Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Социологическое исследование о жизни мужчин на Северном Кавказе

Фонд имени Генриха Белля провел социологическое исследование о положении мужчин на Северном Кавказе. Его результаты представлены в Берлине на конференции под названием "Мужчины Северного Кавказа: власть, бессилие и насилие". Социологи представили 80 интервью с мужчинами из Чечни, Дагестана, Ингушетии и Кабардино-Балкарии.

В условиях фактического отсутствия феминистского движения на Кавказе, проблема демаскулинизации в этом регионе на первый взгляд не кажется актуальной. Однако исследование, проведенное фондом имени Генриха Белля, показывает, что в действительности действия властей зачастую унижают мужское население кавказских республик. Воспитание кавказских мальчиков традиционно было нацелено на воспитание мужества и независимости, но эти качества в современных политических реалиях часто остаются невостребованными. Они входят в противоречие с публичными порками, ростом статуса многоженства для богатых чиновников, массовой безработицей. В результате мужчины теряют понимание своей роли в обществе и семье. Об этих проблемах корреспондент Радио Свобода побеседовала с Ириной Костериной, координатором программы "Гендерная демократия" Фонда имени Генриха Белля в Москве, экспертом в области гендерных отношений.

–​ Ирина, политическая ситуация в Чечне стоит особняком на фоне остальных регионов Кавказа. На чеченском телевидении можно увидеть сюжеты, в которых глава республики Рамзан Кадыров чуть ли не хватает мужчин за шкирку. Как чеченские мужчины реагируют на давление со стороны власти?

–​ Действительно, результаты нашего опроса показали, что в Чечне эта проблема особенно актуальна. Но похожая ситуация обнаружилась и в Ингушетии, где она связана в том числе с развернувшейся кампанией против местных жителей, которых можно условно отнести к нетрадиционным мусульманам. Это практика, когда мужчину с бородой могут обвинить в пособничестве боевикам, в связи с исламскими террористами и так далее. Людей похищают, люди пропадают без вести, их избивают, иногда под пытками выбивая из них показания.

Рамзан Кадыров с домашним питомцем

Рамзан Кадыров с домашним питомцем

Это приводит к тому, что фактически мужчины перестали понимать существующие правила, а ведь на Кавказе правила очень важны. Были традиции, которые требовали жить так, как жили предки, были законы шариата, объясняющие, как себя должен вести правоверный мусульманин. Но сейчас появились новые социальные и политические факторы, и мужчины очень болезненно реагируют на них, многие откровенно признаются, что в новых условиях они перестают чувствовать себя мужчинами. Конечно, потом это отражается на семье, потому что семья – приватная сфера, и там уже мужчина может себя вести как хозяин положения. Несмотря на то, что женщины в основном тоже работают, многие мужчины привыкли к беспрекословному послушанию. В ходе исследования мы часто сталкивались с историями насилия, причем не только по отношению к женам и детям, но со стороны отцов. Это цикл насилия, который продолжается.

–​ Как восприняли в Ингушетии ситуацию, когда глава республики в прямом эфире отрезал помпон с шапки мальчика?

Получается, что не люди сами определяют, как им жить и как им выглядеть, а власть, которая говорит, как должен выглядеть настоящий мужчина или мальчик

–​ С отцом мальчика мы не знакомы, но в целом людям в Ингушетии, конечно, эта ситуация была очень неприятна. Получается, что не люди определяют, как им жить и как им выглядеть, а власть, которая говорит, как должен выглядеть настоящий мужчина или мальчик. Жители республики не считают, что современные люди должны придерживаться каких-то устаревших порядков. Лишь немногие герои нашего исследования говорили, что поддерживают традиции,хотят жить так, как жили их родители, как было принято сто лет назад. Напротив, все считают, что мир изменился, хотят жить по-другому, быть более самостоятельными, определять, что им делать.

Глава Ингушетии Юнс-бек Евкуров отрезает помпон с шапки мальчика

Глава Ингушетии Юнс-бек Евкуров отрезает помпон с шапки мальчика

В частности, мы опросили довольно много мужчин, которых женили без их согласия. Один человек из той же Ингушетии рассказал потрясающую историю своих родителей, которые поженились, ни разу не увидев друг друга перед свадьбой. Его отца вызвали телеграммой: "Приезжай домой, тут у тебя жена". Молодые мужчины тоже говорят о том, насколько чудовищна для них ситуация, когда родители принуждают жениться на каких-то незнакомых девушках. Этим вынужденным договорным бракам не рад никто – ни мужчины, ни женщины. Люди восстают против этой практики.

–​ Вы говорили о том, что демонизация салафитов и охота за ними со стороны правоохранительных органов способствует увеличению их количества. Почему так происходит?

–​ Есть много причин почему люди уходят в нетрадиционный ислам – в частности, в так называемый салафизм. Для некоторых это поиск ответов на какие-то жизненно важные вопросы и защита от несправедливости. Для других это как раз противостояние традициям. Очень многие мужчины-мусульмане, для которых быть мусульманином – это самое главное, говорили, что они категорически не согласны со своими родителями, которые выполняют какие-то чеченские или ингушские традиции. Они чувствуют очень сильное давление со стороны своих родственников, которым не нравится нетрадиционный ислам – те начинают устраивать скандалы, выгоняют из дома, порывают всякие отношения.

–​ К вам подходили мужчины из всех четырех республик Северного Кавказа и благодарили вас. За что? Вы можете как-то практически им помочь, кроме того, чтобы поднять и озвучить эту проблему?

В исследовании мы увидели, насколько мужчины сами несчастные, бесправные и загнанные в угол

–​ Мы хотели бы видеть наше исследование в большей степени как прикладное, чтобы этот материал могли использовать общественные организации, социальные работники и другие люди и структуры, работающие в кавказских республиках. Мы надеемся, что наша работа поможет найти новые пути для помощи как мужчинам, так и женщинам. Изначально мы были во власти стереотипа, северокавказские мужчины представлялись нам как насильники, узурпаторы, которые "отрываются" на своих женах, детях, сестрах. Но в исследовании мы увидели, насколько мужчины и сами являются несчастными, бесправными и загнанными в угол, как они пытаюются сопротивляться новым порядкам. Поэтому мы придумали серию тренингов по самым актуальным темам. Для мужчин на Северном Кавказе все-таки центральная роль – это роль в семье, роль мужа, отца и сына, поэтому первый тренинг был посвящен именно ответственному отцовству и роли мужчин в семье. На этом тренинге и после него мужчины действительно очень раскрылись и после его окончания благодарили нас, говорили, что многие из них впервые в жизни получили возможность поговорить о том, что их по-настоящему волнует, отрефлексировать какие-то вещи и начать искать новые решения и выходы из своей ситуации. Мы запланировали новую серию тренингов, и надеемся, что дальше тоже сможем активно работать с мужчинами, которых можно отнести к активистам, местным лидерам, тем, у кого есть какой-то авторитет, влияние в их обществе, которые могут стать проводниками перемен.

–​ Безработица –​ большая проблема на Северном Кавказе. Часто ли мужчины там зарабатывают меньше, чем их жены, и воспринимают ли они это как проблему?

–​ Бывает так, что мужчина не просто меньше зарабатывает, а что жена – единственный кормилец в семье. Часто мужчины вынуждены уезжать на заработки и год или два жить вне семьи, работая где-то на севере, в других регионах России, присылая семье деньги. Да, мужчины воспринимают это как проблему. По результатам нашего опроса, безработица и низкие зарплаты оказались для них самыми острыми вопросами. Респонденты часто высказывались в таком духе: "у нас все-таки мужчина воспринимается как главный кормилец, а я с этим не справляюсь, мне очень тяжело". То есть они действительно очень переживают по этому поводу. В то же время, на Кавказе есть мужчины, которые не разрешают своим женам работать, несмотря на тяжелую финансовую ситуацию. У них очень традиционные представления о разделении гендерных ролей, поэтому они говорят: "Нет, жена должна сидеть дома, рожать и воспитывать детей, а все обеспечивать буду я". У нас были интервью с мужчинами, которые воспринимают свою единственную уникальную роль кормильца как инструмент для манипуляции. Например, в нескольких случаях мужчины говорили о том, что они взяли себе вторую жену или собираются взять вторую жену, и когда их спрашивали: "А как ваша первая жена относится к этой ситуации?", они говорили: "Ну, а куда она денется? Я зарабатываю, я ее обеспечиваю, приду, поставлю ее перед фактом, и в общем-то это ее проблема, как эмоционально на это реагировать".

Женщины наблюдают за танцами на свадьбе в Грозном

Женщины наблюдают за танцами на свадьбе в Грозном

Как сложности с поиском работы вяжутся с распространением многоженства? Зачем мужчине еще несколько ртов, когда он с первой семьей не справляется?

–​ Это интересная история, потому что многоженство становится показателем статуса мужчины, и поскольку не все мужчины, а только обеспеченные могут позволить себе взять вторую жену, то даже само наличие второй жены воспринимается местным обществом как символ его успешности в экономическом статусе.

–​ Правда ли, что мужчин в результате конфликтов во многих республиках Северного Кавказа стало намного меньше, чем женщин?

–​ В Чечне есть очень заметная статистическая разница. В других республиках – нет, в них она более или менее аналогична с положением во всей России, где и так женщин больше, чем мужчин, особенно в старших возрастных группах – мужчины не доживают. Статистическая разница замечена только по Чечне, поэтому там, в общем-то, даже на уровне президента республики была озвучена идея, что государственные служащие, которые достаточно обеспечены, могли бы взять себе вторую жену, чтобы как-то этот демографический перекос минимизировать.

Семья из Чечни

Семья из Чечни

В вашем исследовании упоминается, что внебрачные связи для женщин остаются на Кавказе абсолютным табу. Это действительно соблюдается?

– Знаете, у нас в анкете был отдельный вопрос к мужчинам: "Могли бы вы жениться на не девственнице?" Все категорически говорят "нет". Но с оговорками. Например, мужчины, которые идентифицируют себя как мусульмане, говорили, что по исламу, они имеют право жениться на женщине, если она разведенная, и это даже хорошо. Они могут взять себе второй женой разведенную женщину с ребенком или женщину с тяжелой судьбой, тем самым как бы выручив ее в тяжелой жизненной ситуации. Нужно понимать, что жизнь есть жизнь, женщины не могут соблюдать старые традиции и не соблюдают их. Особенно это заметно в Кабардино-Балкарии. Наше исследование показало, что все равно, конечно, находятся лазейки, как обходить это жесткое правило. Некоторые мужчины, если они действительно встретили женщину, которую любят и в первую брачную ночь выясняют, что она не девственница, прибегают к разным уловкам, чтобы продемонстрировать своим родственникам, что она была девственницей. Женщины тоже иногда прибегают к каким-нибудь уловкам, к примеру, восстановлению девственности. Есть даже специальные туры, когда можно поехать в соседнюю республику и, обратившись к помощи гинекологов, исправить ситуацию. А некоторые мужчины говорили нам, что если женщина не девственница, но это не был результат как бы ее распутного образа жизни, а следствие изнасилования, они могли бы тоже это принять, и если они ее любят, то они могли бы жениться на такой женщине.

Интервью опубликовано на сайте "Эхо Кавказа"

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG