Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Сюжеты

Брейвика признали и больным, и здоровым


Андерс Брейвик

Андерс Брейвик

Судебно-психиатрическая комиссия Норвегии, которая, наконец, утвердила оба экспертных заключения по "делу Брейвика", стала объектом массовой критики.

Как известно, суд по делу Брейвика располагает результатами двух психиатрических экспертиз. Обследование, проведённое в 2011 году психиатрами Сюнне Сёрьхейм и Торгейром Хусбю, выявило у Брейвика параноидальную шизофрению, по результатам же второй экспертизы, проведённой психиатрами Агнаром Аспосом и Терье Tёрриссеном в этом году, "норвежский стрелок" был признан, в целом, здоровым.

Однако, судебно-психиатрическая комиссия Норвегии, практически сразу утвердившая экспертное заключение Сёрьхейм и Хусбю, совершенно иначе отнеслась к рапорту Тёрриссена и Аспоса. Примерно шесть недель назад члены комиссии попросили психиатров уточнить некоторые моменты в представленном ими отчете, касающиеся периода детства и юношеских лет Андерса Брейвика. Тёрриссен и Аспос направили требуемую информацию комиссии, после чего было официально объявлено, что их отчёт утверждён. Но практически сразу же после этого глава судебно-психиатрической комиссии Карл Хейнрик Мелле огорошил норвежских журналистов следующим заявлением: "Нет никаких обстоятельств, позволяющих суду использовать результаты второй экспертизы. Рапорт Аспоса и Тёрриссена не отвергнут, однако и не получил наше одобрение." Таким образом, вопрос о психическом состоянии серийного убийцы Андерса Брейвика вновь оказался подвешенным в воздухе.

В ходе дальнейшего судебного разбирательства комиссия давала крайне расплывчатые сообщения о том, одобрен, или не одобрен психиатрический рапорт Tёрриссена и Aспоса, признающий Брейвика психически здоровым и способным нести ответственность за содеянное. Появляющиеся сообщения были настолько запутанными, что участникам судебного процесса и всей норвежской прессе было очень трудно понять, что комиссия действительно имела в виду.

Неопределённая позиция, занятая судебно-психиатрической комиссией, вызвала серъёзные проблемы у адвокатов Брейвика, усилия которых направлены на то, чтобы их подопечного признали вменяемым. Очевидно, что мнение комиссии имеет принципиально важное значение для вынесения объективного решения по делу и возникшая неясность лишь осложняет ситуацию - однако до самого последнего момента защита Брейвика не могла получить ясный ответ, одобрила ли судебно-психиатрическая комиссия Норвегии рапорт Аспоса и Тёрриссена.

Дело дошло до того, что окружной суд Осло направил в судебно-психиатрическую комиссию письмо, с требованием окончательно определиться, будет ли утверждён или отклонён рапорт, признающий Брейвика вменяемым. Членов комиссии обязали предоставить письменный ответ на этот вопрос до 1-го июня.

Однако окончательно ситуация разрешилась лишь в ходе последнего судебного заседания, на котором в качестве свидетеля выступил сам Карл Хейнрик Мёлле. Глава судебно психиатрической комиссии выразил сожаление по поводу возникшей путаницы: "Мы самокритично признаём тот факт, что нас неверно поняли не только судьи". Мёлле сообщил также, что члены комиссии утвердили оба психиатрических рапорта и передают решение вопроса о вменяемости Брейвика на усмотрение суда.

Итак, что же в сухом остатке? Медицинский рапорт №1 за авторством психиатров Сюнне Сёрьхейм и Торгейра Хусбю признаёт «норвежского стрелка» душевнобольным, а согласно рапорту №2, подготовленному психиатрами Терье Tёрриссеном и Агнаром Aспосом, террорист вполне вменяем. Здесь можно увидеть, в чём выводы двух психиатрических экспертиз наиболее радикально отличаются друг от друга:

ДИАГНОЗ

Рапорт 1: Брейвик серьезно психически болен. Он страдает параноидальной шизофренией.
Рапорт 2: Брейвик не шизофреник, но у него наблюдается нарциссическое расстройство личности.

МЕТОД ИССЛЕДОВАНИЯ

Рапорт 1: Психиатры Сёрьхейм и Хусбю вели совместное общение с Андерсом Брейвиком.
Рапорт 2: Психиатры Tёрриссен и Aспос общались с Брейвиком как совместно, так и по отдельности. Кроме того, в своей работе эксперты использовали информацию от команды, которая вела круглосуточное наблюдение за Брейвиком в тюрьме.

ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ НАРУШЕНИЯ

Рапорт 1: Сёрьхейм и Хусбю классифицировали состояние Брейвика следующим образом: "Не в состоянии действовать практически на всех функциональных уровнях".
Рапорт 2: Tёрриссен и Aспос не выявили в функциональном состоянии Брейвика каких-либо критических отклонений. В своём отчёте психиатры отметили, что подготовка теракта обвиняемым требовала определённого уровня способностей планировать свои действия.


ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ

Рапорт 1: Сёрьхейм и Хусбю интерпретировали нечеловечески жестокие политические высказывания Брейвика, как психотический бред.
Рапорт 2: Tёрриссен и Aспос убеждены, что высказывания Брейвика не носят характер бреда, а являются выражением его крайних политических взглядов.


ПРАВО УБИВАТЬ

Рапорт 1: Когда Брейвик присваивает себе право отнимать человеческие жизни, это является частью его мании величия, носящей бредовый характер.
Рапорт 2: Идея "права на убийство" не является следствием психотического бреда, но частью нарциссистского самовосприятия Брейвика, позволяющего ему делать всё, что захочет.


МАНИПУЛИРОВАНИЕ ПСИХИАТРАМИ

Рапорт 1: Брейвик использует судебных психиатров Сёрьхейма и Хусбю, чтобы сделать свои мировоззрения достоянием широкой общественности. Обвиняемый и сам не скрывает, что способен манипулировать врачами в собственных интересах.
Рапорт 2: Андерс Брейвик хочет быть признан вменяемым. Именно поэтому террорист значительно смягчает свою риторику в ходе общения с психиатрами Tёрриссеном и Aспосом

ВЫВОДЫ:

Рапорт 1: Андерс Брейвик является душевнобольным, а, следовательно, не может нести уголовной ответственности за свои действия. «Норвежскому стрелку» должно быть назначено принудительное психиатрическое лечение.
Рапорт 2: Андерс Брейвик в здравом уме и подлежит уголовной ответственности. Поэтому он должен быть приговорен к тюремному заключению на равных основаниях с другими преступниками.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG