Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Нефть, газ, оружие. Других инструментов у России нет»


Президент России (второй слева в нижнем ряду) решить окучить всех балканских коллег скопом. Групповое фото в Загребе

Президент России (второй слева в нижнем ряду) решить окучить всех балканских коллег скопом. Групповое фото в Загребе

Владимир Путин продолжает турне по балканским странам. После завершения энергетического саммита в Загребе, где обсуждались перспективы поставки российских углеводородов в Юго-Восточную Европу, президент направился в Стамбул. Московские эксперты считают, что этот маршрут выбран не без оглядки на недавнюю поездку по странам региона Джорджа Буша. Балканист Сергей Романенко при этом полагает, что возможности политического влияния Москвы на развитие событий на Балканах очень ограничены:


- Мне кажется, что для укрепления позиций России президенту было бы лучше посетить каждую из столиц балканских стран. Хотя, конечно, могут возразить, что они не слишком большие партнеры для Москвы. Встречи, которые президент России провел в Загребе, можно рассматривать как своеобразный ответ на поездку президента Буша в Тирану, где он тоже встречался в одном месте с руководителями нескольких балканских государств. Я, конечно, выношу за скобки в данном случае энергетическую тематику.


- А если не выносить ее за скобки, то можно ли утверждать, что Россия будет проводить свою политику на Балканах с помощью нефти и газа?


- Я думаю, да. Просто потому, что они одни из самых главных инструментов российской внешней политики вообще, равно как и оружие. В общем-то, выбирать не из чего. Что касается ориентации балканских государств, то совершенно очевидно, что даже те из них, кто сейчас не входит в Евросоюз и в НАТО, войдут в обозримом будущем в эти организации. Насколько я понимаю, Москва с этим смирилась, и просто предлагает сотрудничество уже в рамках проекта ЕС.


- В 1990-е, когда Балканы были очень опасным европейским регионом, Москва официально провозглашала равноудаленность от конфликтующих сторон. На деле ее просербские симпатии были очевидны. Стала ли Москва сейчас более сбалансирована в своей политике в регионе?


- Да, Россия стала в известном смысле более прагматичной. Визит в Загреб, безусловно, очень полезен для российско-хорватских отношений. Конечно, Путин встретился и с [президентом Сер бии] Борисом Тадичем. Но тут тоже очень интересная история, потому что позиция Тадича, в частности, по Косову , отличается от той, которую занимает премьер-министр [Воислав] Коштуница, с которым Путин виделся во время э кономического форума в Петербурге.


- Кажутся ли вам хоть сколько-нибудь выигрышными позиции России и Белграда в косовском вопросе?


- Нет. Если вы имеете в виду угрозу вето (возможное блокирование Москвой в СБ ООН предоставления Косову независимости – РС), то хорошо вспомнить изречение, которое часто повторяли в 1999 году, когда НАТО начало бомбить Сербию и Черногорию: сама угроза сильнее, чем ее исполнение. Давайте представим себе, что будет, если Россия наложит вето – ведь тем самым Сербию она не вернет. Обеспечить власть Сербии в Косове таким образом тоже невозможно. Тогда станет ясно, что российская политика ни к чему не привела ; те же самые сербские националисты скажут: во всем виновата Россия.


- У Москвы непростая история отношений с каждым из балканских партнеров. Какой из них для России сейчас особенно близок политически? Можно ли, скажем, считать, что Белград является опорой российского влияния на Балканах, или уже сейчас в таких категориях рассуждать нельзя?


- Как и в отношении внутренней политики, в вопросах политики внешней в Москве есть различные группировки. Одни до сих пор считают Сербию оплотом российской политики, союзником, особенно сербских националистов. Другие же полагают, что надо делать ставку на другие страны, допустим, на Болгарию. Но учитывая взаимоотношения с балканскими народами и государствами, не нужно делать ставку на какое-то одно государство, один народ, одну партию или одного лидера. Нужно поддерживать хорошие и плодотворные отношения со всеми. Тогда можно добиться той цели, которая в интересах России, а именно - стабильность. Потому что только политическая и военная стабильность, отсутствие конфликтов сможет гарантировать России осуществление этих грандиозных нефтяных и газовых проектов.


- Вы часто бываете на Балканах. Влияние России в этом регионе растет, или оно уменьшается?


- Мне представляется, что скорее уменьшается, даже в Сербии. В свое время, может быть, было ошибкой вывести [российский] военный контингент из Косова и из Боснии и Герцеговины. Но сейчас это уже другая история, изменить это невозможно. А тогда многие политические деятели говорили с сожалением об этом шаге России.


XS
SM
MD
LG