Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Калаф явился в царство Турандот. Римас Туминас возглавил Театр имени Вахтангова


Римас Туминас

Римас Туминас

В Театр имени Евгения Вахтангова пришел новый художественный руководитель. Им стал иностранец — знаменитый литовский режиссер Римас Туминас. До сих пор он возглавляет Малый театр Вильнюса, который в сентябре откроет сезон премьерой шекспировской «Бури» в постановке Туминаса, а еще в «Современнике» Туминас собирается выпустить «Горе от ума» и только после этого следует ждать его новых работ в Театре имени Вахтангова.


Сбор труппы в театре имени Вахтангова начался минутой молчания. Театр осиротел, ушел из жизни его лидер Михаил Ульянов. Несколько лет тому назад Михаил Александрович сам заговорил о том, чтобы уступить занимаемую должность другому человеку. Ее предлагали Роберту Стуруа из Тбилисского театра Шота Руставели и Римасу Туминасу из Вильнюсского Малого театра. Переговоры длились почти два года, наконец, Римас Туминас согласился. Туминас закончил не Щукинское училище, но ГИТИС, он выпускник курса Марии Осиповны Кнебель. Поставленные им в Литве спектакли постоянно привозил в Петербург фестиваль «Балтийский дом», многие из них чуть позже играли на гастролях в Москве. Мы восхищались литовскими спектаклями Туминаса: «Улыбнись нам, Господи», «Маскарадом», «Вишневым садом» и «Тремя сестрами», «Мадагаскаром» — одним словом, всеми, которые повезло видеть.


Римаса Туминаса приглашали на постановку и московские театры. Несколько лет в репертуаре «Современника» держится «Играем Шиллера», в котором Марина Неелова и Елена Яковлева играют Елизавету Английскую и Марию Стюарт. А в театре имени Вахтангова Римас Туминас поставил «Ревизора», в роли Городничего он занял Сергея Маковецкого. Вроде бы, особой необходимости в представлении режиссера не было, но протокол есть протокол, и глава Роскультуры Михаил Швыдкой держал речь перед прославленными актерами: «Сегодня театру Вахтангова нужен режиссер, внятный художественный лидер, человек, способный ставить спектакли и человек, который к тому успеху, который есть у Театра Вахтангова и который связан и с его традициями, и с его современными достижениями, даст некое новое качество. Римас Владимирович — человек, который всегда исповедовал романтический театр, театр, который связан с традицией Вахтангова. Разумеется, он вырос в другой театральной культуре, но, поскольку все университеты он прошел в России... Римас, я понимаю, что вы сейчас за это схватитесь. Поскольку вы советский режиссер и сформировались в советское время, то ничего такого экстраординарного в вашем назначении на пост художественного руководителя Театра Вахтангова нет. Мы искали художника, который, с нашей точки зрения, способен дать новый импульс великому театру, театру выдающихся артистов, которые работают в нем и, я надеюсь, получат удовольствие от работы с вами».


Римас Туминас говорил долго, почти полчаса. Он хочет ставить классику и начнет с Шекспира, с одной из двух пьес: «Ричард III» или «Троил и Крессида». В первом случае он рискует: Ричарда III на вахтанговской сцене грандиозно играл Михаил Ульянов, сравниться с ним будет сложно. Во втором случае, риск меньше: «Троил и Крессида» идет в Москве только в театре «Сфера», и даже шекспироведы не могут похвастать тем, что много раз видели это название на российских афишах. Далее Туминас предложит к работе пьесы Ибсена, Ануя, Беккета, Гольдони, Аристофана, Островского и инсценировки Достоевского. За собой он приведет в театр шведского режиссера Этьена Глассера, который будет ставить «Божественную комедию» Данте или Стриндберга, а также своего литовского коллегу, знаменитого Йонаса Вайткуса со спектаклем по Томасу Манну. Этих людей Римас Туминас считает представителями игрового, праздничного и в то же время трагического театра, приверженцем, сторонником которого является он сам: «Понятно, что праздник начался. В этом празднике я чувствую себя в стороне, дистанция нужна для того, чтобы вас узнать, понять и полюбить, хотя я и согласился с вами работать от любви к вам, которая зародилась, от любви, как к женщине. Всегда ваш театр был похож на прекрасную даму, с которой бы хотелось заговорить, но она недоступна, она всегда с легкой иронией смотрела на все происходящее. Как театры психологического, бытового уровня мучались, вы всегда с улыбкой смотрели на этих мучеников и продолжали играть и создавать праздник театра».


Римас Туминас уподобил себя мужчине, пришедшему искать взаимности прекрасной женщины. Так и принц Калаф явился в царство Турандот. Сумеет ли он разгадать загадки «принцессы» — покажет следующий сезон. В сказке цена вопроса — жизнь Калафа, в реальности — только продление контракта.


XS
SM
MD
LG