Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Статья кинорежиссера Андрея Звягинцева в газете "КоммерсантЪ" стала ответом на высказывания пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова. Песков же отреагировал на отчаянное и эмоциональное выступление художественного руководителя театра "Сатирикон" Константина Райкина на седьмом съезде Союза театральных деятелей России.

Райкин на официальном мероприятии заговорил о государственной цензуре и призвал коллег к цеховой солидарности. В ответ на это Дмитрий Песков сказал, что "цензура недопустима", но напомнил "о разнице между постановками, создаваемыми на государственные деньги, и теми, которые создаются с привлечением иных источников финансирования". Именно это высказывание пресс-секретаря президента задело за живое Андрея Звягинцева, который напомнил чиновнику, что государственные деньги – это деньги налогоплательщиков, а потому диктовать деятелям искусства, что и как им показывать, представители государства не имеют права.

Андрей Звягинцев

Андрей Звягинцев

Звягинцева, так же как и Райкина, поддержали многие коллеги, которые в той или иной форме сталкивались и сталкиваются с государственной цензурой. Одной из ее разновидностей стала выдача прокатных удостоверений. Фильмы, которым Министерство культуры России отказывает в выдаче подобных удостоверений, оказываются "на полке". Той самой "полке", которая хорошо известна еще с советских времен. Тогда путь фильмов к зрителю растягивался на годы, а иногда и десятилетия. "Покаяние" Тенгиза Абуладзе, "История Аси Клячиной, которая любила, да не вышла замуж" Андрея Кончаловского, "Интервенция" Геннадия Полоки, "Скверный анекдот" Александра Алова и Владимира Наумова и многие другие.

Виктор Матизен

Виктор Матизен

– Министерство культуры всеми правдами и неправдами устанавливает запрещенную законом цензуру, – говорит киновед Виктор Матизен, – они просто называют это другими словами, но по сути дела – это именно цензура. Что такое невыдача прокатных удостоверений по содержательным мотивам, которую они регулярно практикуют? В первый раз это было с фильмом Майи Милош "Клип", затем с фильмом Хусейна Эркенова "Приказано забыть", которому тоже не дали прокатного удостоверения. Это самая наглая и самая беспардонная цензура! И то, что Звягинцев выступил против нее, совершено логично и правильно.

Поддерживает коллегу известный театральный и кинорежиссер Владимир Мирзоев. Он говорит, что его фильмы сняты на частные деньги, и с государственной машиной он сталкивается уже на стадии получения прокатного удостоверения:

Театр полностью распоряжается спектаклем, он может его изуродовать, может снять или просто не выпустить

– Это создает проблемы. Могут возникать и какие-то цензурные изменения. Например, в нашем фильме "Ее звали Муму" нам пришлось убрать ненормативную лексику. Ее там не так много, тем не менее на экране не звучат эти слова. Что касается этого министерского фильтра, он сам по себе очень мощный, потому что там существует экспертный совет, в котором есть даже люди профессиональные, но этот экспертный совет имеет совещательный голос, а чиновники могут легко пересмотреть все рекомендации экспертного совета. Концепция идеологического давления, на которой настаивает министр культуры и его окружение, его подчиненные, в принципе мне кажется абсурдной. О каком "заказе музыки" может вообще идти речь? Музыку заказывает общество, а общество разнообразно, сложно, оно состоит из очень многих групп, эти люди платят налоги, и каждый из них имеет право получить тот фильм или спектакль, который ему интересен. Пусть тогда Министерство культуры проводит по поводу каждого проекта референдум. Это абсурд!​

Владимир Мирзоев

Владимир Мирзоев

– А есть ли у художника какие-то способы бороться с цензурой в рамках закона?

– С одной стороны, существуют пункты в контракте, что театр, скажем, обязан согласовывать любые изменения, которые происходят в спектакле, но по факту это авторское право отсутствует. Оно распространяется на драматургию, на хореографию, на сценографию, но не на режиссуру. Теоретически театр полностью распоряжается спектаклем, он может его изуродовать, может снять или просто не пустить спектакль на сцену, не выпустить даже готовый спектакль или не запустить уже оговоренный проект, что часто бывает, – сказал Владимир Мирзоев.

Без поддержки государства искусству выживать сложно. Но принцип "кто платит деньги, тот заказывает музыку", здесь не применим, считает продюсер Андрей Сигле:

Невозможно отобрать голос, заплатив за это деньги, даже большие деньги

– Мы работаем в области искусства, а искусство, к сожалению, на сегодняшний день не может существовать без поддержки меценатов и государства. Но я абсолютно согласен с той мыслью, что государству мы абсолютно необходимы, потому что гуманизация людей может происходить только через культуру, только через произведения искусства, через фильмы, через выставки. На сегодняшний день мы абсолютно необходимы, мне кажется, друг другу: государство нам, а мы государству.

– Вы продюсер фильмов Александра Сокурова, в том числе и картины "Фауст". Известный факт: Александр Сокуров во время работы над этим фильмом обратился за помощью непосредственно к Путину. Оказывало ли государство на вас давление?

Мы через две ступеньки прыгаем назад в СССР, даже уже не в брежневские, а в сталинские времена

– Нет, это один из положительных примеров. Финансы, выделенные на фильм, были выданы без каких бы то ни было условий. На мой взгляд, никто и не рассчитывал на то, что дополнительное финансирование картины вдруг сделает нас особо лояльными государству. Невозможно отобрать голос, заплатив за это деньги, даже большие деньги. Может быть, для кого-то это нормально, а для нас это абсолютно неприемлемо.

– И Райкин, и Звягинцев возлагают вину за цензуру не только на государство и чиновников, но и на самих творцов, занимающих соглашательскую позицию...

– Я во многом согласен и со Звягинцевым, и с Райкиным, и мы, конечно, проигрываем по многим статьям эту войну, которую затеяло государство. Нападкам ведь подвергается не только искусство, под ударом и история, и образование, все то, что дает людям свободно мыслить. Государству удобнее управлять народом, который находится в стойле. Мы через две ступеньки прыгаем назад, в СССР, даже уже не в брежневские, а в сталинские времена окунаемся. Хотя еще жив мой отец, который ребенком сидел в сталинском лагере. И он часто мне говорит: "Але, ребята, я еще жив!" Прошло не так много времени, а мы все забыли, и стройными рядами возвращаемся в то, что мы уже видели и что мы решительным образом отвергали в перестройку, в 90-е годы. И я снимаю шляпу перед Райкиным, Звягинцевым. Ои совершенно своевременно, а может быть, даже с некоторым запозданием, но говорят об этом, – сказал Андрей Сигле.

Андрей Сигле

Андрей Сигле

Андрей Звягинцев и Константин Райкин публично высказали то, о чем говорят многие их коллеги, правда, предпочитают это свое мнение не афишировать, не желая ссориться с властью.

– Резонанс от слов человека у нас в России, по крайней мере, зависит от того, какое положение этот человек занимает в общественном мнении, – говорит киновед Виктор Матизен. – Звягинцев – это ньюсмейкер, Константин Райкин тоже. И когда эти люди произносят то, что другие говорили или писали в своих статьях, или в фейсбуке, оно приобретает тысячекратную силу!

Снятый в КНДР документальный фильм Виталия Манского "В лучах солнца" в конце октября отказались показывать 8 кинотеатров, находящихся в непосредственном подчинении государственных структур. По словам их руководителей, это сделано по просьбе северокорейской стороны, так как Манский якобы нарушил условия договора.

Кадр из фильма Виталия Манского "В лучах солнца"

Кадр из фильма Виталия Манского "В лучах солнца"

"Для того, чтобы сегодня в России закрыть спектакль, выставку или отменить запланированный показ фильма, достаточно, чтобы о своих оскорбленных чувствах заявили отдельные группы людей. С их мнением и их оскорбленными чувствами власти считаются больше, чем с талантом художников". На это высказывание Константина Райкина обратили внимание не только те, кто его поддерживает.

В четверг стало известно, что лидер приближенного к президенту России мотоклуба "Ночные волки" Александр Залдостанов обвинил Райкина в попытке превратить Россию в "сточную канаву". Комментируя это высказывание байкера, Дмитрий Песков заявил: "Я считаю, что просто бес попутал этого мотоциклиста, который его (Константина Райкина) оскорбил. Я надеюсь,что он извинится". Песков также сказал, что с уважением относится к кинорежиссеру Андрею Звягинцеву, но "не во всем с ним согласен".

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG