Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Михаил Ходорковский всё больше напоминает мне Махатму Ганди с его бесконечными голодовками, которые преследовали своей целью не какие-то индивидуальные блага, вроде выдачи задержанной зарплаты или предоставления обещанного жилья, но призывали к "сатьяграхе" - торжеству истины в чистом виде. Ганди для себя ничего не надо было, он носил одну набедренную повязку и сидел в тюрьме столько, сколько требовалось для того, чтобы английские оккупационные власти наконец начали соблюдать свои же законы в отношении индусов. И он знал эти законы так хорошо, что, говорят, судьям казалось, что это они за решеткой, а не он. В конце концов, прутья-то одни и те же, и откуда нам знать, где "нутрь", а где "ружа".

Похоже, Ходорковский - знает. И протягивает своим тюремщикам ключ, которым они, если поймут свое истинное положение, смогут отпереть самих себя. А он - давно на свободе. С тех самых пор, как добровольно обрек себя на все то, что мы наблюдаем уже седьмой год. Как говорится, сел на угол и стал на семь лет нелюбим. Точнее - на самолет, который вернул его из-за границы на родину. Ей Осип Мандельштам дал ох какую точную характеристику: "Быть позволь мне таким же холодным и тебя не любить мне позволь". Но Ходорковский эту родину - любит. И все еще продолжает учить, надеется на что-то...

Да, Михаил Борисович действительно похож на Мохандаса Карамчанда. Такая же наголо обритая голова, такой же отказ от всего того богатства, что давала принадлежность к элите, в его случае - бизнеса, в случае Ганди - кастовой элите брахманов. Уход на самое дно общества, к "неприкасаемым". И такой же взгляд из клетки, у которой, правда, теперь нет прутьев - только стекло, но оно еще больше заставляет задуматься, мы кто - настоящие или в зазеркалье.

А то, что голодать они - и Ганди, и Ходорковский - готовы и просто, и в всухую, и даже до смерти, никто не сомневается. Только Ганди смог стал отцом нации - и когда он голодал, заканчивались кровопролития, наступал мир, воцарялся закон. Хотя бы на те несколько дней, что требовались, чтобы он действительно поверил: народ больше не будет жить по беспределу.

Стал ли отцом нации Ходорковский? Я не знаю. Но я знаю, что такое голодать. Мы, буддисты, каждый год держим семидневный сухой пост. Когда идешь на это сознательно и не ради личных благ - случаются чудеса. Они случаются не только с тем, кто голодает, но и вокруг.

Так почему бы не отбросить прочь сомнения? В конечном счете, Ходорковский добивается не чего-то сверхъестественного - всего-то, чтобы президент Медведев сложил два плюс два, сопоставил свой закон с тем, как он выполняется. И просто ответил Ходорковскому на его вопрос: да, я сопоставил и приказываю тебя выпустить. Или: да, я сопоставил, но ты - все равно бандит. Михаилу Борисовичу этого будет достаточно. И он готов будет сидеть дальше. И станет снова есть их баланду. И смотреть на них из-за решетки глазами Махатмы Ганди. До тех пор, пока им не станет стыдно.

А станет ли им когда-нибудь стыдно?
  • 16x9 Image

    Феликс Шведовский

    Мой блог на Радио Свобода - буддийский взгляд монаха ордена Ниппондзан Мёходзи, буддолога, кандидата исторических наук, писателя, журналиста - обращен не только на религиозные проблемы нашей жизни. Не принадлежу, не привязан, не состою. А значит - принадлежу, привязан и состою. Это и есть моя Свобода.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG