Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Законно избранные: Олег Шеин, Владимир Путин (ВИДЕО)


Олег Шеин в своем штабе

Олег Шеин в своем штабе

Олег Шеин вышел из голодовки. 26 апреля состоится первое заседание суда по его иску. Тем временем протесты в Астрахани угасают. Почему?

В апреле 2012-го в Астрахани произошло самое важное и показательное после выборов президента политическое событие в России – совершенно случайно для его участников. Более пяти тысяч астраханцев 14 апреля вышли на стихийное шествие за честные выборы. Для полумиллионной Астрахани это в процентном соотношении больше, чем количество демонстрантов на проспекте Сахарова в Москве.

Вдохновитель этого события – Олег Шеин – очень похож на Астрахань. До нынешних бурных событий этот город был прославлен двумя историческими фактами: рождением в городе папы Владимира Ленина Ильи Николаевича и недолгим правлением Стеньки Разина. Так же заурядно выглядела и биография Олега Шеина: системный, не радикальный, бывший депутат Госдумы трех созывов, который не по своей воле не стал депутатом вновь.

Вскоре после выборов мэра Шеин и Астрахань поразили всю Россию масштабом изменений.

Видеорепортаж:

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Часть 4


Когда 16 марта Олег Шеин объявил голодовку, он совершил, пожалуй, самый радикальный в своей политической биографии поступок. Этот радикализм можно сравнить только со сдачей депутатских мандатов партии Шеина - "Справедливая Россия", если бы она на этот поступок решилась.

Улицы Астрахани наполнились сотрудниками полиции, активистами оппозиционных движений со всей России и журналистами международных изданий. Протест Олега Шеина против итогов выборов мэра удивительным образом привлек всех, кроме его избирателей – людей, аполитичных снаружи и усталых от политики внутри. Из десятков тысяч избирателей Шеина лишь десятки выражали ему свою поддержку публично.

Впрочем, астраханские избиратели не поддерживали открыто и избранного, по данным ЦИК, мэра – члена "Единой России" Михаила Столярова. Два апрельских митинга бюджетников, героем которых стал Столяров, длились меньше часа; их посещение, по информации сторонников Шеина и корреспондентов РС, не было добровольным. Большинство астраханцев не знают, как Столяров выглядит, поэтому свои выступления ему иногда приходится начинать словами "Я Столяров".

Про Шеина и его голодовку – с каждым днем все более опасную для здоровья – в городе знали все. Знали и молчали. В этом и заключался до – и после – шествия 14 апреля главный парадокс Астрахани. Его участники договорились собираться у штаба Шеина каждую неделю, пока власть не удовлетворит требование о перевыборах. Однако в следующую субботу 21 апреля на улицы вышли несколько сотен человек. Никто из них не ожидал повтора массового шествия: знаменитые оппозиционеры из Астрахани уехали, а полиция начала задерживать и тем самым отпугивать мирных активистов. Поэтому настроение собравшихся уже не было победным: протест угасает, считают многие из них.

* * *
Бывшая жена Олега Шеина социолог Карин Клеман отмечает, что в Астрахани, как нигде в России, успешно применяют теорию малых дел. К примеру, популярный способ управления многоквартирными домами в этом городе – непосредственное управление, при котором собственник квартиры несет больше ответственности за свой дом и делегирует на сторону меньше полномочий, чем при товариществе собственников жилья. По версии Клеман, люди, привыкшие успешно воплощать теорию малых дел, не рискуют этим успехом ради "дел больших", к которым относится и отмена выборов мэра.

Страх и неуверенность в собственных силах – так объясняют причины бездействия электората и Шеин, и сами его избиратели, с которыми удалось поговорить. Эти два чувства, рассказывают они, усилились на прошлых выборах мэра Астрахани в 2009 году. Соратников Шеина тогда избивали его противники, а митинги в его поддержку успехом не увенчались. К страху физического насилия примешивается страх потерять работу: два главных работодателя в Астрахани – это государство и бизнес, который от государства зависит – в частности, крупнейшие астраханские налогоплательщики "Газпром" (его дочка "Газпром добыча Астрахань" – монополист в России по производству серы) и "Лукойл" (его дочка "Лукойл-Астраханьэнерго" монополист Астрахани по производству электрической и тепловой энергии). Как ни доказывал в 2009 году Олег Шеин факты фальсификации выборов, сколько ни скандировали его фамилию сотни митингующих, выборы мэра 2009 года признали законными, а Шеина – проигравшим кандидатом.

В этом статусе Шеин оставался и после нынешних выборов, пока не объявил себя мэром-победителем, 16 марта подкрепив это заявление бессрочной голодовкой. Такая опасная для жизни принципиальность стала неожиданностью для его близких сторонников, врагов и – избирателей. Кажется, они слишком привыкли к склонности Олега Шеина к компромиссам, чтобы последовать его примеру и вдруг поверить, что радикальность и принципиальность имеют смысл.

Шеин – сознательно или нет – не пытался их веру укрепить: бескомпромиссность по отношению к результатам выборов мэра Астрахани в нем контрастирует с принятием победы Владимира Путина. Контрастирует так же сильно, как голодовка – с его политической биографией. Шеин говорит, что результаты президентских выборов "относительно объективны", глава ЦИК Владимир Чуров заслуживает уважения (в отличие от своих подчиненных), а своих сторонников призывает не критиковать Владимира Путина: "Среди моих избирателей многие его поддержали, не стоит их отталкивать".

В сильной малыми делами Астрахани живут люди, которые не испытывают иллюзий по поводу честности избрания и Столярова, и Путина. И, может быть, одной из причин молчания астраханцев до и после шествия 14 апреля – не более, но и не менее важной, чем страх, неуверенность и верность теории малых дел – стал вопрос, который не был внятно сформулирован, поэтому и остается без ответа. Почему Владимир Путин может оставаться президентом, а Михаил Столяров мэром – нет?

В отличие от страха и неуверенности – чувств абстрактных и логике часто не поддающихся, – этот вопрос вполне логичен.Задавать его обессилевшему, бледному Шеину сложно. Но Шеин на него неоднократно отвечал, давая понять, что с победой Путина согласен. Своих сторонников в астраханском сквере Кирова, это мнение не разделявших, он просил оставить его при себе, чтобы "не отпугнуть" сторонников, с Шеиным согласных.

Кто кого в итоге отпугнул – тоже вопрос. Стимулы, заставившие более пяти тысяч человек нарушить молчание, оказались недолговечными, их не хватило для продолжения протеста. Выяснилось, что слишком многих привлекла прежде всего возможность сфотографироваться с Ксенией Собчак и Алексеем Навальным .

Когда-то столицей российского протеста несколько дней был Калининград. Там Константин Дорошок вывел на улицы тысячи людей, не согласных с местной властью. После митингов Дорошок стал депутатом областной думы, затем вошел в группу поддержки Михаила Прохорова. Активисты из Калининграда приезжали в Астрахань, чтобы поддержать Олега Шеина. Они жаловались на то, что протест в их городе погас без ощутимых – необратимых – последствий. И они понимают, что в Астрахани могут испытать дежавю: протест против нечестных местных выборов будет успешным - в лучшем случае - недолго. А согласие с "относительной объективностью" избрания Владимира Путина быстро сведет его на нет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG