Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Историк Павел Аптекарь: "Убийство в Казани вписывается в череду провокаций против защитников Pussy Riot "


Павел Аптекарь в студии Радио Свобода.

Павел Аптекарь в студии Радио Свобода.

Так называемый "крестоповал"; трагедия в Казани – со странной откровенностью представителей Следственного комитета по поводу надписи "Свободу Pussy Riot", написанной кровью на стене; срывание православными активистами футболок с "провокационными" надписями…

По мнению историка, обозревателя газеты "Ведомости" Павла Аптекаря, все это действия носят признаки политической провокации:

- Создается впечатление, что это сделали либо совершенно психически нездоровые люди, либо это действительно провокация. Чья? Можно только гадать. И в ближайшее время, скорее всего, мы этого не узнаем.

- Тогда обратимся ко временам более отдаленным. Когда в истории России тем или иным силам приходилось обращаться к механизмам провокации?

- Как правило, провокации использовались в борьбе либо с революционным движением, либо с партиями, которые выступали против действующей власти. Наверное, первый пример такого рода - внедрение жандармских осведомителей, агентов Третьего отделения в народовольческое движение, затем - вербовка лидеров боевой организации партии социалистов-революционеров, знаменитое дело Азефа. Наконец, провокация успешно использовалась в советское время - как во внутренней, так и во внешней политике. Достаточно вспомнить историю советско-финляндской войны, начавшейся с заявления об артиллерийском обстреле финнами советской территории в районе населенного пункта Майнила – в результате которого якобы погибли советские солдаты и командиры. На самом деле, полк и другие подразделения, которые стояли около Майнилы, не понесли никаких потерь ни в ходе так называемого "майнилского инцидента", ни в последующие несколько дней. Просто голословное заявление: "убили". А на самом деле никаких жертв не было.

- Из приведенного списка примеров создается впечатление, что провокации, в основном, используются для того, чтобы обострить ситуацию - либо же, наоборот, поставить ее под контроль. Но напряжение вокруг дела Pussy Riot после вынесения приговора и так велико, а на специфического рода меры по контролю это вовсе не похоже.

- События последних дней создают впечатление, что кто-то - не будем угадывать, кто, но явно пытается столкнуть патерналистское провластное большинство с меньшинством. В нашем издании мнение истеблишмента выразил известный человек по имени Сергей Марков - который сказал, что девушек-акционисток прощать нельзя. А их защитники, по этой логике - мало того, что сторонники Запада, нетрадиционной сексуальной ориентации, так еще, получается, и убийцы. Такой набор очень хорошо воспроизведен в рассказе Чехова "Ионыч". Главный герой, еще молодой и горящий желанием что-то сделать, заводит разговор об отмене смертной казни – на что обыватели возражают ему: "Что же, каждый теперь сможет свободно на улице убивать?"

С другой стороны, налицо провокации со стороны защитников традиционных ценностей, заставляющих снимать футболки с определенными надписями. Я, например, довольно часто хожу по улице в фирменной футболке "Ведомостей", где написано "наша лучшая статья - ст. 29 Конституции РФ", защищающая свободу слова, и далее размещен ее текст. Если ко мне подойдут и попросят, а тем более потребуют снять эту футболку, то возможны эксцессы - добровольно я ее не сниму.

При этом мало кто помнит, что провокации достаточно часто оборачиваются против тех, кто их устраивает. Известно, что Кровавое воскресенье обернулось революцией 1905 года, осведомительская деятельность Азефа - неизвестно, на кого он больше работал, на охранку или на боевую организацию - вылилась в массу смертей среди высших должностных лиц Российской империи, а того же Петра Столыпина застрелил полицейский провокатор. Надо все-таки учиться на ошибках, но этого не происходит.

- Задолго до начала процесса по делу Pussy Riot некий Андрей Бородин набросился на судью Таганского суда Елену Иванову с топором, требуя освободить участниц группы Pussy Riot. Насколько можно провести грань между психическим нездоровьем и провокацией?

- Думаю, что она есть. Но любопытнее всего проследить за развитием дела Бородина. Что-то вяло оно развивается, ничего о нем мы не знаем. Это странно и наводит на подозрения. Если бы это был психически больной человек, то давно бы сказали: он болен и отправлен в соответствующее заведение. Но ни об этом, но ни о ходе следствия не говорится.

– В июле защита Pussy Riot довела до сведения прессы мнение прокурора, ратовавшего за продление сроков предварительного заключения. Тот посчитал, что действия панк-группы Pussy Riot в храме Христа Спасителя спровоцировали покушение на муфтия Татарстана Илдуса Файзова и убийство его экс-заместителя Валиуллы Якупова. Сегодня – вновь Казань, вновь трагедия…

- На мой взгляд, прямой связи нет: все-таки девушки призывали не Аллаха, а Богородицу прогнать известного человека... Но всё это, взятое вместе, может очень скверно кончиться. Сталкивание традиционалистского большинства и продвинутого меньшинства, попытка сыграть на самых темных инстинктах, спровоцировать на месть, эскалацию насилия... Стоит, однако, напомнить, что православные дружины вроде "Черной сотни" во время революции себя не проявили, и на защиту монархии не вышли.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG