Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Для либерализации энергорынка ЕС не хватает труб, ЛЭП и политической воли


В ближайшее время либерализовать энергорынки ЕС невозможно, заключают эксперты

В ближайшее время либерализовать энергорынки ЕС невозможно, заключают эксперты

6 февраля решилась судьба самой крупной сделки в истории энергетики Европы. Руководство испанской Endesa согласилось на ее продажу за 53 миллиарда долларов немецкой E.On. В случае завершения сделки новая компания будет крупнейшей на энергорынках стран Европы, которые с 1 июля должны стать полностью открытыми для свободной конкуренции. Станут ли?


Либерализацию энергетических рынков в странах Европы начинали с электроэнергетики. В течение последних пяти лет во многих европейских странах сначала предприятия, а потом и жители получили возможность выбирать поставщика электроэнергии и менять его, если что-то не устраивает. Потом очередь дошла до газа, что оказалось значительно труднее. Многие предприятия формально уже могут выбирать поставщика – если такой выбор вообще существует в той или иной стране, а жителям такая возможность как раз и должна быть предоставлена с 1 июля 2007 года.


Говоря об энергетических рынках стран Европы, эксперты обычно упоминают «региональный монополизм» на них. В Германии, например, на внутреннем рынке энергоносителей доминируют всего четыре крупных компании – E.On, RWE, Vattenfall и EnBW. «Это, скорее, не монополии, а олигополии, поделившие между собой энергетический рынок страны, - говорит сотрудник исследовательского института IFO в Мюнхене Ханс-Дитер Карл. – Да, их позиции постепенно ослабевают, но в целом они по-прежнему контролируют этот рынок».


В Испании региональный монополизм был особенно характерен для электроэнергетики. Три крупнейших компании - Endesa, Iberdrola и Union Fenosa, ранее поглотившие более мелких производителей, фактически поделили Испанию на зоны влияния, говорит профессор мадридского университета Хуана Карлоса Хавьер Хуарес. Iberdrola действовала на северо-западе страны, Union Fenosa - в Стране басков и Арагоне, а самая крупная компания – Endesa - обслуживала Андалусию, Леванте, Каталонию, Балеарские острова. Кроме того, все три компании работали и в Мадриде. «Теперь подобное территориальное деление ликвидировано, и компании могут работать, где угодно. Таким образом, и клиент может выбрать себе поставщиком одну из трех компаний».


При этом цены на электроэнергию в Испании по-прежнему регулирует государство. Энергетические компании сами их не устанавливают. Если они хотят повысить тарифы, то обращаются к правительству, и уже оно принимает соответствующее решение. Как в России.


Финский поставщик для португальца


«Европа не может позволить себе иметь 25 разных стратегий в энергетике. И у нас есть все инструменты для выработки единой стратегии - законодательные, финансовые, научные, - заявил в марте 2006 года, представляя проект новой энергетической стратегии Европейского союза, председатель Европейской комиссии Жозе Мануэл Баррозу.- А если так, то для реализации общей энергетической стратегии нам необходима лишь политическая воля!»


Из трех составляющих новой энергетической стратегии Европы (экологии, конкуренции и безопасности) особое значение придается второму компоненту – становлению конкуренции на европейском энергетическом рынке. По словам руководителя департамента энергетики Европейской комиссии Андриса Пиебалгса, Европейская комиссия готова принять все меры, гарантирующие становление в Европе по-настоящему конкурентного рынка электроэнергии и природного газа: «Цель наших усилий – создать ситуацию, при которой конечный потребитель в Португалии мог бы свободно покупать электроэнергию в Финляндии. И это – достижимо!»


Для этого мало лишь одной «политической воли» - решения правительств самих европейских стран открыть внутренние рынки электроэнергии и газа для компаний из других стран, даже европейских. Проблема еще и в том, что в Европе малы мощности трубопроводов или высоковольтных линий, которые технически приспособлены для передачи энергии или энергоносителей из одной страны в другую, говорит руководитель отдела энергетики Рейнско-Вестфальского Института экономики в Эссене Мануэль Фрондель: «До тех пор, пока не будут вложены огромные деньги в создание таких энергосетей, пересекающих границы стран, о полной либерализации рынка энергоносителей в Европе не может быть и речи».


Нынешние энергосети в Европе в принципе не предназначены для передачи электроэнергии из одной страны в другую – они организованы так, чтобы иметь возможность сбалансировать скачки напряжения, возместить нехватку где-то энергии в какие-то периоды или обеспечивать равномерную поставку, утверждает Ханс-Дитер Карл из IFO:


«Это - чисто стабилизационные меры энергоснабжения в странах ЕС. В целом лишь некоторые европейские страны располагают техническими возможностями передачи значительных объемов энергии за пределы своих границ - например, Франция, Великобритания и Италия. Но именно Франция и Италия, как и Греция, больше других противятся открытию своих внутренних рынков, тогда как в Швеции и Великобритании они уже открыты для конкурентов из-за рубежа».


Сохранить нельзя разделить


По данным Европейской комиссии, не более 10% всей производимой в странах ЕС электроэнергии и не более 5% всего продаваемого на европейском рынке газа, следуя от конечного продавца к конечному потребителю, пересекает сегодня хотя бы одну государственную границу. Чтобы стимулировать конкуренцию на внутренних рынках, Европейская комиссия теперь предлагает странам ЕС разделить крупнейшие энергетические компании по производственному признаку - как минимум, выделить из их состава передающие мощности (трубопроводы или линии электропередачи). При этом они передавались бы в управление неким другим, специально создаваемым для этого компаниям. «Без реального отделения производства энергоносителей и электроэнергии от сетей их транспортировки мы не добьемся реальной конкуренции», - заявил 10 января 2007 года Жозе Мануэл Баррозу.


Европейская комиссия говорит не столько о трансграничной торговле энергоносителями, сколько о ликвидации дискриминации на внутренних энергорынках стран ЕС более мелких поставщиков, полагает Ханс-Дитер Карл. «В Германии, например, монополия на энергоснабжение формально была отменена еще 1999 году. Но для любых потенциальных конкурентов крупнейших энергокомпаний аренда их трубопроводов или линий электропередачи по-прежнему остается большой проблемой. Антимонопольное ведомство и до сих пор не может заставить крупные компании снизить арендную плату до приемлемого уровня».


Предлагая, как вариант, осуществить передачу нынешних трубопроводов или ЛЭП под управление неких специально создаваемых для этого компаний, Европейская комиссия не исключает, что эти компании могут быть государственными. Эксперты ссылаются при этом на опыт не входящей в Евросоюз Норвегии. Хотя здесь и сами энергетические компании контролируются государством, в отличие от большинства других стран Европы.


Теоретически не исключается вариант выкупа государством у крупнейших энергетических компаний принадлежащих им ныне и трубопроводов, и высоковольтных линий. Хотя речь в таком случае может идти об очень крупных покупках – например, у компании Gaz de France, контролируемой государством, до 70% общей стоимости всех активов приходится именно на транспортные сети – трубопроводы.


«В принципе такой вариант представляется вполне реальным, - полагает Мануэль Фрондель. - Ведь для частных инвесторов расходы на выкуп, а затем содержание и управление трубопроводами или линиями электропередачи могут оказаться просто неподъемными. Потребуется создать многочисленную и весьма согласованную группу инвесторов и различных фондов, которые смогли бы осуществить столь сложную операцию».


Иначе не пустят


Сегодня единственной, по сути, возможностью для выхода энергетической компании из одной европейской страны на энергорынок другой страны ЕС является покупка местной энергокомпании. И все сделки такого рода идут с большим трудом. 17-месячная история о покупке испанской компании Endesa немецкой E.On лишний раз это подтверждает, говорит Хавьер Хуарес, профессор университета Хуана Карлоса в Мадриде: «Речь шла всего-навсего о покупке. А если какая-то зарубежная компания просто захочет прийти на испанский рынок электроэнергии или газа, ее просто никто сюда не пустит! В ближайшем будущем решить на уровне Европейской комиссии проблему либерализации энергетических рынков стран Европы - просто невозможно».


Если так, то португалец еще нескоро сможет выбрать по своему усмотрению поставщика электроэнергии в Финляндии, о чем говорит руководитель департамента энергетики Европейской комиссии.


XS
SM
MD
LG