Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Би-би-си: «Осетины считают себя забытыми»


Корреспондент Би-би-си нашел Цхинвали серьезно поврежденным, но не разрушенным

Корреспондент Би-би-си нашел Цхинвали серьезно поврежденным, но не разрушенным

Автор фильма о событиях в Южной Осетии Тим Хьюэлл рассказал лондонскому корреспонденту Радио Свобода Наталье Голицыной об увиденном в зоне конфликта. В ленте, снятой им для Би-би-си, прозвучали обвинения в адрес грузинской армии в военных преступлениях во время захвата Цхинвали.


- Те описания города Цхинвали, которые появлялись в российской печати, особенно сразу же после войны, не совсем отвечали действительности, - говорит журналист. - Это город, который очень сильно страдал, который серьезно поврежден, но, конечно, нельзя сказать, что это разрушенный город. Нас интересовали свидетельства жителей о том, что они помнят о первых днях военных действий. И особенно о том, что случилось с ними ночью 7 августа, когда началась грузинская военная акция. Это слабо здесь (на Западе. — РС) освещалось, именно потому, что у нас тогда вообще не было доступа в Южную Осетию. Как мы пересекали границу между Россией и Южной Осетией — это было что-то… на своей машине. Мы были первыми западными журналистами, которые сами таким образом пересекли границу и которые потом имели неограниченный, беспрепятственный доступ по всей Южной Осетии.


- Когда вы снимали свой материал?
- Мы вернулись оттуда две недели назад.


- Вы в основном собирали свидетельства очевидцев действий грузинской армии в Цхинвали. А говорили ли вы с грузинскими беженцами?
- До этого мы были в командировке в самой Грузии, и были в одном лагере беженцев около города Гори, где много говорили с грузинскими беженцами. И в Южной Осетии мы побывали в разрушенных грузинских селах. И мы сами, своими глазами видели и подтвердили полное разрушение. Дело не только в том, что осетинские ополченцы сожгли грузинские дома. Некоторые из этих домов снесены бульдозерами, и я бы сказал, что есть в этом и участие южноосетинских властей. Но говорить в самой Южной Осетии с грузинами невозможно, поскольку все убежали. Мы не ставили перед собой задачу общаться с российскими военнослужащими, так как Москва уже привозила журналистов в Южную Осетию. Мы хотели сосредоточиться именно на свидетельствах местных жителей.


- Каковы ваши личные впечатления?
- Я не хочу судить, кто прав, а кто не прав. Но должен сказать, что сложилось ощущение того, что в силу разных геополитических обстоятельств сами осетины считают себя забытыми окружающим миром, особенно Западом. Они выражают свою благодарность России за то, что Россия, как они говорят, их спасла, и утверждают, что Запад их судьбы не интересуют.


- Как вы думаете, после вашей программы мнение и реакция западного мира на грузино-российский конфликт изменится?
- Наша программа — капля в море. Но я думаю, что мы показали то, что раньше не было и не могло быть показано. И в этом смысле, мне кажется, мы сделали что-то полезное. Спор о том, кто начал войну и как действовали обе стороны, очень сложен. И очень важно освещать события с обеих сторон, а не только с одной.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG