Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ужасные события в Ницце вряд ли можно квалифицировать как теракт. Убийца не был правоверным магометанином. По словам знавших его, он употреблял алкоголь и наркотики. Не посещал мечеть, не молился, как все верующие – в любом месте, где застанет время намаза. Его сосед говорит, что он "любил девочек и сальсу". Какой там исламизм!

31-летний араб Моаммед Ляуэйж-Булэль, уроженец Туниса, был обычным работягой. Эмигрант из неблагополучной страны, получивший вид на жительство во Франции и посылавший своим родственникам на родине часть заработанных денег. Так делают все эмигранты – арабы во Франции, таджики в России, мексиканцы в США. В последнее время у Ляуэйжа-Булэля возникли денежные затруднения, вдобавок ушла жена, одним словом – черная полоса в жизни.

Первые десять часов после трагедии на Английской набережной французская полиция не говорила о теракте. "Исламское государство" тоже не спешило брать на себя ответственность. Булэль уже попадал в поле зрения полиции, и, разумеется, его проверяли на предмет связи с исламистами. Ничего подозрительного выявлено не было. Мелкая уголовщина, заснул за рулем – авария, условный срок. Полиция не считала нужным вести за этим человеком постоянное наблюдение.

Почему массовое убийство признали терактом – вопрос, скорее, к политикам, чем к полиции. Некоторые внешние обстоятельства укладываются в привычную схему международного терроризма: араб из Туниса, огромное количество жертв, готовность убийцы к смерти.

Списывать все на международный терроризм – поветрие времени. Как ни страшно это звучит, дань моде

Но разве это исключительные признаки терроризма? Можно ли назвать терактом другой случай массового убийства людей, когда в марте 2015 года во Франции упал самолет А-320 и погибли 150 человек? Самолет преднамеренно направил в горы второй пилот Андреас Любиц. Он решил совершить самоубийство, прихватив с собой на тот свет еще полтораста человек. Разумеется, тогда никто не говорил о терроризме – немецкий пилот с расстройством психики, уроженец Германии. Какой тут может быть исламский терроризм?

Списывать все на международный терроризм – поветрие времени. Как ни страшно это звучит, дань моде. Освободившийся недавно из тюрьмы в Азербайджане историк и журналист, политзаключенный Ариф Юнусов свидетельствует, что по обвинению в международном терроризме в его стране сажают мусульман, которые отказываются платить дань полиции. Азербайджанские тюрьмы полны таких "террористов", вся вина которых лишь в том, что они не скрывают своей веры, носят бороды и отказываются откупаться от назойливых полицейских.

Таких случаев много и в других странах, в частности в России. Смешивая нетипичное социальное поведение с терроризмом, правосудие идет по ложному следу. Иногда, как в Азербайджане или России, это становится частью политической кампании. Правоохранительные структуры прикрывают рассуждениями о террористической угрозе злоупотребления властью и правосудием.

Похоже, во Франции прельстились подобным способом решения проблем. Может быть, французским властям лучше было бы обратить внимание на проблемы социального иждивенчества, когда мигранты, особенно находящиеся на содержании у государственного бюджета, считают, что государство обязано их содержать и все им должны? Если они чего-то недополучают, то все в этом виноваты и все должны за это отвечать. Например, под колесами грузовика.

У массовых убийств разные причины. Сводить все к исламскому терроризму – недопустимое упрощение. Так дойдет до того, что сексуальные маньяки, серийные убийцы и насильники для простоты решения тоже будут объявляться международными террористами.

Александр Подрабинек – правозащитник и журналист, ведущий программы Радио Свобода "Дежавю"

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG