Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Аналитик Михаил Крутихин - о необязательности "Газпрома" на европейском рынке


Ряд европейских стран в условиях холодной зимы по-прежнему испытывают недостаток в поставках природного газа, в том числе и из России. В чем причина того, что концерн "Газпром" не может увеличить экспорт топлива на основной для себя рынок и обеспечить потребности Европы?

Согласно заявлениям европейских газотранспортных операторов, несколько стран Евросоюза до сих пор не могут получать природный газ в тех объемах, которые им необходимы в условиях аномально холодной для них зимы. В частности, в Германии из-за сокращения поставок российского топлива остается напряженной ситуация с энергоснабжением. Как сообщило национальное министерство энергетики, ряд регионов страны – в основном на севере и на юге Германии – по-прежнему испытывают проблемы со снабжением природным газом. Там потребители получают меньшие объемы топлива, чем это предусмотрено контрактами с "Газпромом".

Не лучше ситуация и в Италии. В частности, 14 февраля местные компании запросили в России примерно 107 миллионов кубометров газа, тогда как "Газпром" согласился продать менее 94 миллионов кубометров. В целом, с учетом сокращения поставок из Норвегии и Алжира, дефицит топлива на итальянском рынке оценивается на уровне 10 процентов от необходимых объемов.

Почему российский "Газпром" не в состоянии обеспечить своих европейских потребителей нужным количеством газа? Говорит партнер и аналитик компании RusEnergy Михаил Крутихин:

– То, что мы слышим от газпромовских менеджеров, мягко говоря, действительности не соответствует.

Первое заявление было такое: мы сознательно сокращаем поставки за границу, чтобы обеспечить российских потребителей в зимний период. Затем пошло заявление о том, что во всем виновата Украина, которая якобы берет больше, чем нужно. Потом – о том, что во всем виноват так называемый "Третий энергетический пакет" Европы; хотя при чем здесь этот пакет, который борется с монополизмом – абсолютно непонятно. Все эти противоречивые заявления, я думаю, нацелены на то, чтобы скрыть истинную причину.

– А в чем, на ваш взгляд, она заключаются?

– Истинная причина заключается в том, что "Газпром" на протяжении нескольких лет срывал и под конец окончательно сорвал свою программу строительства подземных газохранилищ, которые как раз необходимы для того, чтобы снимать напряжение в пиковые периоды повышенного спроса на газ. А у "Газпрома" сейчас таких возможностей нет.

Фактически это проявление очень плохого менеджмента и близорукости в стратегической политике "Газпрома". С Украиной, у которой много газовых хранилищ и которая предлагала свою помощь, договориться не удалось - "Газпром" проявил свою неуступчивость.

– Вы говорите, что основной причиной неспособности "Газпрома" увеличить поставки газа в Европу является отсутствие у него достаточного количества подземных хранилищ. Но есть ли у него возможность нарастить экспорт по своим трубопроводам?

– Это технологически невозможно. Сейчас все промыслы "Газпрома" работают на полную мощность, и отбор газа из тех подземных хранилищ, которые все-таки имеются, тоже идет по полной программе. То есть, у "Газпрома" просто не хватает газа, чтобы удовлетворить своих клиентов за границей.

– Что в этой ситуации вы можете сказать о заявлениях российского "Газпрома", регулярно обещающего наращивать объемы своих поставок в европейские страны?

– К заявлениям "Газпрома" все-таки надо относиться критично. Они то и дело говорят, что, например, во всей России будет производиться 1 триллион кубометров газа. Затем они заявляют, что завоюют 20 процентов американского газового рынка, а так называемую революцию сланцевого газа объявляют голливудским фильмом. Получается, что как только какой-нибудь газпромовский чиновник открывает рот, он того и гляди ляпнет что-то вроде этого. Но ведь нужно смотреть на практические объемы газа, которые могут быть поставлены, а не на заявления.

– Если вернуться к теме строительства подземных хранилищ газа – на ваш взгляд, понимает ли сегодня "Газпром" существование такой проблемы и готов ли он ее каким-либо образом решать?

– Здесь очень трудно что-либо сказать, поскольку у "Газпрома" сейчас одновременно существуют гигантские проекты, требующие вложения миллиардов и миллиардов долларов. Это и "Южный поток", который они собираются строить, это и расширение "Северного потока", это и строительство газопроводов из Якутии и из Иркутской области к Тихому океану. Кроме того, это освоение Бованенковского и Штокмановского месторождений, Киринского блока в Охотском море.

Если все это сложить, то, я боюсь, у "Газпрома" просто денег не останется на то, чтобы вкладывать и в газификацию России, и в строительство подземных газохранилищ. При этом надо еще учесть, что ему приходится вкладывать сотни миллионов долларов в экономически невыгодные проекты – вроде строительства олимпийских объектов в Сочи.

– Иначе говоря, получается, что в случае повторения холодных зим европейские потребители российского газа вновь могут испытать его нехватку?

– Да, безусловно, ситуация может повториться. Я не исключаю, что "Газпрому" придется уступить часть своего рынка в России независимым производителям газа, которые довольно быстро могут увеличить добычу - и закупать газ у них, может быть, даже по более высокой цене, чем это делается сейчас. Или же "Газпрому" придется снова увеличить закупки газа в Средней Азии, которые он свернул после скандала с контрактом в Туркменистане.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG