Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваш дешевеющий вклад


Реальная, с учетом инфляции, годовая доходность частного банковского вклада снизилась до 1,5%.

Реальная, с учетом инфляции, годовая доходность частного банковского вклада снизилась до 1,5%.

Ставки по частным вкладам в российских банках снизились до уровней двухлетней давности. Но не по кредитам...

Только с начала года они потеряли почти десятую часть. С одной стороны, все выглядит закономерно – инфляция за это время замедлилась более чем в полтора раза. Однако проценты по вкладам снижаются уже целый год, и даже резкое замедление роста цен в стране в первом полугодии на них практически не отразилось. Куда важнее, отмечают эксперты, оказываются другие факторы.

Максимальная процентная ставка по частным вкладам в 10 российских банках, на доля которых приходится в целом более 70% общего их объема, в первой декаде июля составила в среднем 9,13% годовых. То есть она снизилась теперь до уровня июля 2014 года. Эта ставка является точкой отсчета для всего российского рынка частных вкладов – Центральный банк (ЦБ) не “рекомендует” банкам превышать ее более чем на 3,5%. В противном случае тот или иной банк рискует стать объектом “повышенного внимания” со стороны банковского надзора.

В конце декабря средняя ставка составляла 10,1% годовых. Таким образом, за полгода она снизилась на 9% к тогдашним уровням. С одной стороны, в стране резко замедлилась годовая инфляция – с почти 13% в декабре до чуть более 7% в июле. С другой стороны, как отмечают многие эксперты, в условиях, когда общий спрос на кредиты со стороны населения резко упал, а доля качественных, то есть реально платежеспособных заемщиков также резко сократилась, банкам и не нужны уже новые средства населения в прежних объемах. Снижая процентные ставки по вкладам, они таким образом снижают и их привлекательность.

Дмитрий Феденков, руководитель аналитического управления российского отделения шведского банка Nordea:

- Естественно, повлияло и снижение инфляции, но основным драйвером для динамики ставок по вкладам стали спад спроса на кредиты и, соответственно, гораздо меньшая потребность у банков в пополнении собственных средств. Более того, в российской банковской системе постепенно формируется структурный профицит ликвидности, когда банки, в частности, становятся нетто-кредиторами для Центрального банка. Все это свидетельствует о том, что реальный спрос на кредиты никак не стимулирует банки к привлечению дополнительно ликвидности с рынка, и, соответственно, у них нет необходимости конкурировать между собой за средства населения. В результате ставки по вкладам снижаются.

Если ставки по вкладам физических лиц в большей степени отражают потребность банков в ликвидности, то ставки по кредитам являются, скорее, мерилом их собственного риска в отношении заемщиков, которые обращаются к ним за кредитами. Поэтому такой уж прямой корреляции между ними нет – основные их драйверы все-таки “отвязаны” друг от друга.

Поясним, что структурный профицит ликвидности в банковской системе означает ситуацию, при которой коммерческие банки держат на своих счетах в Центральном банке больше собственных свободных средств, чем они привлекают от самого ЦБ в рамках разного рода операций рефинансирования. В этом случае они и становятся де-факто нетто-кредиторами Центрального банка, для которого такая ситуация - не из лучших. Ведь она ослабляет влияние мер его денежной политики и потому вынуждает задействовать особые инструменты, чтобы нейтрализовать эти избыточные, условно говоря, средства банков. И здесь вновь речь можно вести о двух факторах. С одной стороны, избыточные средства появляются у банков ввиду того, что на них не находится адекватного платежеспособного спроса – как со стороны населения, так и со стороны компаний. С другой стороны, возникновение теперь структурного профицита в банковской системе России во многом связывают с масштабным расходованием правительством средств Резервного фонда – для покрытия текущего дефицита федерального бюджета.

Олег Кузьмин, главный экономист по России инвестиционной компании “Ренессанс Капитал”:

- Первичной причиной возникновения структурного профицита ликвидности являются именно траты Резервного фонда. Не стоит путать понятие банковской ликвидности с другими экономическими и финансовыми понятиями. Ее можно сравнить с объемом наличных в кошельке обычного человека. Соответственно, в контексте банковского сектора имеют значение именно потоки банковской ликвидности. В данном случае - это расходование средств Резервного фонда. Центральный банк “печатал” рубли, когда предоставлял эти деньги Министерству финансов. При этом он сокращал собственное рефинансирование банковской системы.

В целом ставки по кредитам и по депозитам, как правило, движутся сонаправленно, то есть снижение одних ставок сопровождается и снижением других, и наоборот.

Ключевая ставка Центрального банка России – та, которая во многом и определяет все остальные процентные ставки в экономике - оставалась неизменной (11% годовых) почти 11 месяцев подряд: с начала августа 2015-го до середины июня 2016-го, когда она была снижена до 10,5%. Но за это же время средняя максимальная ставка по частным вкладам в целом снизилась аж на 15% - с тогдашних 10,8% годовых до нынешних 9,13%. Получается, она и не сильно зависела от самой ключевой ставки ЦБ?

Дмитрий Феденков:

- Да, корреляция здесь уже не так сильна, как раньше. Ведь сейчас изменение ставок по депозитам физических лиц определяется в основном текущим спросом на дополнительную ликвидность со стороны самих банков.

Вряд ли мы увидим в скором будущем такой спрос банков на вклады физических лиц, который заставил бы их конкурировать за эти средства. И, соответственно, привел бы к росту ставок по депозитам.

Последняя статистика Центрального банка указывает на то, что спад потребительского кредитования в стране постепенно сходит на нет. Годовые его темпы в течение первого полугодия замедлились в три раза, тогда как помесячные медленно растут уже два месяца подряд. Представим, что такая динамика сохранится и в ближайшие месяцы и что объемы потребительского кредитования в стране будут постепенно нарастать. Значит ли это, что банкам вскоре вновь могут потребоваться дополнительные деньги населения и они вновь начнут за них конкурировать, повышая ставки по вкладам? Или пока до этого еще далеко?

Дмитрий Феденков:

- Боюсь, до такой ситуации нам еще далеко… Мы еще долго не увидим прежних темпов роста объемов кредитования. Но, может быть, - и слава Богу? Ведь вопрос - насколько они были оправданы? Насколько осмотрительно банки предоставляли новые кредиты заемщикам? Вряд ли мы увидим в скором будущем такой спрос банков на вклады физических лиц, который заставил бы их конкурировать за эти средства. И, соответственно, привел бы к росту ставок по депозитам.

Не стоит путать понятие банковской ликвидности с другими экономическими и финансовыми понятиями. Ее можно сравнить с объемом наличных в кошельке обычного человека.

Если максимальная ставка по частным банковским вкладам в России составляет сегодня в среднем 9,13% годовых, то средние ставки по потребительским кредитам – около 20% и даже больше. То есть разрыв между этими ставками – более чем вдвое. В нынешней ситуации насколько они в целом оказываются взаимосвязанными?

Олег Кузьмин:

- Ставки по кредитам и по депозитам, конечно, взаимосвязаны. Бывает, что разница между ними или оказывается большой, как сегодня, или, наоборот, сокращается. Но в целом ставки по кредитам и по депозитам, как правило, движутся сонаправленно, то есть снижение одних ставок сопровождается и снижением других, и наоборот.

Дмитрий Феденков:

- В принципе если ставки по вкладам физических лиц в большей степени отражают потребность банков в ликвидности, то ставки по кредитам являются, скорее, мерилом их собственного риска в отношении заемщиков, которые обращаются к ним за кредитами. Поэтому такой уж прямой корреляции между ними нет – основные их драйверы все-таки “отвязаны” друг от друга.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG