Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Елена Панфилова - о своем уходе из президентского Совета


Директор Центра антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International в России Елена Панфилова.

Директор Центра антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International в России Елена Панфилова.

Директор Центра антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International в России Елена Панфилова решила выйти из президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Об этом она заявила на прошедшем накануне последнем заседании Совета под председательством Дмитрия Медведева.

В интервью РС Елена Панфилова объяснила причины своего ухода.

– Вы уже третий человек, который за последнее время уходит из президентского совета. Были Ирина Ясина, Светлана Сорокина. Он четко обозначили позицию –они уходят в знак протеста против фальсификаций на выборах. Чем именно вызван ваш уход?

– Каждый уходит по своим собственным причинам. Кроме того, смею напомнить, что Совет в этом составе вряд ли долго продолжит свою работу. Вновь избранный президент скоро, видимо, издаст указ и назначит свой состав Совета. Поэтому, я думаю, будет еще много новых людей, которые перестанут быть членами Совета.

Что же касается меня лично... Я считаю, что сейчас ситуация такова, в первую очередь, в моей сфере профессиональной деятельности – противодействие коррупции, – что мне более правильно заниматься обычной гражданской, общественной работой, которой я всегда занималась, и сосредоточиться на многих других форматах. Мне кажется, что лично для меня это более правильный выбор.

– Было ли хоть что-то, что вам удалось реализовать из своих идей за время работы в президентском Совете при президенте Дмитрии Медведеве?

– Да, конечно. Мы очень много сделали и благодаря Совету, и параллельно Совету. Я хочу воспользоваться случаем и сказать "большое спасибо" всем своим коллегам. У нас был шикарный состав. Людмила Михайловна Алексеева сказала очень верно, что мы никогда не прекратим работать вместе. Потому что возникла какая-то "химия" между членами советами. Мы друг друга понимали с полуслова и здорово друг другу помогали. Поэтому удалось сделать довольно интересные вещи – например, декриминализировать некоторые статти нашего законодательства. Общественное телевидение, поправки в закон о полиции, продвижение очень многих вещей, которые так или иначе надо было делать, – но с помощью совета делать это было проще.

В то же время мы все отдаем себе отчет, что очень многое не сделано. Наша бюрократическая система такова, что хоть ты требованиями, предложениями, письмами закидай по самую голову, – если она не хочет делать, она не будет ничего делать. Где это в этом гнездится и мое решение сосредоточиться на своей обычной антикоррупционной работе. Потому что надо более концентрированно свое внимание использовать и свои усилия.

На самом деле, крайне важно сказать, что на заседании Совета было восемь блестящих докладов моих коллег. Их надо внимательно читать. Стенограммы доступны в интернете, на сайте президента, на других сайтах. Там очень много тех идей, тех мыслей – почему не удалось сделать то, что не удалось, что обязательно надо сделать в ближайшее будущее, своего рода "дорожная карта" развития гражданских отношений и взаимодействие общества и власти в ближайшее время. Коллективный опыт, который мне лично был дан этими тремя годами, конечно, для меня очень полезен.

– Та "дорожная карта", о которой вы сейчас говорите, – она пригодится новому президенту Владимиру Путину?

– Надо очень странно представлять себе наше общество, чтобы она не пригодилась, потому что там все мысли, все идеи направлены на то, чтобы всем в нашей стране, в нашей России стало жить лучше, приятней, комфортней и удобней. А будут ли они реализовываться, я не знаю. Потому что я не знаю ни состава нового совета, ни приоритетов этого совета, ни какие там будут рабочие группы. Но я точно знаю, что вещи, касающиеся защиты свободы слова, свободы собраний, защита гражданских активистов, защиты журналистов от насильственных действий, правовой реформы, далеки от завершения. Есть пробелы с восстановлением исторической памяти, решением проблем мигрантов, незащищенных слоев населения, в первую очередь детей-инвалидов, детей, оставшихся без попечения родителей. И, конечно, моя тема – тема коррупции. При обсуждении этой темы состоялся достаточно конструктивный диалог с уходящим президентом по поводу того, что очень многое надо сделать, в том числе серьезно разобраться с проблемой конфликта интересов, которую наши чиновники совершенно не понимают. Мне было вчера приятно услышать, что хоть у кого-то во власти есть понимание того, что это серьезная проблема, и на нее надо реагировать.

– Какова была реакция Дмитрия Медведева на ваше решение об уходе из президентского Совета?

– Он сказал, что он очень уважает позицию работы гражданским активистом. При этом он считает, что гражданским активистам, которые делают свою работу (здесь он еще раз поблагодарил всех членов совета за участие в работе именно этого состава Совета), надо искать форматы диалога общества с властью. Отреагировал, как мне кажется, как единственно возможно отреагировать в этой ситуации.

– Своим уходом вы не хотели показать, что это некий демарш, уйти, громко "хлопнув дверью"?

– Я вообще не люблю демаршей. Я считаю, что общественная жизнь демаршей, с такими показными действиями, с показными жестами, – вещь какая-то совершенно непродуктивная. Всему приходит свое время. У каждого есть и должны быть свои приоритеты. В общем, я даже слегка удивлена, что такой шум поднялся по поводу этого ухода. Потому что каждый должен честно заявлять о том, что он сделал, о том, что он делает, о том, что он будет делать. Надо видеть в этом содержание, а не форму.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG