Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Преступления без потерпевшего. Богохульство


Участники Крестного хода от Славянской площади до Васильевского спуска. 17.07.2002/ Александр Поляков/РИА Новости

Участники Крестного хода от Славянской площади до Васильевского спуска. 17.07.2002/ Александр Поляков/РИА Новости

В программе Александра Подрабинека "Дежавю" адвокат Вадим Клювгант и журналист Светлана Солодовник

Александр Подрабинек: Преступление без потерпевшего – термин не юридический и, конечно, условный. На самом деле потерпевший подразумевается.

Просто его нельзя вызвать ни на допрос к следователю, ни в суд для дачи показаний. Вот, например, Бог может быть потерпевшим?

Богохульство – самое страшное преступление в теократическом государстве и, наверное, самое экзотическое – в правовом.

Разумеется, потерпевшего в суде нет. От его имени выступают государство, церковь или фанатики-энтузиасты.

Доверенности на ведение дел у них, естественно, тоже нет, но они считают это излишним. Они абсолютно уверены в своем праве на представительство.

В Древнем Риме богохульство не считалось преступлением. Закон исходил из принципа, согласно которому оскорбление богов – дело самих богов.

Каким образом, по мысли римлян, такое ничтожное создание, как человек, может оскорбить всесильных богов? Сама мысль об этом казалась богохульной.

Богохульство – самое страшное преступление в теократическом государстве и, наверное, самое экзотическое – в правовом

В начале IV века император Константин объявил свободу вероисповедания естественным правом человека и предоставил возможность каждому поклоняться тому богу, к которому влечет его совесть.

Эпоха веротерпимости длилась недолго и закончилась в Европе с укреплением христианства. К хулению бога каноническое право относило божбу, лжеприсягу, уклонение от посещения церкви, несоблюдение постов, нарушение порядка в храме, повреждение священных предметов и многое другое.

С началом эпохи Просвещения общество образумилось. В XVII веке перестали наказывать за божбу, то есть клятву именем бога. В XVIII веке перестали сжигать на кострах ведьм и колдунов.

В XIX веке, после Великой Французской революции, началось возрождение принципов веротерпимости.

В XXI веке европейскому сознанию уже чужд религиозный фанатизм, который считается общественной нормой во многих странах Азии и Африки. Это очень ярко проявилось после публикации романа английского писателя Салмана Рушди "Сатанинские стихи". Рассказывает корреспондент Радио Свобода Андрей Королев.

Андрей Королев: Поэт больше, чем поэт, не только в России. Но если по Самойлову стихи никому не принадлежат, то жизнь их авторов нередко становится вожделенной целью для тиранов.

Роман уроженца Бомбея, подданного Британии Салмана Рушди "Сатанинские стихи", один их персонажей которого списан с пророка Мухаммеда, вызвал яростный гнев мусульман.

Иранский аятолла Хомейни публично проклял Рушди в своей фетве и приговорил его, а также всех лиц, причастных к изданию книги, к смертной казни. При этом он призвал мусульман всего мира исполнить смертный приговор. Иранский фонд Khordad Foundation объявил вознаграждение за убийство писателя. Причем, два с половиной миллиона долларов получит любой, кто убьет Рушди.

Писатель скрывался в течение многих лет, появляясь на публике лишь эпизодически. Преемник Хомейни, аятолла Али Хаменеи отверг покаяния писателя и заверил, что смертный приговор в отношении Рушди останется неизменным, "даже если он раскается и станет самым благочестивым человеком своего времени".

Поэт больше, чем поэт, не только в России

В период президентства Мохаммада Хатами правительство Ирана в 1998 году заверило, что оно "не намерено предпринимать никакие действия, угрожающие жизни автора "Сатанинских стихов" или кому-либо, так или иначе связанному с этим произведением".

Спустя три года сам Хатами заявил, что дело Салмана Рушди "должно считаться закрытым". Однако в 2003 году иранская организация "Революционная гвардия" объявила, что смертный приговор Рушди остается в силе. Спустя два года аятолла Хаменеи объявил, что убийство Рушди стало бы "богоугодным актом". В сентябре 2012 года Khordad Foundation увеличил награду за убийство Рушди до трех с половиной миллионов долларов.

В июне 2007 года по случаю дня рождения королевы Великобритании Салману Рушди был присвоен рыцарский титул, что вновь вызвало массовые протесты в мусульманском мире.

Через год в Лондоне по итогам голосования читателей в интернете Салман Рушди по совокупности литературных заслуг признан лучшим среди лауреатов Букеровской премии за все 40 лет ее существования. Сам писатель на церемонии присутствовать не мог, и специальную премию, а также 50 тысяч фунтов приняли его дети.

Однако фетва иранского аятоллы Хомейни до сих пор не отменена.

В XXI веке европейскому сознанию уже чужд религиозный фанатизм, который считается общественной нормой во многих странах Азии и Африки

Александр Подрабинек: В традициях европейской культуры – уважение религиозных чувств верующих. Но не менее значимы для европейской демократии и принципы свободы слова, свободы получения и распространения информации.

Казалось бы, по мере глобализации противоречия между основными ценностями различных культур должны хотя бы стереться, если уж не исчезнуть вовсе.

Однако этого не происходит. Или происходит, но очень медленными темпами. Возможно, европейская политика мультикультурализма на практике оказывается слишком идеалистичной.

Смешение культур не всегда приводит к общему знаменателю. Те, для кого богохульство остается личным оскорблением и страшным преступлением, вряд ли смогут когда-нибудь понять и принять укоренившиеся на Западе представления о демократических свободах и правах человека.

В традициях европейской культуры – уважение религиозных чувств верующих

Они будут возмущаться и требовать жестокого наказания для тех, кого посчитали своими обидчиками, как в случае с публикациями в Дании карикатур на пророка Мухаммеда.

Андрей Королев: 14 февраля 2015 года. 22-летний Омар Абдель Хамид Аль-Хуссейн сумел проникнуть на общественный семинар "Искусство, богохульство и свобода слова" в кафе "Крудтенден" ("Пороховая бочка"), где открыл стрельбу. В результате один из присутствовавших в зале был убит, а трое полицейских ранены.

Мишенью Аль-Хуссейна был шведский художник Ларс Вилкс, чьи карикатуры на пророка Мухаммеда были размещены в одной из центральных датских газет. Во время нападения карикатурист не пострадал.

Спустя несколько часов похожее нападение было осуществлено на здание Большой синагоги Кристалгейд в центре Копенгагена. При попытке отбить атаку один охранник погиб, двое стражей порядка были ранены. Сам Омар Абдель Хамид был убит в перестрелке.

Теракты 2015 года в Копенгагене стали самым громким аккордом в деле исламских радикалов против независимых художников

Несколькими годами ранее полиция Копенгагена уже арестовывала пятерых исламистов, подозреваемых в подготовке нападения на датскую газету Jyllands-Posten, в 2005 году разметившую на своих страницах рисунок пророка Мухаммеда. На одном из них Мухаммед носит тюрбан в форме бомбы с зажженным фитилем. Другая карикатура изображает пророка в образе кочевника с ножом в окружении двух женщин, закутанных в черные одеяния.

Реакция исламского мира последовала незамедлительно. Своего посла из Копенгагена отозвала Саудовская Аравия, датские фирмы вынуждены были сократить свою деятельность в некоторых районах мира, входящих в зону влияния мусульман, в здание представительства Евросоюза в секторе Газа ворвались вооруженные люди и потребовали извинений.

Андрей Королев

Андрей Королев

В ответ на угрозы многие европейские газеты опубликовали скандальные рисунки, таким образом выразив солидарность со своими датскими коллегами. Курт Вестергаард, автор карикатуры на пророка с бомбой вместо тюрбана, получил престижную премию Media Prize "за весомый вклад в дело развития демократии и свободы слова в Европе".

При этом художник продолжает жить под охраной полиции, поскольку в его адрес раздаются постоянные угрозы.

Теракты 2015 года в Копенгагене стали самым громким аккордом в деле исламских радикалов против независимых художников.

Свое возмущение произошедшим высказали главы европейских государств, генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, главный раввин России Берл Лазар. С гневным осуждением теракта выступил глава японского МИД Фумио Кисида.

В России, пусть и завуалированно, продолжают оправдывать религиозный фанатизм в странах Азии и Северной Африки

Российский президент отреагировал на карикатурный скандал своеобразно: "Мы сожалеем обо всем, что сейчас происходит в мире на почве религиозной конфронтации. Мы осуждаем и карикатуры подобного рода, которые вносят дополнительный раскол между конфессиями, оскорбляют чувства верующих, провоцируют их. Перед тем как что-либо опубликовать, нужно сто раз подумать", – сказал Путин. Тем самым он дал сигнал руководителям Чечни и Татарстана устроить бойкот датских товаров.

При участии мусульманских республик в России, пусть и завуалированно, продолжают оправдывать религиозный фанатизм в странах Азии и Северной Африки.

Александр Подрабинек: Закон, спасающий общество от богохульства, от оскорбления чувств верующих, – это как ярлычок для деспотических режимов. Посмотрел на ярлычок – и сразу же понял, что это за страна.

В Иране суд приговорил 14-летнего мальчика к 85 ударам плетьми за то, что он ел днем во время мусульманского поста Рамадан. Во время порки он умер.

В Пакистане мужчину арестовали за то, что он лежал дома на кровати, положив ноги на Коран.

Закон, спасающий общество от богохульства, – это как ярлычок для деспотических режимов. Посмотрел на ярлычок – и сразу же понял, что это за страна

В Саудовской Аравии палестинского поэта и художника Ашрафа Файяда приговорили к смертной казни за хулу на бога и отречение от ислама.

В Нигерии исламский суд приговорил девять человек к смертной казни по обвинению в богохульстве. Они оказались виноваты в "неправильных" высказываниях на религиозном собрании. В городе, где это произошло, народ устроил праздник, узнав о смертных приговорах.

В Сирии боевики запрещенного в России ИГИЛ казнили семилетнего мальчика за то, что он якобы совершил "богохульство". Мальчик что-то сказал во время игры со сверстниками. Его провели по городу со связанными руками, а затем расстреляли на площади на глазах у родителей.

Вот так защищают свои религиозные чувства оскорбленные верующие. Однако нетерпимость, лицемерие и жестокость они культивируют не только в собственных странах.

Они пытаются экспортировать их в Европу. Они хотят принудить всех жить по варварским обычаям Средневековья.

Убийство художников и разгром редакции Charlie Hebdo спровоцировали дискуссию вокруг возможности размещения карикатур на исламские символы. Но вряд ли такие споры смогут убедить фанатиков от религии

Андрей Королев: 7 января 2015 года в ходе вооруженного нападения на офис редакции сатирического журнала Charlie Hebdo в Париже были убиты 12 человек, включая двух полицейских. Нападавших было двое, они произвели около тридцати выстрелов из автоматического оружия. Среди погибших – рисовальщики-карикатуристы Стефан Шарбоннье, Жан Кабю, Жорж Волински и Бернар Верлак. Как сообщили европейские СМИ, нападение произошло спустя несколько часов после появления в "Твиттере" издания карикатуры на одного из лидеров группировки ИГИЛ Абу Бакра аль-Багдади.

Нападение на юмористический журнал вызвало шквал протеста по всему миру. В Париже прошла многотысячная манифестация, которую возглавили не только первые лица Франции, но и лидеры других государств, в том числе Бельгии, Великобритании, Германии, Испании, Италии, Польши, Украины. В марше памяти о жертвах теракта принял участие и министр иностранных дел России Сергей Лавров.

Но в самой России публикация карикатур вызвала неоднозначную реакцию. Тогда как либерально настроенная часть россиян высказывала солидарность с большинством французов, размещая в своих аккаунтах в соцсетях аватары с изображением французского флага и слоганом Je suis Charlie, представители властей предостерегали руководителей средств массовой информации от размещения на страницах газет карикатур из Сharlie Hebdo.

В столице Чеченской Республики Грозном состоялся массовый митинг при активном участии главы Чечни Рамзана Кадырова и местных священнослужителей. Не отказались от выхода на трибуну и представители православной церкви. Грозненское телевидение, находящееся в подчинении у Кадырова, вело многочасовую прямую трансляцию. Подобные акции были организованы властями и в других мусульманских республиках России.

Меж тем убийство художников и разгром редакции Сharlie Hebdo спровоцировали дискуссию вокруг возможности размещения карикатур на исламские символы. Но вряд ли такие споры смогут убедить фанатиков от религии.

Европейская цивилизация вряд ли откажется от такого выстраданного своего завоевания, как свобода слова

Александр Подрабинек: Тем не менее европейская цивилизация вряд ли откажется от такого выстраданного своего завоевания, как свобода слова, ни под давлением приезжих террористов, ни под влиянием доморощенных любителей святынь и беспрекословного порядка.

Апологеты варварства любят говорить, что у России свой особый исторический путь. Однако при всяком удобном случае они оглядываются на Запад: а нет ли там чего-нибудь подобного? Нельзя ли на кого-нибудь сослаться?

Действительно, в ряде западноевропейских стран до сих пор существует ответственность за богохульство. Эти статьи могут не применяться, они могут быть компенсированы множеством норм в защиту прав человека, но они существуют.

На Мальте за богохульство предусмотрены наказания от штрафа до тюремного заключения.

В Ирландии обсуждается вопрос о проведении референдума по отмене законов о наказании за богохульство.

В Дании Уголовный кодекс предусматривает ответственность за богохульство. Правда, последний раз эта статья применялась в 1938 году. Нацистскую организацию наказали тогда за антисемитскую пропаганду.

В Исландии ответственность за богохульство была отменена только в июле прошлого года.

Правозащитник Александр Верховский в брошюре, изданной информационно-аналитическим центром "Сова", пишет:

"В Финляндии можно потерять свободу за "публичную хулу против Бога", в Греции – за "оскорбление Бога" (наличие злого умысла является не необходимым условием, а отягчающим обстоятельством). Уголовный кодекс Сан-Марино упоминает "богохульство" без пояснения. В Нидерландах речь идет об оскорблении религиозных чувств посредством злобного богохульства".

В XXI веке Россия возвращается в Средневековье

Александр Подрабинек: В XXI веке Россия возвращается в Средневековье. В стране возрождается ответственность за богохульство. Православные фундаменталисты пытаются установить такую ответственность на практике, de facto, от себя и своей церкви.

Видео:

– Ту свинью, которую Табаков, Богомолов и компания подложили народу, люди возвращают. Это кощунство, это мерзость, это свинство!

– Россия без богохульства!

– Последнее предупреждение Олегу Табакову. Если богохульство из спектакля "Идеальный муж" не будет убрано, то его ждут серьезные последствия.

Александр Подрабинек: Эта компания невразумительных молодых людей, преподнесших голову свиньи главному режиссеру МХАТА, – не единственная такая компания на российском фронте борьбы с богохульством.

Кто в России насаждает религиозное мракобесие? Ради чего это делается? Какова в этом роль церкви?

Вот что думает по этому поводу религиозный обозреватель "Ежедневного журнала" журналистка Светлана Солодовник.

Когда государство исчерпало свои идеологические демократические идеи и концепции, оно оказалось на безрыбье

Светлана Солодовник: Церковь с удовольствием приняла бы и закон о богохульстве, который был отменен в России в 1905 году. Когда государство исчерпало свои идеологические демократические идеи и концепции, оно оказалось на безрыбье. Сейчас схватились за Великую Отечественную войну и пытаются из этого сделать какую-то квазирелигию.

Светлана Солодовник

Светлана Солодовник

В какой-то момент на излете 2011-12 годов, когда в обществе поднялось оппозиционное движение в связи с выборами, были массовые демонстрации, государство не на шутку испугалось. Церковь в этот момент повела себя очень осторожно, призывала к свертыванию протеста, к единомыслию и так далее. Государству это понравилось, и поэтому оно решило повернуться в сторону церкви и отчасти воспользоваться ее идеологическими наработками.

Александр Подрабинек: Некоторые считают, что борьба с богохульством – это только предлог для бездельников похулиганить и самоутвердиться. Возможно, это в значительной степени и так. Тем более что им практически все сходит с рук.

Обуреваемые жаждой деятельности, псевдозащитники православия объединяются в черносотенные организации – такие, например, как "Союз православных хоругвеносцев" или "Георгиевцы".

Обуреваемые жаждой деятельности, псевдозащитники православия объединяются в черносотенные организации

Упитанные и перепоясанные ремнями люди в униформе не только демонстрируют на улицах и площадях самих себя и свои дремучие взгляды. Вполне в традициях штурмовых отрядов они нападают на объекты неведомой им культуры, например, на выставку "Осторожно, религия!" в Сахаровском центре в Москве.

Андрей Королев: 14 января 2003 года. В Центре-музее Андрея Сахарова в Москве открылась выставка "Осторожно, религия!". Религиозная рефлексия художников разных стилей и направлений закончилась погромом. Шестеро мужчин среднего возраста били стекла, ломали инсталляции, заливали краской холсты, представляясь при этом православными христианами.

Вызванный сотрудниками музея наряд милиции задержал злоумышленников. Но уже через несколько часов все они были выпущены под подписку о невыезде. Правда, по факту нападения правоохранители возбудили уголовное дело по 213 статье "Хулиганство".

Активное вмешательство РПЦ в процесс над погромщиками закончилось их освобождением

Тогдашний председатель отдела внешних церковных сношений митрополит Кирилл назвал выставку "прямой провокацией, создающей напряжение в обществе", и выразил недоумение тем, что такая экспозиция вообще возможна в России.

Но на основании чего тогдашний митрополит судил о замысле художников? Одному из высших сановников Русской православной церкви не могло прийти в голову, что произведения могут предполагать бережное, уважительное отношение к вопросам религиозного мировоззрения. Клеймя организаторов выставки, он явно давал понять, что религия делает первые шаги по сращиванию с государством, тогда как авторы художественных работ словно бы предупреждали своих ценителей об опасности превращения религии в прокремлевский логотип.

Активное вмешательство РПЦ в процесс над погромщиками закончилось их освобождением. Следствие не нашло в действиях данных граждан состава преступления. Но скамья подсудимых не осталась пустовать. Вскоре на месте хулиганов оказались устроители выставки, которых обвинили в возбуждении национальной, расовой или религиозной вражды.

В обществе существует религиозное и не религиозное сознание, они равноправны

Юрий Самодуров, правозащитник, бывший директор Сахаровского центра: В обществе существует религиозное и не религиозное сознание, они равноправны. Никакое решение суда не может убедить носителей не религиозного сознания в том, что этого сознания не существует и что оно направлено на разжигание религиозной войны и ненависти.

Юрий Самодуров

Юрий Самодуров

Андрей Королев: Юрий Самодуров был признан виновным в разжигании религиозной и межнациональной розни в соответствии с частью 2 статьи 282 УК РФ.

Суд также счел, что обвинению удалось доказать вину и сотрудницы Музея имени Сахарова Людмилы Василовской. Обоих приговорили к многотысячным штрафам.

Александр Подрабинек: В 2007 году уличные ревнители православия потребовали запретить проводившуюся в Сахаровском центре выставку "Запретное искусство".

Организаторов выставки Андрея Ерофеева и Юрия Самодурова судили за разжигание религиозной розни и приговорили к крупным денежным штрафам.

В 2015 году православные фундаменталисты из организации "Божья воля" разгромили выставку работ Вадима Сидура в московском Манеже.

Диктор: Этот погром был как гром среди ясного неба. На выставке скульптур в Манеже вдруг появились молодые люди, которые хватали экспонаты, бросали их на пол и топтали ногами. Они кричали об оскорблении своих религиозных чувств и требовали закрыть выставку. В Манеже вместо поврежденных экспонатов теперь лежат листы красной бумаги с извинениями. Из четырех пострадавших гравюр художника Вадима Сидура две уже признаны не подлежащими восстановлению.

Погромщиков, борцов с богохульством практически не наказывают. А если и наказывают, то скорее символически

Александр Подрабинек: Погромщиков, борцов с богохульством практически не наказывают. А если и наказывают, то скорее символически.

В то же время, участников антиклерикальных выступлений или акций, осуждаемых церковью, преследуют жесточайшим образом.

Андрей Королев: История московской панк-группы Pussy Riot стала поводом для ожесточенной дискуссии о роли Русской православной церкви в делах государства. В феврале 2012 года спевшие на амвоне храма Христа Спасителя "Богородица, Путина прогони" девушки вряд ли предполагали, что панк-молебен может обернуться для них двумя годами тюрьмы.

Но Мария Алехина, Надежда Толоконникова и Екатерина Самуцевич оказались в центре международного внимания вовсе не благодаря художественным достоинствам акции, а потому, что в процесс включились первые лица РПЦ, увидевшие в сюжете попытку надругательства над православными святынями.

Обвинительный приговор по статье 213 "Хулиганство" стал беспрецедентным еще и потому, что о деле Pussy Riot публично высказался президент России, чье имя в нарицательном контексте прозвучало под сводами храма.

"Я считал и считаю, что наказание должно быть адекватно содеянному, – заявил Путин. – Они сначала в Елоховскую церковь пришли и там устроили шабаш, потом перешли в другой храм и там устроили еще один шабаш. В целом государство обязано защищать чувства верующих".

История московской панк-группы Pussy Riot стала поводом для ожесточенной дискуссии о роли Русской православной церкви в делах государства

Участницы группы неоднократно утверждали, что на ход предварительного расследования, в котором были задействованы 20 оперативников ГУВД Москвы, постоянно влияли звонки из патриархата.

Свою войну против музыкантов развернули и так называемые "православные активисты". Один из адвокатов Pussy Riot – Николай Полозов – получал угрозы расправы, в различных городах проводились митинги с призывами применить к участницам группы самый суровый приговор. Против сторонников группы активно выступило казачество, по обыкновению прикрывающееся православными лозунгами.

Потерпевшими по уголовному делу о панк-молебне в храме Христа Спасителя были признаны ранее проходившие свидетелями охранники храма.

В августе 2012 года состоялся суд, на котором участницы панк-молебна были обвинены в незаконном проникновении в огороженную часть храма. В суде были представлены результаты экспертизы, которая устанавливала наличие мотивов религиозной ненависти в действиях участниц Pussy Riot.

Но и спустя два года, уже после освобождения из колоний, Мария Алехина и Надежда Толоконникова продолжают подвергаться нападениям со стороны православных фанатиков и казаков.

Александр Подрабинек: В последние 10-15 лет российское законодательство неуклонно деградирует. Стремительно растет криминализация таких действий, в результате которых не бывает потерпевших и нет имущественного ущерба.

В последние 10-15 лет российское законодательство неуклонно деградирует

Одна из таких законодательных новаций – оскорбление религиозных чувств верующих. Словно в насмешку над здравым смыслом законодатель внес это положение в статью 148 УК, предусматривающую ответственность за нарушение права на свободу совести и вероисповеданий.

Между прочим, до трех лет лишения свободы. Как эта статья соотносится с конституционным принципом свободы совести? Адвокат Вадим Клювгант.

Вадим Клювгант

Вадим Клювгант

Вадим Клювгант: Я думаю, это соотносится примерно так же, как утверждение о том, что человеческая свобода, права и свободы человека – это ересь. Как там, так и тут одно с другим не состыковывается. На примере известного дела Pussy Riot мы видели, что закон просто корежили, подгоняя под хулиганство то, что не являлось хулиганством, а уже потом, реагируя, ударяя по хвостам, придумали оскорбление чувств верующих. И я не понимаю, как это может быть применено хотя бы с видимостью законности в современном обществе, современным судом, а не святой инквизицией, которая сжигала людей на костре после применения пыток. Я считаю, что это не правовые нормы, они не имеют права на существование в правовом государстве, каковым Российская Федерация объявлена действующей Конституцией.

Александр Подрабинек: В России, возвращающейся к авторитарным порядкам, законы о защите разнообразных святынь, символов и религиозных чувств до крайности обидчивых верующих людей постепенно находят применение.

Патриарх Кирилл высказался о правах человека уничижительно, назвав их ересью

Пока практика применения статьи 148 УК в части оскорбления религиозных чувств верующих, слава богу, невелика.

Но разве не знаем мы примеров так называемых "мертвых" статей, которые в один несчастный день вдруг оживали и начинали свое сокрушительное шествие по стране?

Насколько велика вероятность того, что дела об оскорблении чувств верующих получат массовое распространение?

Светлана Солодовник: Если у власти не будет каких-то других возможностей укрепляться, если она будет видеть в этом определенные выгоды и возможность таким образом собрать какое-то большинство, тогда да, это может приобрести массовый характер. Если они найдут для себя другую идеологию, тогда это мракобесие будет постепенно отходить в сторону, а если не найдут и будут дальше придерживаться этой линии, тогда все возможно.

Двигаясь в этом направлении, Россия не то что не поднимется с колен, но скоро и вовсе опустится на четвереньки

Александр Подрабинек: Спусковым крючком для этого может стать что угодно, а общественная атмосфера готовится уже сейчас. В первых рядах здесь стоит аффилированная с государством Русская православная церковь.

В марте этого года патриарх Кирилл во время одного из воскресных богослужений в храме Христа Спасителя высказался о правах человека уничижительно, назвав их ересью.

Патриарх Кирилл: Наверное, эти философские взгляды нельзя было бы назвать ересью, если бы очень многие христиане не приняли эти взгляды и не отдали приоритет человеческим правам более, чем слову Божьему. Поэтому мы сегодня говорим о глобальной ереси человекопоклонничества, нового идолопоклонства, исторгающего Бога из человеческой жизни.

Здесь сохраняется такой же простор для произвола, как и во всех других преступлениях без потерпевших

Александр Подрабинек: Ну, как господствующая церковь защищается от ереси и еретиков, мы знаем: со времен истребления язычников в древнерусском государстве, до сожжения староверов в Средине века и каторги за проповедь ереси в XIX веке.

Право – институт консервативный. Наверное, так и должно быть. Устаревшие правовые нормы отмирают долго.

Но пока в цивилизованном мире от них отказываются, в России они возрождаются. Богохульство заменено политкорректным "оскорблением религиозных чувств".

На первый взгляд это переносит статус потерпевшего с бога на верующих. На самом деле здесь сохраняется такой же простор для произвола, как и во всех других преступлениях без потерпевших.

Могут ли вообще религиозные чувства быть объектом преступных посягательств?

Вадим Клювгант: Что такое религиозные чувства? Они у всех верующих одинаковые, или они у каждого свои? Я понимаю, можно оскорбить человека в связи с его верованием, убеждениями, в связи с его внешностью, национальностью, какими-то предпочтениями и так далее. Как можно оскорбить чувства неясной природы – это уму юриста доступно с трудом.

Александр Подрабинек: И не только юриста, добавим мы. Любому здравомыслящему человеку понятно, что чувства не могут быть предметом заботы Уголовного кодекса.

Любому здравомыслящему человеку понятно, что чувства не могут быть предметом заботы Уголовного кодекса

В противном случае, учитывая принцип равенства граждан перед законом, надо признать преступным любое ущемление чувств любого гражданина. И поставить точку на литературе, искусстве, театре, кино – вообще культуре, да и общении людей между собой. Вдруг кто-нибудь на что-нибудь обидится?

Во время процесса по делу о выставке "Осторожно, религия!" один из свидетелей обвинения из числа православных фанатиков объяснял суду, что в принципе две любые перекрещенные палки образуют крест, а это сакральный символ и к нему надо относиться почтительно, а использовать только в культовых целях.

Но перекладина на телеграфном столбе – это тоже крест, используемый отнюдь не в культовых целях. Значит ли это, что надо отказаться от телеграфа?

До какого абсурда может довести людей религиозный фанатизм? И до какой жестокости? Как, например, этого православного, смертельно обиженного на игнорирующих его гомосексуалов.

Православный активист: Я пришел сюда защищать своих детей. За пропаганду надо наказывать очень жестко, максимально жестко. Адекватной мерой была бы, наверное, смертная казнь. Я говорю о том, чего хотели бы православные. За пропаганду содомии нужно называть смертной казнью по закону, желательно публичной, чтобы люди видели, что за это бывает.

Религиозные мракобесы находят поддержку у власти

Александр Подрабинек: Этот православный, мечтающий во имя своей веры убивать тех, кто занимается сексом иначе, чем это предписано религиозными канонами, конечно, не есть лицо сегодняшней России.

Россия в целом свободнее и умнее. Однако религиозные мракобесы – и те, что сидят в Государственной Думе, и те, что, лелея свои обиды и ненависть, бродят по чужим митингам, находят поддержку у власти.

Двигаясь в этом направлении, Россия не то что не поднимется с колен, но скоро и вовсе опустится на четвереньки. До первобытного уровня. Ибо упасть всегда легче, чем подняться.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG