, что происходит с ребенком, понять, что у него болит душа, что нужно дать возможность ребенку выплакать, проорать свое горе. Сказать ему: "Ты плачь, а я тебя приму". Вот этому никто не учит", заключает Татьяна. Сейчас она уже может говорить на эту тему. Хотя поначалу не соглашалась.

Вообще российские усыновители редко соглашаются рассказывать свои истории. И тут причин много: во-первых, в России существует тайна усыновления, во-вторых, многие усыновители говорят, что сталкиваются с косыми взглядами, непониманием и даже осуждением. И потому предпочитают молчать о том, что воспитывают усыновленных детей.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG