Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Профессор Майкл Брэдшоу – о рисках и выгодах партнерства BP с "Роснефтью"


Эмблема нефтяной компании BP хорошо известна в России

Эмблема нефтяной компании BP хорошо известна в России

Соглашение между нефтяными компаниями BP и "Роснефтью" о совместной разработке месторождений нефти и газа в Арктике, а также обмен акциями между ними продолжает широко обсуждаться в мире. По просьбе Радио Свобода эту сделку комментирует авторитетный эксперт в области энергетической безопасности, ведущий сотрудник Института энергетических исследований Оксфордского университета профессор Майкл Брэдшоу.


– Высказывается предположение, что причина, по которой ВР решила заключить альянс с "Роснефтью", – утечка нефти в Мексиканском заливе и огромные финансовые и репутационные потери этого нефтяного гиганта. Согласны ли вы с этим?

– Думаю, что это лишь часть правды. "Роснефть" и ВР сотрудничают уже на протяжении долгого времени. Они совместно работают над проектом Сахалин-5 с 1998 года, а в 2006 году подписали соглашение о разработке технологий для работы в Арктике. Однако проблемы, возникшие у ВР в связи с утечкой нефти в Мексиканском заливе, а также вынужденная продажа части активов, сделали это соглашение приоритетным для ВР. Такое соглашение, насколько мне известно, было идеей Игоря Сечина, которую он выдвинул прошлым летом. Видимо, он учел ситуацию, в которой оказалась ВР. В этом есть доля правды, однако в то же время это соглашение – часть совместной долгосрочной стратегии двух компаний, которые рассматривали возможность сотрудничества в Арктике в течение нескольких лет.

– Тем не менее, в России это соглашение приобретает нравственное звучание из-за того, что именно "Роснефть" приобрела активы ЮКОСа после его насильственного банкротства. Не станет ли с этой точки зрения соглашение с "Роснефтью" серьезным ударом по репутации ВР в мире?

– Конечно, в настоящий момент это очень чувствительная тема – особенно в свете недавнего приговора Михаилу Ходорковскому на втором судебном процессе в Москве. Об этом сейчас повсюду говорят. Могу понять, почему либеральная общественность в России и за ее пределами считает, что сотрудничество с "Роснефью" чревато нравственными потерями. Мне понятно, почему люди могут так думать. Но когда нефтяная компания принимает какое-либо решение, она просчитывает и возможные репутационные риски, учитывает их. Хочу отметить, что, к примеру, Exxon Mobil продолжает сотрудничать с "Роснефью" с 90-х годов несмотря на приобретение этой компанией активов ЮКОСа. Так что это не только проблема ВР, а всех компаний, сотрудничающих с "Роснефтью".

– Наверняка вы помните, что, когда "Роснефть" попыталась в 2006 году разместить свои акции на лондонской фондовой бирже, эта ее попытка была оспорена в Британии из-за вовлечения компании в дело ЮКОСа. Не сказалось ли это на репутации "Роснефти" на Западе?

– Мне так не кажется. В то время эти действия "Роснефти" действительно вызвали споры, многие считали, что ее акции не должны появляться на лондонской бирже, возникла дискуссия, но в конечном итоге акции были всё же размещены. Что касается "Роснефти", то многие на Западе просто не подозревают о ее существовании. В Европе намного больше, чем "Роснефть" и ЮКОС, известен "Газпром" – в основном из-за его конфликта с Украиной и в связи с поставками газа.

– Могло ли британское правительство воспротивиться соглашению ВР с "Роснефтью", учитывая его моральный аспект?

– Не думаю. У британского правительства не было никаких намерений на этот счет. Британские политики в основном приветствовали эту сделку, считая, что она способствует улучшению российско-британских отношений. Нынешнее коалиционное правительство никак не комментировало ее. Конечно, в Лондоне находятся политики, критикующие это соглашения с точки зрения его этического аспекта, связанного с ЮКОСом, но, с точки зрения правительства, эта сделка благопрятствует экономическим отношениям между двумя странами и благоприятна как для ВР, так и для "Роснефти".

– Попробую сформулировать этот вопрос по-другому: могла ли эта сделка состояться без одобрения британского правительства?

– Конечно, сделка бы состоялась. ВР – международная нефтяная компания. Ее штаб-квартира находится в Лондоне, но, как стало понятно из ситуации в Мексиканском заливе, большинство ее акционеров – американские граждане, а 25% ее активов размещены в Америке. Это международная компания, но она была основана в Великобритании и обычно обращается за политической поддержкой к британскому правительству. Тем не менее, британское правительство не имеет отношения к ее деятельности и не может вмешиваться в чисто коммерческие соглашения. С этим вопросом просто бессмысленно к нему обращаться.

– Однако не кажется ли вам, что российские власти способны аннулировать соглашение "Роснефти" с ВР в случае высокой рентабельности их совместной разработки арктических месторождений и выбросить ВР из бизнеса? Ведь такое уже случилось с Royal Dutch Shell при реализации сахалинского проекта.

– Нет никаких гарантий того, что в будущем при высокой рентабельности разработок арктических месторождений это соглашение не будет пересмотрено российской стороной. Однако проект "Сахалин-2" отличался от нынешнего соглашения. В том проекте Россия не участвовала с самого начала. Была, правда, попытка подключить к нему "Газпром" из расчета получения им 25% акций, но она провалилась. Тогда было крайне трудно обосновать участие в проекте российской компании, поскольку с самого начала юридическое соглашение его не предусматривало. Тем не менее, несмотря ни на что, в результате "Газпром" получил 50 процентов плюс одна акция в проекте "Сахалин-2" и контроль над ним. Но при создании совместного консорциума ВР и "Роснефти" с самого начала российский партнер получил 67% его акций. "Роснефть" сразу же стала мажоритарным акционером проекта. Так что Россия явно извлекла урок из аферы с "Сахалином-2" и с самого начала создала совместное предприятие с ВР на других основаниях. И, конечно, она извлекла уроки из деятельности компании ТНК-ВР, создававшейся на паритетных началах – пятьдесят на пятьдесят. Совершенно очевидно, что в этом случае российских партнер ВР заранее позаботился о контрольном пакете акций.

– Не окажется ли это совместное предприятие соперником США при разработке арктических месторождений? Более того: в Америке раздаются голоса, что оно угрожает ее национальной энергетической безопасности...

– Возможно, потенциально это и так. Международные нефтяные компании уже начали борьбу за доступ к освоению арктических месторождений. Royal Dutch Shell потратила два миллиарда долларов на участие в разработке шельфового месторождения в Чукотском море у берегов Аляски. Кстати, ВР не удалось получить лицензию на аналогичное бурение у берегов Гренландии, однако у нее сохраняется совместная с Exxon Mobill лицензия на работу в акватории Канады. Глава ВР Роберт Дадли уже заявил, что соглашение с "Роснефтью" не направлено против интересов США. Что же касается влияния этого проекта на глобальную, в частности, европейскую энергетическую безопасность, то здесь можно лишь сказать, что любая акция, направленная на увеличение мировой добычи нефти является положительным фактором в свете обеспечения энергетической безопасности, поскольку увеличивает товарооборот нефтяного рынка.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG