Ссылки для упрощенного доступа

Исключение журналиста и издателя Сергея Пархоменко из Русского ПЕН-центра вызвало раскол в организации. Часть членов ПЕН-центра вышли из него в знак солидарности с Пархоменко, часть выступили с заявлением, что "прекращают всяческие отношения с ныне действующим Исполкомом Русского ПЕН-центра до проведения общего собрания". Глава Русского ПЕН-центра Евгений Попов считает, что никакого раскола в организации нет.

В протоколе заседания говорится, что Сергей Пархоменко исключен из организации за "провокационную деятельность, несовместимую с целями и задачами Русского ПЕН-центра, и высказывания, задевающие честь и достоинство личности". Сам Пархоменко, который сначала не хотел комментировать это решение, считает, что оно связано с опубликованным на сайте "Эхо Москвы" его текстом про публичный отказ руководства ПЕН-центра от заявления в поддержку Олега Сенцова, который Пархоменко назвал "позорным".

После исключения Сергея Пархоменко из Русского ПЕН-центра вышли писатели Лев Рубинштейн, Александр Иличевский, Борис Акунин, Светлана Алексиевич.

Вот как объяснила свой выход из ПЕН-центра в интервью Белорусской службе Радио Свобода лауреат Нобелевской премии по литературе, белорусский писатель Светлана Алексиевич:

– Дело не в Сергее Пархоменко, хотя я его знаю и очень уважаю. Дело в том, что уже с полгода в ПЕН-центре идет борьба его прогрессивной части и темной части. И очень много людей уже вышли оттуда, и Людмила Улицкая, и Владимир Войнович, и я хотела уйти, но меня попросили побыть там, потому что казалось, что мы можем победить это темное крыло. Но к сожалению, сегодня зло не победить, оно просто тотальное, и сегодня побеждает красный человек. Можно сказать, что русские писатели никогда так себя не вели, только разве в сталинское время, как сейчас. Я сторонник тех идеалов, которые были заложены основателями ПЕН-центра, что мы не только пишем, но еще и служим добру. Одна из причин этого – Олег Сенцов. Руководство ничего не хочет подписывать в его поддержку, они хотят тихонько переждать, что-то у власти попросить... А некоторые, может быть, и искренне считают, что Россия встает с колен и они должны служить власти. Для меня важно быть собой, не изменять себе, делать то, что я считаю важным. Вот для этого было важно это сказать, и я это сделала, и мое заявление вскоре будет опубликовано на сайте светлой части ПЕН-центра, – рассказала Светлана Алексиевич.

Глава Русского ПЕН-центра Евгений Попов в интервью Радио Свобода утверждает, что после исключения Сергея Пархоменко в организации нет никакого раскола:

Евгений Попов

Евгений Попов

– Его исключили строго в соответствии с уставом Русского ПЕН-центра. Там написано, что это возможно сделать за поступки, порочащие организацию и направленные против ее членов. Он всего два года находится в ПЕН-центре, который существует почти 30 лет. Он пытался установить свои хамские порядки, он все время посягает на устав, который он подписывал, когда входил, когда его принимали в организацию. Его туда приняли, кстати, фактически вопреки уставу, у него и книжек нет, и известным писателем он не является. Если вы возьмете на себя труд посмотреть устав, вы увидите, что это необходимое условие для вступления в организацию. Ну, ладно, приняли так приняли. Но он распоясывался все больше и больше. Он лжет по радио, например, он рассказывал год назад сказки о том, что из ПЕН-центра исключили 40 человек. Он врет, например, что организация не выполняет свои функции. Было заявление по Сенцову, оно ему не понравилось. Находиться рядом с таким человеком просто невозможно! Он достал всех, я бы сказал. Поэтому его исключение было единогласным и полностью соответствует действующему уставу. Как сказала Марина Кудимова, ситуацию напоминает следующее: человека позвали в гости, он пришел, нажрался там, перебил посуду, обматерил всех, его выкинули на улицу, а он говорит: "Боже мой, за что меня?!"

Он достал всех, я бы сказал

–​ А как вы относитесь к кампании в поддержку Пархоменко –​ Рубинштейн вышел из ПЕН-центра, и Акунин заявил о том, что он выйдет? Вы ожидали такой реакции?

– А я полагаю, что на это и была направлена очередная провокация Пархоменко, поскольку он еще год назад говорил, что он мечтает, чтобы его выгнали из ПЕН-центра, что клуб превратился в гнилую организацию. Это для него великая радость, понимаете. И наша с вами беседа тоже радость – ведь теперь об этом говорят. Только на это и рассчитано. Теперь он, находясь в Америке, берет на себя право, например, обсуждать, что было на собрании, на котором он не присутствовал. Он использовал этот бренд, собирая подписи якобы в пику официальной позиции Русского ПЕН-центра. Ну, и классовая солидарность. Он известный человек в Москве, как же, Сережу бедного выгнали, а мы не будем... А моя позиция такая, что у нас в ПЕН-центре 400 с лишним человек, а Пархоменко один. А те, кто с ним рядом, это, ну, 10 человек, 20, и еще пудрят мозги другим. Потому что интеллигент устроен так: ему звонит знакомый, говорит: "Подпишешь письмо?" – "А что такое?" – "Да вот там обижают человека". – "Ну конечно, подпишу!" И такая наглость еще все это передергивать! Потому что в ПЕН-центре находятся люди с разными биографиями. Я, например, был исключен из Союза писателей в свое время, и когда исключали тогда, там 10 лет абсолютного ада было, жизни не было, не печатали ничего. А сейчас чего ему бояться, когда он уже в Америке? И вообще, сейчас ты можешь быть исключен, но выступать каждые две недели по радио, например. Вот так я к этому отношусь.

–​ Я так понимаю из ваших слов, что основная цель Сергея Пархоменко, по вашему мнению, внести сумятицу в ряды ПЕН-центра?

Он настоящий советский человек, советский пропагандист

– А он этим занимался регулярно два года. За 25 лет в ПЕН-центре это первый случай исключения. Достал, я говорю. Он всех достал! Хамством своим, наглым поведением. Он пишет письма из Америки бедной секретарше ПЕН-центра, обращаясь с ней как барин с крепостной: "Как вы мне отвечаете? Вы должны мне быстро отвечать! Хватит иронизировать!" Это что такое? Он настоящий советский человек, советский пропагандист. А у нас организация антисоветская, – рассказал об исключении Сергея Пархоменко Евгений Попов.

Одним из первых из Русского ПЕН-центра после исключения из его рядов Сергея Пархоменко вышел поэт и писатель Лев Рубинштейн. Вот как он объяснил свое решение:

Лев Рубинштейн

Лев Рубинштейн

– Это назревало очень давно. Я вступал в ПЕН-центр в начале 90-х, когда на дворе был совершенно другой общественно-политический климат, и мне казалось очень адекватным, что возникла такая чудесная организация, что она международная, для меня это было очень важно. Организация, которая занимается благородным делом, защищая всех, кого преследуют за слова, буквы, изображения и так далее. Это соответствовало и моим интересам, и моему темпераменту. Я вступил туда, и это была по тем временам очень симпатичная компания, приветливый круг, который я с удовольствием для себя ощущал. Но потом постепенно время изменилось, а организация осталась примерно той же, в лучшем случае, и это дело как-то захирело. Какое-то время назад, сравнительно недавно, год или полтора назад, там началось некоторое оживление. Приняли новых членов, которые вдруг стали что-то делать, писать какие-то обращения. Но это почему-то не понравилось руководству организации, они стали говорить то ли о попытке захвата, то ли что-то такое. Кто-то ушел сам, кто-то не сам, и тогда я уже думал, что надо покидать эту организацию, потому что нечего там делать. Но я питал слабую надежду на то, что, может быть, своим присутствием и участием там хоть что-то удастся изменить в ту сторону, которая мне казалась правильной и адекватной в контексте реальности, в которой мы все находимся. А потом они изгнали Пархоменко и не только, там репрессиям подверглись несколько человек, и это уже было последней каплей. Я написал такое заявление в виде объясняющего текста, который повесили на Colta.ru. Я послал это заявление по электронной почте, и там есть дама, которая координирует эту всю работу, и я ей просто послал письмо с просьбой довести до сведения начальства. Тем самым я считаю себя свободным со вчерашнего дня.

ПЕН-центр постепенно скатывается в слегка реакционную сторону

–​ А что случилось с ПЕН-центром в последние годы?

– Ну, он не реформировался, он не было активен, и он постепенно – это мое субъективное мнение – скатывается в слегка реакционную сторону, соглашательскую, конформистскую и даже в каком-то смысле сервильную. Хотя это не явно, но по делам и высказываниям это заметно.

–​ И в чем сейчас ценность этой организации?

– По-моему, ни в чем. Если бы была ценность, я бы оттуда не уходил, – рассказал Лев Рубинштейн.

47 представителей ПЕН-центра потребовали безотлагательно провести в Москве внеочередное собрание организации в соответствии с его официально зарегистрированным уставом. "До проведения Общего собрания прекращаем всяческие отношения с ныне действующим Исполкомом Русского ПЕН-центра как неправомочным (нелегитимным) органом". Среди подписавших письмо –Максим Амелин, Александр Архангельский, Татьяна Бонч-Осмоловская, Татьяна Вольтская, Александр Гельман, Катерина Гордеева, Виктор Есипов, Тимур Кибиров, Олег Хлебников, Татьяна Щербина и другие. Вот как объяснил эту позицию один из подписавших обращение, писатель Денис Драгунский:

Это, мне кажется, несусветная глупость – превращение писательского клуба с правозащитным уклоном в жесткую организационную структуру

– Нельзя исключать человека из писательской организации. Это не корпорация, не какая-то жесткая организация, это просто писательский клуб. И вообще, это неправильно, когда говорят, что человек что-то делает, используя название ПЕН-центра... В конце концов, каждый из нас принадлежит к тысяче вещей, мы все граждане, взрослые люди, и когда я выступаю, я не говорю от имени всех людей, которые старше 60, не представляю всех пенсионеров, хотя там, может быть, написано: "Драгунский, пенсионер". Поэтому когда человек пишет, что Пархоменко – член ПЕН-клуба, и он что-то там подписывает, это совершенно нормальное явление, и это вовсе не значит, что он что-то там узурпирует. Вообще это все, мне кажется, несусветная глупость – превращение писательского клуба с правозащитным уклоном в какую-то жесткую организационную структуру типа Союза писателей образца 1937 года.

–​ Многие ваши коллеги начали выходить из ПЕН-клуба...

– Это уже их дело. Я пока еще не решил, буду я выходить или нет. Пускай те, кто исключил Пархоменко, выходят, а я останусь, – рассказал Денис Драгунский.

Пускай те, кто исключил Пархоменко, выходят, а я останусь

Журналист, издатель, активист сетевого сообщества "Диссернет" Сергей Пархоменко исключен из Русского ПЕН-центра с 10 января.

Согласно протоколу заседания исполкома организации от 28 декабря, это решение было принято единогласно. Пархоменко исключен из организации, как говорится в документе, за "провокационную деятельность, несовместимую с целями и задачами Русского ПЕН-центра, и высказывания, задевающие честь и достоинство личности".

В протоколе Пархоменко называют блогером, "воспитанным комсомолом и имеющим в правозащитных кругах репутацию "провокатора с Болотной площади", обвиняют в "политиканстве" и использовании Русского ПЕН-центра в личных целях.

В последние несколько лет из-за несогласия с политикой руководства Русского ПЕН-центра организацию покинули Людмила Улицкая, Владимир Мирзоев, Виктор Шендерович, Владимир Войнович, Сергей Гандлевский и другие.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG