Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обама vs. республиканцы: принцип на принцип


Барак Обама готов стоять на своем до последнего

Барак Обама готов стоять на своем до последнего

В США, за две недели до крайнего срока повышения пределов госдолга, республиканцы и демократы идут на принцип. Предупреждения о том, что они могут спровоцировать мировой финансовый коллапс, не останавливают республиканцев, требующих от демократов согласия на решительные сокращения государственных расходов. Президент Обама в обмен на свое согласие требует от республиканцев увеличения налогового бремени на американцев с высокими доходами и на корпорации. Республиканцы отказываются даже обсуждать эту тему.

Решив, что дальнейшие переговоры не приведут ни к чему, республиканцы решили 19 июля представить свое последнее предложение – бескомпромиссный законопроект, согласно которому федеральные расходы будут резко сокращены и ограничены определенным соотшением к валовому национальному продукту. Более того, в законопроект включен пункт с предложением о внесении поправки в Конституцию, которая узаконила бы сбалансированный бюджет. Все эти требования принципиально неприемлемы для демократов, и президент Обама предупредил своих политических соперников, что наложит вето на закон в случае его одобрения Конгрессом. Большинство же республиканцев уверены, что такое поражение обернется для них крупной победой в глазах общественного мнения, поскольку американцы, если верить многочисленным опросам, согласны с тем, что государство должно жить по средствам. Они считают, что снижение государственных расходов важнее, чем экстренный подъем потолка федеральных долгов.

Как будет дальше развиваться бюджетное противостояние, и возможно ли, что политические и идеологические разногласия демократов и республиканцев приведут к дефолту страны? Вот как на эти вопросы отвечает сотрудник института "Америкэн Энтрепрайз" Филип Ливи:

– На мой взгляд, существуют два вероятных сценария развития ситуации. Во-первых, возможно, будет достигнуто соглашение по вопросу радикального снижения расходов, о чем велись многомесячные переговоры с участием вице-президента Байдена. Во-вторых, есть вариант, предложенный главой республиканцев в Сенате Митчем Макконелом, согласно которому, президент получит право своим указом повышать долговой лимит страны, но при этом на него ляжет вся ответственность за финансовые последствия этого шага. Ну и, наконец, подход к долговой проблеме будет определен избирателями во время президентских выборов.

– Иными словами, вы считаете, вероятность дефолта США невелика?

– Это маловероятно, хотя полностью исключить такой вариант нельзя, потому что, когда обе стороны, заигрываются, ситуация может выйти из-под контроля, поводы для беспокойства есть. Но, как мне кажется, дефолт США почти невозможен.

Между тем, Уолл-стрит, судя по всему, готовится к разным вариантам развития событий. Курсы акций на американских биржах 18 июля упали, хотя панических настроений американские инвесторы пока явно не испытывают. Последние торги подвели черту под самой неудачной за минувший месяц неделей на Нью-йоркской фондовой бирже. Все ведущие индексы потеряли примерно один процент своего значения. "Слова «катастрофа и Армагеддон, которые мы беспрестанно слышим сегодня, не внушают доверия инвесторам", – подчеркивают трейдеры.

– В США и в еврозоне одновременно развиваются два кризиса, которые, на мой взгляд, являются во многом искусственными, – говорит эксперт Института мировой экономики имени Питерсона в Вашингтоне Джейкоб Киркегард. – В первом случае речь идет о зашедших в тупик переговорах администрации Обамы с Конгрессом о повышении лимита госдолга; во втором – налицо неспособность европейских институтов согласовать меры по решению проблемы внешней задолженности Греции. При этом, чем дольше сохраняется неясность в отношении Греции, тем сильнее опасения, что кризис перекинется на другие страны юга Европы и сильно ударит по их банковскому сектору. Отсюда и заметная нервозность на европейских фондовых рынках.

Эту нервозность усиливает еще и неадекватная проверка банков еврозоны на устойчивость к различным кризисным потрясениям, так называемый "стресс- тест", проведенный в середине июля. Джейкоб Киркегард поясняет:

– Стресс-тест, по мнению экспертного сообщества, был недостаточно реалистичным. Среди сценариев развития ситуации отсутствовал вариант суверенного дефолта. Это странный подход. Если одна из основных проблем европейских банков заключается в том, что они держат слишком много государственных ценных бумаг стран, над которыми нависла теоретическая угроза банкроства (как, например, Греции и, в меньшей степени, Ирландии, Испании, Португалии или Италии), то кажется не совсем разумным исключать из теста именно сценарий с суверенным дефолтом на том основании, что власти еврозоны никогда не допустят подобного развития событий.

Тем не менее, как отмечают специалисты, стресс-тест был полезным, так как вынудил банки обнародовать детальные сведения о том, какие активы они держат, что позволяет аналитикам самим оценить степень их надежности. Первоначальные результаты этой независимой экспертизы, по-видимому, и вызвали 18 июля переполох на европейских биржах.

Неурядицы в Европе, между тем, вызвали скачок обменного курса доллара, а вместе с ним, поскольку цена нефти котируется в американской валюте, и понижение почти на целых 2 процента стоимости нефтяных контрактов. Но, несмотря на падение курсов акций на Уолл-стрит, рынки сохраняют доверие к американским государственным облигациям, и спрос на них остается стабильным.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG