Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ветераны госбезопасности попробуют себя в правозащите


Альтернативные правозащитники вряд ли будут приносить цветы к Соловецкому камню на Лубянке

Альтернативные правозащитники вряд ли будут приносить цветы к Соловецкому камню на Лубянке

В России появилась новая правозащитная организация – «Общественный правозащитный центр». Его создатели обещают оказывать всем желающим бесплатную юридическую помощь. Проект поддержали «Народный собор» - общественная организация, которая добивается уголовного преследования директора центра имени Сахарова Юрия Самодурова; и ветераны госбезопасности.


Создатели «Общественного правозащитного центра России» ждут обращений граждан, пострадавших от произвола чиновников и сотрудников правоохранительных органов. Адвокаты готовы бесплатно консультировать обратившихся и оказывать им юридическую помощь. Руководитель центра молодой воронежский адвокат Евгений Архипов поясняет, что новая организация будет существовать на спонсорские средства российских адвокатов, а одной из главных ее задач будет воплощение в жизнь призыва нового президента Дмитрия Медведева бороться с коррупцией.


«Понимая значимость адвокатуры в решении этих проблем, - говорит руководитель нового центра, - нами была предложена инициатива по созданию Общественного правозащитного центра России, который является практической поддержкой, реальным вкладом как в президентскую программу, так и в развитие гражданского общества в России. Отмечаем, что любой адвокат, как никто другой, знает обо всех нарушениях, допускаемых во всех сферах нашей жизни».


Создание нового правозащитного центра поддержала организация «Народный собор» - на пресс-конференцию, посвященную началу работы центра, пришли сразу несколько ее активистов. Один из инициаторов уголовного преследования директора сахаровского центра Юрия Самодурова, организовавшего выставку «Запретное искусство», Владимир Хомяков рассказывает, почему его не устраивают уже существующие правозащитные организации: «В стране существуют правозащитные структуры, однако функциональны ли они? Мы видим именно такую правозащиту у нас, которая в значительной степени политизирована, которая объединяет людей вполне конкретных идеологических пристрастий, как правило, ориентированных на либеральные ценности, ориентированных на Запад. К сожалению, сложилось это самое политизированное сообщество профессиональных правозащитников, защищающих не те права, которые стоит защищать, и делающих акцент совершенно не на этих вещах. Сейчас идет такое громкое дело, инициированное нами, по привлечению к ответственности главы Сахаровского центра Самодурова, на защиту которого дружно встала очень интересная компания такая, специфическая: либералы, сексуальные меньшинства и «Кавказ-Центр», то есть чеченские ваххабиты».


Призыв Дмитрия Медведева уничтожать коррупцию пришелся по душе практически каждому участнику брифинга: его цитировал и одобрял директор Аналитического центра ветеранов госбезопасности Сергей Кривошеев, возглавляющий Приволжский фонд по борьбе с коррупцией. «Бороться с коррупцией призваны правоохранительные органы, сами далеко не безгрешные, о чем наш президент прямо говорил в своем выступлении, - говорит Сергей Кривошеев. - Общественные организации призваны придавать огласке коррупционные проявления в силовых структурах, в судах, других госструктурах. Основываясь на своем опыте, могу с уверенностью сказать о полезности и необходимости подобных общественных организаций от Москвы до самых до окраин».


Руководитель общероссийского движения «За права человека» Лев Пономарев известие о появлении нового правозащитного движения воспринял скептически: «Когда правозащитники на первой же пресс-конференции клянутся в своей верности президенту, это, значит, они, вообще говоря, не правозащитники. Не может такого быть. Правозащитник – это тот человек, который защищает человека от эксцессов с государством, с чиновником. Два варианта есть. Просто быстренько попытаться подзаработать денег, бабок, засветиться и получить деньги – это самый простой вариант. И более сложный вариант – когда это делается, чтобы размыть правозащитное сообщество, двигаясь в направлении госбезопасности, Кремля и таким образом выдавить, занять некоторые ниши. Конечно, все ниши они не могут занять, но некоторые – могут, допустим, запретив финансирование западными фондами».


Лев Пономарев считает, что по идее создание новой правозащитной организации надо поддерживать, работы у правозащитников очень много. Однако польза от этого организации будет только в том случае, если она «действительно занимается поддержкой людей». «То, что они сейчас в поддержку Медведева и всего остального хотят каким-то образом засветиться, - говорит Лев Пономарев, - их агрессия по отношению в Самодурову – все это показывает, что они хотят именно альтернативное какое-то правозащитное движение создать, а альтернативного не бывает. Так же как не бывает другой демократии, суверенной демократии. Это, я бы так сказал, следующий шаг: суверенная демократия уже создана, а теперь должна быть создана суверенная правозащита».


Создатели «Общественного правозащитного центра» намерены не только помогать гражданам, но и собирать и анализировать данные о том, как нарушаются права россиян, и доносить эту информацию до властей. На чем основывается уверенность, что чиновники и сотрудники Генпрокуратуры прислушаются именно к ним, сотрудники нового правозащитного центра объяснить не смогли.
XS
SM
MD
LG