Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Польша – Россия: как жить дальше?


Премьер-министры Польши и России Дональд Туск (справа) и Владимир Путин на месте катастрофы самолета под Смоленском.

Премьер-министры Польши и России Дональд Туск (справа) и Владимир Путин на месте катастрофы самолета под Смоленском.

Эксперты обсуждают, как будут развиваться отношения России и Польши после авиакатастрофы, в которой погиб президент Лех Качиньский и многие представители польской элиты. Будут ли забыты старые обиды? Ведь горе объединяет не только народы, но и политиков.
Этих жестов, этого чувства сострадания, всего того, что мы видим сейчас, поляки не забудут

Реакция первых лиц российского государства, российских политиков и обычных граждан на трагедию под Смоленском вызвала положительные эмоции у польских наблюдателей. Объявленный в России день траура 12 апреля, море цветов у посольства в Москве и оперативная работа спасательных служб - все эти действия и поступки конкретных людей не остались незамеченными, считает шеф бюро "Газеты Выборчей" в России Вацлав Радзивинович. Но авиакатастрофа под Смоленском кардинально не изменит отношения между Москвой и Варшавой:

– Трагедия, даже такая огромная, как та, что случилось под Смоленском, не сильно повлияет на внутреннюю и международную политику Польши. Польша – это довольно стабильная страна, и ее воплощением являются не только личности, но и интересы, группы, партии, настроения общества. Какого-то радикального поворота даже такая огромная трагедия вызвать не может. Что на самом деле может поменяться? Перед лицом такого страшного горя можно сделать только одно: повести себя достойно и прилично. Мы сейчас видим, что подход к этому всему и российских политиков, включая первых лиц государства, а может быть, прежде всего их, и общества, очень достойный, можно сказать, благородный. А такое никогда не забывается. Конечно, потом эмоции спадут, все вернется в русло нормальной жизни, но я глубоко уверен, что этих жестов, этого чувства сострадания, всего того, что мы видим сейчас, поляки не забудут. Всегда где-то в уме это остается: были сложные, страшные дни, и тогда Россия, россияне, русские повели себя так, а не по-другому.
В целом российско-польские противоречия останутся примерно на том же градусе, что и раньше

Аналогичного мнения придерживается и российский независимый политик Владимир Рыжков. Он полагает, что корни противоречий между Москвой и Варшавой уходят в далекое прошлое и заметное потепление отношений во время трагедии – всего лишь небольшой шаг к сближению.

– Остаются постоянные интересы, остаются постоянные проблемы. Например, та же самая проблема Катыни – она вовсе не разрешена. Потому что поляки ожидают последующего шага, поляки ожидают полного рассекречивания архивов. Поляки ожидают, что будут названы имена исполнителей, то есть тех, кто вез, кто стрелял в затылок. А Москва тщательно продолжает скрывать эти данные. Поляки ожидают, что появятся соответствующие рассказы в российских школьных учебниках о том, как все это происходило. Важные были сделаны со стороны Москвы символические шаги, но проблема остается, и она будет дальше кровоточить.

Есть много и других общих тем. Например, поляки, как известно, являются противниками проекта "Северный поток", а для Москвы это один из главных приоритетов. В целом у нас расходятся представления об энергетической политике России в Восточной Европе. Польша – член НАТО, очень лояльный по отношению к США. Польша всегда поддерживала расширение НАТО на Грузию и Украину, это еще один проблемный пункт отношений. И так далее, и тому подобное. Никуда не ушла тема противоракетной обороны. Поэтому я бы сказал так: на короткое время, может быть, на несколько недель, на месяцы эта страшная трагедия приглушит разногласия и создаст впечатление большего доверия, более теплых отношений. Но в долгосрочном плане, мне кажется, интересы остаются интересами, и здесь мало что меняется. Думаю, в целом российско-польские противоречия останутся примерно на том же градусе, что и раньше.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG