Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто против "Закона Магнитского"?


Очевидно, что санкции против нарушителей прав человека будут приняты. Вопрос лишь в степени серьезности этих санкций

Очевидно, что санкции против нарушителей прав человека будут приняты. Вопрос лишь в степени серьезности этих санкций

В Международном комитете американского Сената 26 июня состоится голосование по "Закону Сергея Магнитского", который предусматривает введение визовых и имущественных санкций против российских должностных лиц, виновных в грубых нарушениях прав человека. В частности – против пятидесяти с лишним чиновников, причастных к гибели юриста фирмы Hermitage Capital.

Профильный комитет Сената должен был голосовать за этот закон еще 19 июня, но тогда по ходатайству одного из членов Демократической фракции голосование было отложено на "неопределенный срок". Неопределенность эта, правда рассеялась меньше, чем за неделю.

Каково в Международном комитете соотношение сил "за" и "против" законопроекта? На этот вопрос Радио Свобода отвечает эксперт Института American Enterprise Даниэль Вайдич:

– Если говорить о наиболее влиятельных сенаторах от обеих партий, то они, видимо, достигли консенсуса в пользу "Закона Магнитского". При этом одни считают, что закон должен быть принят по причине неудовлетворительного состояния прав человека в России. В то время как для других этот закон – политическая цена, которую надо уплатить за нормализацию торговых отношений с Россией в контексте ВТО, а также за отмену давней поправки Джексона-Вэника...

Даниэль Вайдич подчеркивает, что даже те парламентарии, которые в глубине души против "Закона Магнитского", не хотят, чтобы американские компании теряли выгодный бизнес с Россией и понимают, что без принятия этого закона нормализации торговли не произойдет, поэтому они будут, скрепя сердце, голосовать за закон. Многие конгрессмены также были неприятно удивлены суровостью мер, которые российские власти принимают против участников протестного движения.

– Администрация Обамы, мягко говоря, не в восторге от "Закона Магнитского" и, несмотря на то, что у демократов в Сенате есть простое большинство, достаточное для того, чтобы отменить поправку Джексона-Вэника без утверждения этого билля, они этого делать не будут. Мало того, ведущий спонсор законопроекта в Сенате – это демократ Бенджамин Кардин; председатель сенатского Международного комитета, бывший кандидат в президенты Джон Керри тоже поддерживает эту меру. В лагере республиканцев энтузиазма по поводу "Закона Магнитского" больше, чем в стане демократов, – может быть, подспудно из-за желания досадить России за ее сирийскую политику. Тем не менее, складывающийся консенсус, на мой взгляд, сильнее межпартийных разнотолков, – считает эксперт Института American Enterprise Даниэль Вайдич.

Белый дом, отмечают наблюдатели, активно лоббировал свою позицию по "Закону Магнитского", что нашло отражение в сенатской версии законопроекта, отличающейся от варианта, единодушно принятого Международным комитетом Палаты представителей. Так, у Конгресса будет меньше полномочий вносить в черный список имена проштрафившихся российских чиновников, подпадающих под санкции, чем у Госдепартамента. Администрация также добилась от Сената согласия позволить внешнеполитическому ведомству, опираясь на соображения государственной необходимости, выводить из-под действия имущественных санкций иных нарушителей прав человека в России. Все, что для этого надо, – не разглашать их имена, так что финансовые учреждения, в которых они держат свои активы, не узнают о том, что эти люди занесены в реестр нарушителей. Более того, сенатская версия законопроекта распространяет санкции на провинившихся чиновников во всем мире, а не только в России, за что проголосовали депутаты нижней палаты. Это и другие разночтения подлежат устранению в Согласительном комитете Конгресса.

Что думают борцы за права человека в США о "Законе Магнитского"? На этот вопрос отвечает Дэвид Крамер, бывший высокопоставленный представитель Госдепартамента в администрации Джорджа Буша-младшего, ныне – глава правозащитной организации Freedom House:

– Да, администрация Обамы доказывала, что этот закон не нужен, поскольку Государственный департамент в июле прошлого года и так внес в свой санкционный список тех российских должностных лиц, которые несут ответственность за гибель Сергея Магнитского. Но я с этим не согласен: без давления Конгресса ничего не сдвинулось бы с места. Помимо этого, мы не знаем, сколько точно имен из общего числа, выявленных Конгрессом, попали в этот список. У нас также нет никаких оснований считать, что активы этих чиновников были арестованы.

Как указывают специалисты, имущественные санкции требуют куда большего обоснования, чем визовые, поскольку могут быть обжалованы иностранцами в американских судах. И это одна из причин, по которой администрация не хочет арестовывать активы и предавать гласности имена отдельных чиновников – нарушителей прав человека. Примерно в то же время, когда в Сенате будет проходить голосование по "Закону Магнитского", неподалеку от Капитолийского холма начнется организованная Freedom House мировая премьера документального фильма "Дело Магнитского: ОПГ в системе российской власти". После показа состоится дискуссия, в которой примет участие один из спонсоров законопроекта, член руководства Республиканской фракции в Сенате Джон Маккейн.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG