Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Директор проекта "Диалоги" Николай Солодников – о причинах закрытия проекта и давлении ФСБ

Сотрудники Федеральной службы безопасности России 26 июня устроили обыск в петербургской библиотеке имени Маяковского в связи с деятельностью там проектов "Открытая библиотека" и "Диалоги". Следственные действия проводили сотрудники службы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ. Они, в частности, потребовали предоставить им информацию о трудоустройстве заместителя директора библиотеки, автора проектов Николая Солодникова. В ходе обысков были изъяты документы и техника, по их итогам проект "Диалоги" в библиотеке был закрыт, а Солодников оттуда уволился.

"Диалоги" организовывает команда проекта "Открытой библиотеки". В его рамках в "Маяковке" на протяжении трех последних лет проходили публичные дискуссии на самые разные культурные и общественно-политические темы. Участниками "Диалогов" стали, в частности, Александр Сокуров и Ирина Прохорова, Людмила Улицкая и Александр Аузан, Гарри Бардин и Светлана Алексиевич, Данила Козловский и Андрей Кураев, Алексей Кудрин и Владимир Мединский, Татьяна Лазарева и Светлана Сорокина, Генри Резник и Константин Сонин.

Перед началом последней серии "Диалогов" 26 июня между культурологом Александром Эткиндом и политологом Екатериной Шульман Николай Солодников заявил, что проект "Открытая библиотека" больше не будет проводить свои мероприятия в библиотеке имени Маяковского. Он объяснит такое решение следствием давления "определенного рода служб и структур". Поэтому для Солодникова появление в библиотеке сотрудников ФСБ не стало большим сюрпризом:

– Сам по себе визит сотрудников ФСБ был очень предсказуемым, потому что приходят они в библиотеку регулярно на протяжении последних полутора лет. Интересуются исключительно "Диалогами". Неожиданным было другое. В этот раз они принесли бумагу за подписью главы ФСБ по Петербургу и Ленинградской области, где говорится о том, что он требует провести оперативно-розыскные мероприятия на предмет возбуждения уголовного дела по факту крупной растраты бюджетных средств. Оно заключается вот в чем: администрация взяла меня на работу как заместителя директора библиотеки по связям с общественностью, при этом я якобы не выполнял свои обязанности и получал зарплату – 43 тысячи рублей (ни к каким другим деньгам я в библиотеке отношения не имею). И эти 43 тысячи рублей я якобы тратил на организацию "Диалогов".

– Выяснять это все в библиотеку действительно пришли сотрудники ФСБ по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом?

Главное – они не смогли понять, что нет никакого тайного спонсора в этой истории

– Пришли три сотрудника из этого отдела: два подполковника, один техник. Они изымали документы, учинили допрос всей администрации библиотеки, изъяли технику. Сотрудники библиотеки очень испугались. И мне ничего не оставалось, как написать заявление об увольнении по собственному желанию.

– Сегодня появилась информация, что они готовятся возбудить уголовное дело против вас лично. Это кто-то из них просто оговорился во время визита про такую возможность? Или откуда могла появиться такая информация?

– Просто в этой бумаге, которую они предъявили, явившись в библиотеку, единственная фамилия, которая упоминается, – моя. Они пришли, чтобы обыскать мой кабинет, мой стол, посмотреть мои документы и т. д.

– За вчерашний и сегодняшний день к вам лично из ФСБ кто-то с какими-то вопросами обращался, вас куда-то вызывали?

– Ни вчера, ни сегодня. Ни разу. Они же приходят уже полтора года чуть не каждую неделю. Выясняют у директора библиотеки Зои Васильевны Чаловой, кто финансирует наш проект, кто идеолог, "чей заказ". Ко мне они ни разу не обращались. При этом я заочно им все время отвечаю в прессе, что никакие олигархи к нашей истории отношения не имели и не имеют, что делаем мы это исключительно на свои средства, на свою зарплату, на деньги моей жены, я и по знакомым хожу с протянутой рукой. Нет у меня заграничных спонсоров, не к чему им придраться. Но они этого не понимают. Ищут чью-то кровавую, костлявую руку за нами, не находят, и это их жутко раздражает. А сегодня еще глава департамента культуры Петербурга товарищ Сухенко заявил, что главная претензия к нам в том, что Солодников часто бывает в Латвии и поэтому, мол, важно выяснить, кто финансирует этот "карнавал".

– Я знаю, что периодически и деньги Ходорковского искали за вашим проектом…

– Мы ни копейки никогда не брали на "Открытую библиотеку" ни у Ходорковского, ни у Прохорова, ни у Зимина. Это исключительно наши с моей женой Катей Гордеевой деньги, которые мы зарабатывали своим трудом, и те деньги, которые я периодически занимаю у своих друзей и возвращаю им.

Плакат "Открытой библиотеки"

Плакат "Открытой библиотеки"

– Вот эти визиты сотрудников ФСБ на протяжении последних полутора лет как выглядели: пришли-поговорили или какие-то документы показывали, оказывали какое-то давление на сотрудников библиотеки?

– Там есть куратор в ФСБ, который отвечает за работу с библиотеками и регулярно решает какие-то вопросы. Но последние полтора года вопрос у них был один – они приходили к Чаловой и постоянно выясняли вопросы с финансированием нашего проекта и настоятельно советовали: избавьтесь от него, уберите. Но так как Зое Васильевне проект нравился и она, как профессионал, понимала, что значит для библиотеки проект такого федерального масштаба, она отбивалась как могла. Объясняла, что люди-то разные приезжают на "Диалоги". И не только, как принято считать в администрации президента, враги народа, вроде Сокурова и Улицкой. Но был у нас, например, министр культуры Владимир Мединский, был директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский, были самые разные люди с самыми разными взглядами: Проханов, Прилепин, Шаргунов, Шендерович, Кашин...

– Обычно в таких ситуациях всех спрашивают – что стало последней каплей. Какой-то "Диалог" или что-то еще?

– Здесь несколько моментов. Главное – они не смогли понять, что нет никакого тайного спонсора в этой истории. Далее: наш отъезд с детьми в январе в Ригу. Мы с детьми поехали туда для того, чтобы Катя могла родить там нашего пятого ребенка. Потому что те, кто читали роман Улицкой "Лестница Якова", знают, как мы рожали нашего четвертого ребенка в Петербурге...

– С большими приключениями...

– Да, по колено в воде. Поэтому мы приняли такое решение и поехали. Поговорил с Чаловой, договорились, что я буду работать удаленно в обычном объеме. Как и работал до вчерашнего дня. Но для них все: человек уехал в Латвию, значит, точно финансируется из-за границы.

– Еще в комментариях упомянутого уже Константина Сухенко фигурирует земля, купленная в Латвии, и вид на жительство там.

– Мы, как все граждане Российской федерации, у которых есть вид на жительство за границей, оповестили об этом Федеральную эмиграционную службу в установленном законом порядке. Это не является преступлением – наличие земли и ВНЖ где-то. Я думаю, если покопаться в источниках доходов и в том, какая есть недвижимость у того же Сухенко, там можно выяснить много интересного. Но мы этим заниматься не будем. Пусть он этим занимается, раз ему это так нравится. А в общем последней каплей, видимо, стал отъезд в Латвию, безуспешные поиски заграничных спонсоров и еще один момент... В феврале мы делали "Диалог" памяти Немцова, в котором участвовали Венедиктов и Лурье. И я знаю, что в тот момент было жуткое какое-то обострение. Из департамента культуры звонили Чаловой каждый пять минут и требовали отменить, запретить и т. д. А потом мы еще съездили с нашим проектом "Открытая лекция" в Одессу с "главным предателем Родины" Улицкой. Вот все это одно на другое наложилось, и они пошли ва-банк.

– Удивительно, как долго противостояло всему этому давлению руководство библиотеки имени Маяковского…

– Они отчаянной смелости люди, мы вместе стояли стеной, но силы не безграничны.

– Еще ведь само название "Открытая библиотека" по нынешним временам уже выглядит подозрительно.

Арестовывайте всех нас, кто в этом участвовал, кто приходил, кто поддерживал Николая Солодовникова, потому что он давал нам говорить, сам ведь он ничего практически не говорил

– "Открытая библиотека" – мы назвали наш проект так еще до того, как Михаил Ходорковский вернулся из тюрьмы. Нас все пытаются с ним связать, но мы никак с ним не связаны.

– Как и дискуссии в вашем проекте не были посвящены каким-то сиюминутным политическим проблемам. Тема последнего вчерашнего диалога между протоиереем Алексеем Уминским и культурологом Левоном Нерсесяном звучит так: "Андрей Тарковский: от Рублева до Леонардо"…

– Да, такая тема и правда может подорвать основы конституционного строя... И посмотрите на лица спикеров – террористы, вербовщики ИГИЛ (запрещенная в России организация. – РС)...

– А началась вчерашняя серия диалогов с дискуссии между Екатериной Шульман и Александром Эткиндом. Анонсируя ее, вы, собственно, и сообщили о том, что из библиотеки вас прогоняют. При этом сам разговор был посвящен проблемам исторической памяти. Почему показалось важным поговорить именно про это?

– Мы много в последнее время говорили на эту тему. Потому что она болезненная и очень важная – что такое историческая память, как жить с нею, бывает ли ее слишком много, что такое массовое покаяние, что такое – покаяние индивидуальное.

Тут важный момент еще надо отметить: я, как организатор проекта "Открытая библиотека", не считаю себя человеком либерального лагеря. Мои многие оценки происходящего часто резко расходятся с людьми, которых традиционно к этому лагерю относят. И при этом у нас всегда было понимание того, что "Открытая библиотека" – это тот идеальный телевизор, который мы потеряли когда-то, в том числе и включая ваш, Юлия, телеканал ТВ-2. Мы потеряли прямой эфир, потеряли возможность видеть эти лица, слышать эти разговоры. И мы попытались возродить все это в нашей библиотеке с трансляциями "Диалогов" на "Медузе", потом на "Эхе Москвы". А темы у нас всегда были разные: мы говорили о медицине, о спорте, о политике, об образовании. Обо всем, что волнует людей, живущих сегодня в России.

"Открытая библиотека"

"Открытая библиотека"

– По ходу вчерашних "Диалогов" еще вот какая тема возникала у вас: кто несет большую ответственность за происходящее сейчас в России. Виновны так называемые "элиты", или просто есть ход вещей, исторические закономерности и ничего с этим не поделать. Вам самому как кажется?

– Что я могу ответить... У меня одно гражданство, я русский человек, я – часть русского народа, я никогда себя не отделял от русского народа. Единственные интересы, которые у меня есть, – это интересы моей страны, моей Родины. Вот все, что я имею сказать по этому поводу

– Но если все-таки говорить об ответственности за происходящее в нашей стране интеллектуалов. Что они могу сделать? И могут ли, должны ли что-то делать сейчас? Или мы имеем сейчас ситуацию, которая описывается формулой "Где ты ничего не можешь, там ты ничего не должен"?

– Я не люблю разговоры про теорию малых дел, я же не волонтер даже. Я просто ничего больше не умею делать. Для меня другой сферы, кроме образования и просвещения, не существует, я думаю, что нужно нам всем научиться искусству компромисса и диалога. Мы и пытались поэтому собирать на "Диалогах" людей очень разных по взглядам и возрасту, социальному и материальному статусу, чтобы все они говорили друг с другом. Сегодня обязанности "элиты", если она существует, могут быть вот в чем: перестать быть членом своего только клуба, перестать разговаривать с самими собой только, закрываться в бесконечных коворкингах, лофтах, редакциях. Надо выходить к людям и разговаривать с ними и друг с другом. Потому что все мы, повторюсь, – русский народ и другого народа тут нет. И не будет.

– Но многие вам скажут сейчас: вот вы попробовали разговаривать и что из этого вышло?

– Ну так мы делали наши "Диалоги" три года каждый месяц. Неужели это мало? И кто сказал, что мы сдались? Сегодня есть какая-то усталость. А завтра мы сядем и будем думать, как продолжать делать "Диалоги" дальше в Петербурге.

– То есть вы будете искать другую площадку в Петербурге? Не будете здесь закрывать свой проект, переносить его за границу, эмигрировать?

– Я точно все сделаю для того, чтобы продолжить "Диалоги" здесь. Все усилия приложу к тому, чтобы проект продолжился в Петербурге, – говорит Николай Солодников.

Сегодня на сайте "Открытой библиотеки" появилось заявление выдающегося российского режиссера Александра Сокурова:

"Если "Диалоги" на самом деле закроют, если будет попытка преследования Николая Солодникова, которого я считаю выдающимся соотечественником, то по мне, как по гражданину России, будет нанесен ощутимый удар. Я буду по-граждански и по-человечески унижен. Арестовывайте всех нас, кто в этом участвовал, кто приходил, кто поддерживал Николая, потому что он давал нам говорить, сам ведь он ничего практически не говорил. Давайте, арестовывайте тогда меня, Максима Шевченко, лауреата Нобелевской премии Светлану Алексиевич, ну и министра культуры, наверное, забирайте нас всех…

Это, наверное, тотальная подготовка перед выборами, поскольку всякая процедура размышлений опасна правящей партии, которая не выходит на серьезные дебаты. Выполняется задача заглушить параллельно существующую общественную жизнь. Это не только неконституционно, это политически безграмотно вместо того, чтобы развивать общественную дискуссию. Я во всем этом узнаю то прошедшее время, что я уже прожил и где я уже жил. Я не сомневался, что это вернется, и это возвращается..."

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG