Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

При поддержке Джонни Деппа


Джонни Депп выступил в поддержку Олега Сенцова

Джонни Депп выступил в поддержку Олега Сенцова

Западные правозащитники обеспокоены судьбой украинского кинорежиссера Олега Сенцова, осужденного в России на 20 лет колонии строгого режима по обвинению в создании "террористического сообщества" в Крыму. Он отбывает наказание в тяжелых условиях в Якутии, к нему применяются пытки. Voice Project – одна из американских некоммерческих организаций, которые предпринимают энергичные усилия для облегчения участи Олега Сенцова. Организация привлекает известных деятелей искусства к правозащитной работе, с тем чтобы они оказали поддержку своим коллегам, пострадавшим от конфликта с властями. На днях было объявлено, что делом Олега Сенцова занялся звездный киноактер Джонни Депп.

О деятельности Voice Project Радио Свобода рассказал создатель и руководитель организации Хантер Хини.

– Наш проект зародился в Уганде. Местные женщины создавали там вокальные коллективы и пели песни, обращенные к детям, которых насильно завербовали в солдаты командиры незаконных вооруженных формирований. Песнопениями они призывали детей вернуться домой и ничего не бояться: взрослые их понимают и все простят. Эти напевы оказались весьма действенным орудием против зомбирования, которым подвергались несовершеннолетние солдаты в своих отрядах. В какой-то момент эти мелодии начали транслировать по радио и через громкоговорители. По подсчетам, из детей, вернувшихся в свои семьи, до 80 процентов сделали это, так сказать, под влиянием "музыкальной терапии". Мы изучили этот опыт и применили его в схожей ситуации в Конго и в Центрально-Африканской Республике. Голос африканских женщин был подхвачен и усилен нами на Западе. Отсюда название проекта.

Успехи, достигнутые Voice Project в Африке, убедили Хантера Хини и его соратников в целесообразности расширения географии их деятельности:

– В 2012 году мы подметили одну весьма печальную тенденцию: усиление в мире авторитаризма, жертвами которого все чаще становились деятели искусства, не побоявшиеся, скажем так, в голос, громко и открыто заявить о своем несогласии с авторитарным трендом. А также очень драматично, как и подобает художникам. Среди тех, кто привлек наше внимание, были Pussy Riot: девушек фактически лишили свободы за спетую песню. Своими голосами мы хотели поддержать дело, за которое они возвысили свой голос. Переключившись на защиту несправедливо осужденных артистов, мы расширили и географию, и тематику нашего проекта. После Pussy Riot у нас были подзащитные в Таиланде, Малайзии, Вьетнаме, Иране, Саудовской Аравии. Хочу сказать, что нас не полностью устраивает и состояние гражданских свобод в Соединенных Штатах. Наступление на права человека в нашей стране мы видим давно, и в свете последних выборов опасаемся еще большего ускорения этого процесса.

Фотопроект Voice Project

Фотопроект Voice Project

– Как конкретно вы помогаете художникам, попавшим в опалу?

– Пытаемся вызволить их из заключения или как минимум облегчить условия содержания, сделать эти условия более безопасными, гуманными. Иногда нам удается посредством просветительских кампаний привлечь широкое внимание к артистам еще на стадии преследования, предшествующей аресту. Порой, если власти желали предотвратить огласку, это останавливало притеснения. Мы фокусируемся на промежутке между арестом и предъявлением обвинений нашим подопечным, в течение которого возможно добиться их отмены или, по крайней мере, смягчения.

Смягчения наказания Voice Project чаще всего добивался, защищая протестующих демонстрантов в США, заметил Хантер Хини, например, музыкальный коллектив Solidarity Singers, который агитировал в пользу профсоюза государственных служащих в Висконсине и против губернатора штата, не желавшего вести с ними переговоры о новом контракте. Ну а список звезд, которые сотрудничают с проектом, он растет или это примерно один и тот же состав?

– Поначалу мы полагались на наших друзей. Упомяну хотя бы панк-рокера Билли Брэгга и фолк-группу Edward Sharpe and the Magnetic Zeros, отличных музыкантов и энергичных активистов-правозащитников. Сооснователем Voice Project была дочь прославленного рок-музыканта Питера Гэбриэла Анна, и ее отец тоже принимал деятельное участие в создании организации и в различных ее инициативах. Мы все время ищем новых союзников. Что касается Джонни Деппа, то это первый раз, когда мы работаем вместе, и он очень помог нам в деле Олега Сенцова.

– В заключение несколько слов о результатах вашей деятельности.

Олег Сенцов на суде

Олег Сенцов на суде

– Не всегда удается точно определить меру нашего влияния, причем как в делах, имевших более или менее благополучный исход, так и в случаях, когда мы своими действиями могли непреднамеренно причинить вред нашему подзащитному. Так или иначе, все люди, которых мы опекали, благодарили нас по выходе на свободу. Самое худшее, говорили они, если после попадания за решетку общество о тебе забывает. Тане Бругера, известной на Кубе представительнице актуального искусства, власти не хотели возвращать зарубежный паспорт, затягивали процедуру, намекая, что было бы здорово, если бы она уехала и не вернулась. Ее дело совпало с периодом нормализации американо-кубинских отношений, и нам удалось привлечь огромное к нему внимание, от ведущих печатных изданий до Конгресса. Шум был такой, что в Гаване решили, что им выйдет дешевле ее отпустить на общих основаниях. Весьма резонансной оказалась и кампания, развернутая нами в тот момент, когда Надю Толоконникову, участницу Pussy Riot, переводили из одной колонии в другую. Власти понимали, что если она исчезнет, то это не останется незамеченным международным сообществом, – рассказал руководитель правозащитной организации Voice Project Хантер Хини.

Надежда Толоконникова из Pussy Riot теперь тоже сотрудничает с Voice Project. Она выступает в поддержку Нудем Дурак, певицы из турецкого Джизре, собирательницы курдского фольклора и музыкального педагога. Она была арестована в 2015 году и приговорена к 10,5 годам тюремного заключения по обвинению в пропаганде курдского сепаратизма.

Надежда Толоконникова

Надежда Толоконникова

– Voice Project очень здорово поддерживали нас, когда мы были в тюрьме. Их помощь была достаточно эффективна. Я подумала, что другим артистам они тоже могут помочь, поэтому решила сотрудничать с этой организацией. Ну еще на мое решение повлияла фигура Хантера Хини. У него интересная история. Он учился в Гарварде, у него несколько высших образований, работал банкиром, работал на Уолл-стрит, затем у него была своя компания по продаже одежды, и в какой-то момент он понял, что это экзистенциально недостаточно для него и он хочет помогать другим людям. Человек, который отказался от материальных благ, чтобы помогать другим, вызывает уважение. Сейчас он пишет книгу о том, как американское государство использует НКО в различных странах для того, чтобы повлиять на политику. В России такие утверждения ассоциируются с Дмитрием Киселевым и пропагандистским дискурсом. А Хантер действительно выясняет, сколько правды содержится в заявлении о том, что США влияет на политику других стран через НКО.

– Voice Project близок вам идеологически и своими методами?

– Когда мы освободились, мы организовали "Зону права", которая помогает российским заключенным, и наверное, в качестве расширения повестки я решила для себя, что здорово будет сотрудничать с интернациональной организацией.

– Почему вы выбрали своей подопечной Нудем Дурак, а не Олега Сенцова?

– В первую очередь, потому что она женщина. Я чувствую солидарность, очень важно помогать другим женщинам. Во-вторых, она певица и сидит в тюрьме за пение – это очень знакомая мне ситуация. Ну и я надеюсь, что Олегу Сенцову поможет внимание Джонни Деппа, и он будет отправлен на Украину, – говорит Надежда Толоконникова.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG