1 июня 2016

    Главные разделы / Экономика

    Заложники барреля и рубля

    Дешевеющая нефть и рекордное ослабление рубля могут означать надвигающийся на Россию экономический кризис

    Курс рубля по отношению к ведущим мировым валютам находится на исторических минимумах
    Курс рубля по отношению к ведущим мировым валютам находится на исторических минимумах

    Правительство России во вторник внесло в Государственную думу проект трехлетнего федерального бюджета, рассчитанного исходя из среднегодовой цены российской нефти Urals на уровне 96 долларов за баррель. Нынешним летом нефтяные котировки уже упали примерно до этого показателя впервые за два года, и, как не исключают эксперты, они могут продолжить снижение. Такая ценовая динамика мирового нефтяного рынка на фоне падения курса рубля повышает риски скатывания экономики России в очередной кризис.

    За последние три месяца эталонный сорт Brent, используемый для расчета стоимость российской нефти Urals, подешевел более чем на 14 процентов – до минимального значения за последние два года. Соответственно, падают цены и на Urals, сейчас они уже находятся ниже 95 долларов за баррель, то есть того среднегодового уровня, который применялся для расчета федерального бюджета нынешнего года и трех следующих лет.

    Снижение стоимости нефти на мировом рынке наносит урон экономике России, примерно половина бюджетных доходов которой приходится на долю выручки от продажи нефти и газа. Это ограничивает способность России справляться с последствиями введенных против страны санкций, истощая ее финансовые резервы, отмечают эксперты, опрошенные агентством Bloomberg. Чтобы экономика России смогла избежать рецессии, уверены более половины из них, стоимость Urals должна составлять не менее 100 долларов за баррель. Однако нынешние тенденции на мировом рынке пока препятствуют развороту нефтяных цен к росту.

    Основные причины, говорит начальник аналитического отдела инвестиционной компании "Церих Кэпитал Менеджемент" Николай Подлевских, связаны со стабильным предложением сырья из считавшихся ранее проблемными стран (в частности, таких как Ливия и Ирак) на фоне возможного падения его потребления ведущими экономиками мира. "Еще весной и в начале лета было ощущение, что напряженность на Украине и на Ближнем Востоке дадут существенное снижение поставок или добычи нефти, однако в реальности этого не случилось, – говорит эксперт. – А что касается потребления, то здесь главные факторы – это балансирование на грани рецессии в Европе. Это создает некую угрозу, что экономика, возможно, там притормозится, и тогда потребление нефти будет еще снижаться. Ну, и фактор Китая, у которого уже явно наметилось снижение темпов роста, и перспективы феерического роста потребления стали существенно более блеклыми, чем казалось раньше".

    Когда доллар укрепляется в отношении других валют, то, как правило, мы видим понижательную тенденцию по ценам на сырье, котируемых в долларах

    В том, что замедление темпов роста в отдельных регионах мира становится сегодня одним из основных факторов снижения цен на нефть, уверен и главный экономист финансовой группы БКС Владимир Тихомиров. Кроме того, по его словам, давление на нефтяной рынок оказывает и укрепляющийся доллар, что характерно для всех сырьевых товаров, включая даже золото, которые продаются в долларах. "Когда доллар укрепляется в отношении других валют, то, как правило, мы видим понижательную тенденцию по ценам на сырье, котируемых в долларах. Доллар в последние несколько недель довольно ощутимо укрепился и продолжает укрепляться в отношении всех валют, включая евро. Отчасти сила доллара вызвана именно опасениями замедления роста экономик и, соответственно, более слабой динамикой фондовых и финансовых рынков в других регионах. Поэтому сейчас есть определенный переток в американскую экономику и в доллар".

    Бюджет будет закрываться с дефицитом, и тогда правительству придется решать, каким образом покрывать этот дефицит

    В нынешнем году, говорит Владимир Тихомиров, Россия вряд ли столкнется с бюджетными проблемами из-за падения цен на нефть, поскольку среднегодовые котировки Urals все же окажутся выше уровней, заложенных в текущем бюджете. Но уже в следующем году, допускает он, ситуация может измениться, если цены на нефть останутся такими же или упадут даже больше, чем сейчас. "Тогда есть шанс, что бюджет будет закрываться с дефицитом, и тогда правительству придется решать, каким образом покрывать этот дефицит, – говорит эксперт. – Можно использовать резервный фонд, но тогда это приведет к трате резервов. Можно пересмотреть бюджетные расходы в сторону снижения для балансировки бюджета, но тогда это еще больше затормозит экономику, поскольку правительство будет все меньше тратить денег, соответственно, это будет оказывать негативное давление на экономический рост. Либо правительство может решить сохранить расходы за счет увеличения госдолга. Он, в принципе, небольшой, теоретически это можно сделать, но другое дело, что пока у правительства такого желания нет".

    Нефтегазовые доходы составляют львиную часть бюджета, а исключая нефтегазовые доходы, мы имеем устойчивый дефицит

    Схожие опасения и у Николая Подлевских из компании "Церих Кэпитал Менеджмент". "Нефтегазовые доходы составляют львиную часть бюджета, а исключая нефтегазовые доходы, мы имеем устойчивый дефицит бюджета, – говорит он. – Понятно, что уменьшение цен на нефть может сделать бюджет устойчиво скатывающимся в отрицательную зону – тогда придется вначале секвестировать, может быть, не очень значимые статьи, но потом все больше и больше. То есть сейчас мы можем "выбрать" долгосрочный потенциал нашего роста, и это тоже неприятный фактор. Это не только краткосрочная рецессия, балансирование на нулевых отметках, но и уменьшение перспектив долгосрочного увеличения объемов экономики".

    Снижение цен на нефть при стагнирующей экономике усиливает давление на бюджет в плане доходов, и это снижает возможности правительства как-то стимулировать экономический рост

    Но могут ли именно падающие нефтяные цены стать на сегодня основной проблемой российской экономики, как считают многие иностранные эксперты? Главный экономист финансовой группы БКС Владимир Тихомиров с этим готов согласиться лишь частично. "Рецессия, фактически стагнация в российской экономике (то есть резкое снижение темпов роста, наверное, до нуля к концу года) имеют в значительной степени внутренние причины. У нас очень серьезным образом изменились источники роста, те факторы, которые поддерживали российскую экономику, больше не действуют, требуется существенным образом менять инвестиционный климат, увеличивать, прежде всего, частные капиталовложения в российскую экономику. Только тогда мы можем увидеть какой-то разворот по тренду. Пока, к сожалению, этого не происходит. Снижение цен на нефть при стагнирующей экономике усиливает давление на бюджет в плане доходов, и это снижает возможности правительства как-то стимулировать экономический рост через государственные расходы", – говорит Владимир Тихомиров.

    Пока эксперты спорят, продолжится ли в дальнейшем падение цен на нефть и насколько масштабным оно может быть, российский Центральный банк уже готовит прогноз развития национальной экономики в подобных стрессовых условиях. Впрочем, основные сценарии Банка России более оптимистичны: один из них даже прогнозирует относительно устойчивый экономический рост, но при условии снижения геополитической напряженности и постепенной отмены международных санкций против России. Однако, как предполагает Владимир Тихомиров, российские власти вряд ли дадут поводы для этого. Сейчас, по его словам, в правительстве существует две основные позиции: одна от финансово-экономического блока, выступающего за улучшение инвестиционного климата, за поддержку частной инициативы, за открытость экономики. Другая же позиция фактически основана на том, что геополитические интересы России превыше всего.

    Мы можем увидеть ситуацию, когда экономика будет находиться в ситуации затяжной стагнации, а возможно, даже и рецессии. Но это будет объясняться правительством необходимостью выполнения определенных политических и геополитических задач

    "По всей видимости, вторая точка зрения все больше становится основной в политике правительства в течение последних нескольких месяцев, – отмечает Владимир Тихомиров. – Конечно, в этих условиях поддерживать открытость экономики и стимулировать рост через частные инвестиции становится очень сложно. Те же санкции, эскалация отношений между Россией и Западом не усиливают частную инициативу и не улучшают инвестиционный климат. В этой ситуации, видимо, экономика будет оставаться второстепенной по отношению к политике, в том числе и к геополитике, и будет страдать. Мы можем увидеть ситуацию, когда экономика будет находиться в ситуации затяжной стагнации, а возможно, даже и рецессии. Но это будет объясняться правительством необходимостью выполнения определенных политических и геополитических задач, которые приоритетны".

    Непростая ситуация в российской экономике, обусловленная в том числе затяжным падением цен на нефть и рекордным ослаблением рубля как к доллару, так и к евро, по мнению американских экспертов, свидетельствует о надвигающемся на Россию экономическом кризисе. В частности, газета The Wall Street Journal усматривает приметы причинно-следственной связи между этими процессами. Главная причина потери рублем за год почти 18 процентов стоимости в сравнении с долларом, по мнению газеты, это экономическая стагнация и побег капитала из России, которые усугубляются экономическими санкциями, введенными против Кремля. "По рублю был нанесен дополнительный удар в последние недели по мере того, как цена нефти, главного источника иностранной валюты для России, упала ниже ста долларов за баррель, и доллар укрепляется благодаря хорошим экономическим данным в США. По словам аналитиков, рубль может упасть еще ниже", – пишет The Wall Street Journal. 

    Как говорит американский экономист, сотрудник Гуверовского института Михаил Бернштам, эти два фактора – предвестники надвигающейся на Россию экономической бури, сравнимой с кризисом 2008 года. Российский центральный банк не способен предотвратить падение рубля, вызванное факторами, которые сильнее Центробанка:

    Народ бежит от рубля. Доверие к рублю падает, падает доверие ко всем финансовым инструментам

    – Раскручивается маховик оттока капитала. По сравнению с 2013 годом в 2014 году он может быть выше на 64 процента. Ожидается отток 100 миллиардов долларов, министерство экономики говорит даже о 120 миллиардах. В такой ситуации падают резервы Центрального банка, который тратит их на поддержание курса рубля. Но это не помогает. Народ бежит от рубля. Доверие к рублю падает, падает доверие ко всем финансовым инструментам. Если мы посмотрим на проценты, которые приходится платить государству для того, чтобы разместить облигации государственного займа, то это уже почти 10 процентов. Это больше, чем платит находящаяся в кризисе Греция, которую Россия догнала и перегнала. То есть обслуживание долгов для России становится очень дорогим. Все это указывает на наступление финансового кризиса.

    – Ну а как низко рубль падет, как вы считаете?

    – Центральный банк, который проводит эти расчеты, считает, что вскоре ему придется перейти к более значительной поддержке рубля, поскольку установленная им граница соотношения рубля к бивалютной корзине уже почти достигнута рублем. Если его будут поддерживать, он резко не упадет. Но тогда будут исчерпываться резервы Центрального банка, оттягиваться рублевая масса, экономического роста уже нет, а при оттягивании рублевой массы пострадает экономическая активность и будет новая рецессия.

    – Интересно, что с сообщением о рекордном падении рубля совпало известие об очень значительном удешевлении нефти. Комбинация, по-видимому, не очень хорошая для Москвы?

    – Это фактор практически еще не сказался на финансовой ситуации в России, потому что разговор идет о будущих контрактах. Те цены, о которых мы говорим, – это фьючерсы. Россия пока еще от этого не пострадала. Это то, что ударит по российской финансовой системе в ближайшие месяцы, поэтому положение в стране ухудшится.

    – А можно ли предположить, какой запас финансовой прочности есть у России? Считается, что российское правительство, Центральный банк способны помочь оплатить крупным государственным корпорациям их иностранные долговые обязательства в условиях отсутствия западных кредитов. Это так?

    Тогда это было результатом финансового кризиса, когда западные банки прекратили рефинансирование. Но сейчас это результат финансовых санкций

    – Ситуация в какой-то степени напоминает финансовый кризис 2008-2009 года, когда из резервов Центробанка пришлось выплачивать долги российских фирм западным кредиторам. Тогда это было результатом финансового кризиса, когда западные банки прекратили рефинансирование. Но сейчас это результат финансовых санкций. В результате падения на 10 процентов резервов Центрального банка будет примерно на 3 процента падать валовой внутренний продукт. За четвертый квартал нынешнего года надо заплатить 45 миллиардов долларов, в 2015 году надо заплатить еще 103 миллиарда долларов. Откуда их взять? Рефинансирования нет, его закрыли санкции. Значит, только из резервов Центрального банка. Если из резервов банка, то будет падение экономики на 5 процентов. То есть запас прочности есть, но за счет экономики, за счет уровня жизни населения.

    – И вы это называете кризисом?

    – Я это называю преддверием финансового кризиса, который будет перерастать в кризис реальной экономики и в падение жизненного уровня, как это и было в 2008-2009 годах, – говорит Михаил Бернштам.

    Метки: рецессия,нефть,экономический кризис,курс рубля,экономика России,Стагнация



    Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.


    О чем говорят в сети