Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Адан и Эва». Новая книга Хирши Али


В новой книге Хирши Али рассказывается о дружбе девочки из богатой еврейской семьи и мальчика из бедной мусульманской семьи, живущей на окраине Амстердама

В новой книге Хирши Али рассказывается о дружбе девочки из богатой еврейской семьи и мальчика из бедной мусульманской семьи, живущей на окраине Амстердама

Известная политическая активистка, эмигрантка из Сомали и бывший член парламента Нидерландов Аян Хирши Али (Ayaan Hirsi Ali) представила на днях в Брюсселе свою первую книгу под названием «Адан и Эва». Книга — написанный в виде художественной повести политический памфлет — адресована юным читателям. По мнению Аян Хирши Али, художественная литература — это то оружие, которое способно прорубать стены в многокультурном сообществе. Книга посвящена первой детской влюбленности мальчика-мусульманина Аданом и девочки-еврейки Эвой.


Адан взглянул на девочку с любопытством. Она ему показалась похожей на картинку из книжки. На голове у нее было полным-полно кудряшек, а одежда на ней была — совсем новая, только что из магазина. Зубы у нее были белые-белые, как на упаковке зубной пасты, а пухлое личико — по кукольному чистое. Адан точно знал, что никакая другая девочка в школе не была похожа на эту.


Когда Аян Хирши Али еще не была грозой религиозных фанатиков по всему миру, а была простой маленькой девочкой в Сомали, бабушка часто рассказывала ей сказки. Правда, как вспоминает теперь Хирши Али, мораль у этих сказок была всегда одна — нужно быть сильнее врага. В своей первой книге взрослая Хирши Али и ее соавтор, французская писательница Анна Грей (Anna Gray) проповедуют совсем иную добродетель — любопытство. Они считают, что детское любопытство к инаковости сильнее страха и предубеждения перед чужой культурой.


«В книге рассказывается о дружбе мальчика Адана и девочки Эвы, — говорит юная читательница книги. — Эва живет на канале Херенхрахт в центре города. Она из богатой еврейской семьи. Адан — из мусульманской семьи, которая намного беднее и живет на окраине города, в районе Слотермеер. Я уже прочитала несколько глав, очень увлекательно, нескучно написано, но вместе с тем — простым языком».


По мнению рецензентов постарше, персонажи у Аян Хирши Али получились плоские, неживые, идеологически перегруженные. При этом критики соглашаются, что «Адан и Эва» интересна как слепок нидерландской современности, где дети из мусульманских семей читают антисемитские комиксы, и при этом сами страдают от проявлений западноевропейской исламофобии.


«Стереотипное восприятие друг друга у представителей разных культур существовало и будет существовать всегда. Однако самые серьезные опасения вызывают сегодня предубеждения, с которыми смотрят друг на друга мусульмане и евреи», —сказала Аян Хирши Али в интервью телепрограмме «Эйн Вандах». По ее словам, интеграция иммигрантов в первом поколении не удалась. Во втором и третьем — опять провал. Теперь единственная надежда — попробовать достучаться до четвертого поколения, до самых маленьких. В завязке повести главный герой, мальчик Адан, чудом попадает в престижный лицей, где знакомится с Эвой. Оба ребенка оказываются изгоями в классе коренных голландцев из успешных семей.


«В парламенте сейчас активно обсуждают систему квот в школах. В своей книге я хочу показать, что эта система не работает. Местные дети не принимают детей иммигрантов в свой круг, а учителя смотрят на это сквозь пальцы», — сказала Хирши Али в интервью газете «Эн-Ар-Се Ханделсблад» (NRC Handelsblad). Хирши Али подвергла критике политику нидерландского руководства, которое, по ее мнению, поднимает проблему интеграции лишь в связи с громкими инцидентами — такими, как убийство режиссера Тео Ван Гога в 2004 году или голландский карикатурный скандал в мае этого года. Чтобы ни случилось, правительство предпочитает вступиться за обиженных мусульман, чем только раззадоривает дальнейшие выступления против клерикализма и религиозного фанатизма», — говорит Хирши Али.


«Ты что здесь делаешь?» — зашипел Адан, «Это же комната для мужчин! Возвращайся на кухню!» — «А что, бывают комнаты только для мужчин?» — «Это комната для мужчин! Возвращайся на кухню!»


Аян Хирши Али — сама иммигрантка. Написать книгу на голландском языке, на котором она говорит чисто, но медленно и с иностранным акцентом, ей удалось чудом — ведь все свободное время она тратит теперь на поиски денег на обеспечение собственной безопасности. Уже два года Хирши Али живет и работает в США, в связи с чем нидерландское правительство осенью прошлого года прекратило оплачивать расходы на ее личную охрану.


«С октября прошлого года я только тем и занимаюсь, что езжу по разным странам, выпрашиваю деньги, создаю фонды. В результате ни на что иное меня не хватает. И я даже не могу представить себе, что буду делать, если вдруг заболею или еще что-нибудь случится, из-за чего я больше не смогу собирать средства», — говорит Аян Хирши Али. Свое, как она считает, законное, право на оплаченную охрану Хирши Али намерена отстаивать в нидерландском суде.


XS
SM
MD
LG