Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Связьинвест» реформируют по американской модели


Чиновники и эксперты обсуждают два возможных варианта преобразования «Связьинвеста» - реструктуризация и приватизация

Чиновники и эксперты обсуждают два возможных варианта преобразования «Связьинвеста» - реструктуризация и приватизация

Сохранится ли в России телефонная монополия? Холдинг «Связьинвест», на три четверти государственный, контролирует все региональные компании проводной связи, а также крупнейшего оператора связи дальней. Приватизация холдинга, начатая в 1997 году, с тех пор неоднократно откладывалась. А 25% акций «Связьинвеста» были недавно перепроданы в третий раз.


12 декабря компания «Комстар», входящая в состав российской финансовой корпорации «Система», сообщила о покупке у кипрского консорциума Mustcom блокирующего пакета «Связьинвеста» – 25% плюс одна акция. Сумма сделки составила 1,3 миллиарда долларов.


Этот пакет акций весной 1997 года почти за 1,9 миллиарда долларов был куплен зарегистрированным на Кипре консорциумом Mustcom, который учредили тогда американский финансист Джордж Сорос и российский бизнесмен Владимир Потанин. Эта сделка являлась крупнейшей в истории российской приватизации до сентября 2004 года, когда госпакет акций нефтяной компании «Лукойл» - 7,6% - был продан американской ConocoPhillips почти за 2 миллиарда долларов.


Позднее Потанин продал свою часть в Mustcom Джорджу Соросу. В свою очередь, Сорос в 2004 году продал пакет акций российского холдинга американской компании Access Industries, контролируемой эмигрантом из России Леонардом Блаватником, за сумму втрое меньшую начальной, назвав вложения в «Связьинвест» наихудшими в его жизни инвестициями.


Государству российскому принадлежат сегодня остальные - 75% минус одна акция - холдинга «Связьинвест». И ныне обсуждаются два возможных варианта дальнейшего его преобразования – реструктуризация и приватизация. Под реструктуризацией сторонники этого варианта, видимо, подразумевают объединение всех активов холдинга в единого оператора, полагает руководитель аналитического управления финансовой корпорации «Уралсиб» Константин Чернышев:


«Для пользователей такой сценарий может означать монополизацию почти всего рынка проводной связи и частично – сотовой, в ряде регионов. Соответственно – меньше конкуренции и более высокие тарифы. А для государства возникает опасность утраты контроля над этими активами: трансформировать сегодняшний 75%-й госпакет акций в холдинге "Связьинвест" в контрольный пакет акций нового, объединенного оператора будет очень трудно».


В случае дальнейшей приватизации холдинга государство и сохранило бы рычаги влияния в отрасли, что помогло бы сдерживать рост тарифов, и получило бы более эффективного, чем оно само, управляющего этими активами – частного собственника, считает аналитик инвестиционной компании «Тройка-Диалог» Евгений Голоссной: «При этом наиболее очевидным вариантом возможной приватизации является дальнейшая продажа госакций "Связьинвеста", а не его долей в отдельных, региональных компаниях. Именно этот вариант уже обсуждался в правительстве, и рынок в целом на него и ориентировался».


По следам AT&T


В 1984 году в Соединенных Штатах был осуществлен принудительный раздел корпорации AT&T, почти безраздельно царствовавшей тогда на американском рынке телефонных услуг, хотя на нем работали и другие, небольшие компании. Эта операция, в результате которой возникли крупные региональные компании, привела к становлению огромного конкурентного рынка – в интересах частных пользователей, прежде всего.


Подобная идея может быть востребована и в России, если приватизировать не весь холдинг «Связьинвест», а входящие в его состав региональные и другие компании по отдельности – причем их купили бы крупные профильные холдинги – типа той же корпорации «Система», считает Константин Чернышев: «Тогда бы это могло привести к конкуренции на межрегиональном уровне».


Парадокс заключается в том, что подобные преобразования уже проведены в отрасли проводной связи в России, полагает Евгений Голоссной. С одной стороны, «Связьинвест» разделен географически - в каждом регионе есть одна компания, которая предоставляет услуги местной связи. С другой стороны, налицо разделение по производственному принципу: одни компании обслуживают местную связь, другие – междугородную и международную. Причем в каждом секторе условия становления конкуренции фактически закреплены законодательно, говорит Евгений Голоссной: «И она уже возникает – в секторе дальней связи, прежде всего. Другое дело, альтернативные операторы пока не очень стремятся строить свой бизнес на региональном уровне, из-за существующих низких тарифов. И региональные компании проводной связи остаются фактически монополистами поневоле».


Модели Европы и США


Почти 15% акций крупнейшей телефонной компании Европы – Deutsche Telecom – до сих пор принадлежит государству. До 1996 года Telecom вообще был частью Bundespost – почтового ведомства Германии. Затем его отделили от почты, но до начала поэтапной приватизации в 1998 году компания оставалась полной государственной монополией. Кстати, все клиенты Deutsche Telecom были вынуждены тогда брать у нее сами телефонные аппараты напрокат, не имея возможности купить по своему выбору, вспоминает главный редактор немецкого онлайнового журнала Telespiegel Штефан Эберс.


И сегодня на долю Deutsche Telecom приходится почти 80% всего рынка проводной телефонной связи Германии. Хотя в последнее время, по словам Эберса, компания ежемесячно теряет не менее 100 тысяч абонентов, которые уходят к конкурентам. Их уже около 20. «Решающим фактором стала исключительно цена, стоимость сервиса. Проблема, однако, в том, что конкурирующие, региональные компании несопоставимо меньше Deutsche Telecom – даже самая крупная из них покрывает не более половины территории Германии», - говорит Штефан Эберс. Если доля Deutsche Telecom сократилась бы, например, до 40%, а остальное разделили между собой конкуренты, это только оздоровило бы рынок, а потребители только выиграли. «Конечно, такой процесс сопряжен с массовыми увольнениями служащих компании и ростом безработицы в Германии в целом, - добавляет Эберс. - Увы, все не так просто...»


Deutsche Telecom объединяет в себе операторов и фиксированной, и мобильной связи, а также интернет-провайдера. Так же, по сути, организованы и многие другие крупнейшие компании Европы – France Telecom или испанская Telefonica. То есть являются компаниями «полного спектра телекоммуникационных услуг» - всех телефонных, а заодно – любого доступа в интернет, кабельного телевидения и пр.


Для крупной компании отрасли телекоммуникаций в России это, по сути, один из немногих путей дальнейшего развития, считает Константин Чернышев. Основная проблема региональных компаний, по его словам, - малая диверсификация бизнеса: до 90% всей выручки они получают от «голосовых» услуг связи, которые будут становиться все менее прибыльными. Компаниям просто необходимо развиваться в новых секторах – интернет-услуг, кабельного телевидения, конвергенции проводной и сотовой связи... «И здесь не имеет значения, будет ли "Связьинвест" преобразован как единый оператор, или речь идет о развитии нынешних межрегиональных компаний связи. Им все равно предстоит идти по этому пути», - говорит Чернышев.


В Германии уже наметилась тенденция к получению клиентами всех видов телекоммуникационных услуг от одной компании. Такой пакет, конечно, дешевле, чем все эти услуги обходятся по отдельности. «Но пока спрос на такие "пакетные" услуги минимален, - говорит Штефан Эберс. - Ведь, если клиент недоволен какой-то одной услугой, ему придется расторгать договор на весь пакет, чтобы заключить контракт уже с другим провайдером. С этой точки зрения, пока каждая из услуг не будет предоставляться безукоризненно, потребителям, видимо, не следует спешить заключать контракт с единственным их провайдером».


Реорганизация отрасли проводной телефонной связи в России, которая уже была проведена, по сути, исключает сценарий развития российских телефонных компаний по модели европейских Deutsche Telecom или France Telecom – фактически Россия уже пошла по американскому пути, уверен Евгений Голоссной. И теперь, по его словам, было бы нелогично вновь объединять компании в крупный холдинг, предоставляющий все виды телефонной связи – в этом случае велика опасность превращения его в некую монополию и, соответственно, менее эффективной компанией как для акционеров, так и потребителей.


«На мой взгляд, российские законодатели, реформируя отрасль проводной связи, руководствовались как раз американским опытом, который предполагает, что, если компании разделены по производственному признаку, они просто вынуждены будут конкурировать между собой. А это в итоге приведет к значительному снижению стоимости услуг связи для населения», - считает Евгений Голоссной.


XS
SM
MD
LG