Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

После отбоя жизнь в тюрьме только начинается


Сергей Кривов. Фотография Дмитрия Борко

Сергей Кривов. Фотография Дмитрия Борко

Фигурант «болотного дела» Сергей Кривов о том, как живется заключенным в «карантине»

Близкие Сергея Кривова беспокоятся о его здоровье. Голодовка, объявленная в знак протеста против продления содержания под стражей, продолжается уже 34 дня. Радио Свобода публикует дневниковые записи Сергея Кривова, сделанные им до объявления голодовки.

Глава «Продлёнка»: как заключённых возят в суд

Главы «Арест» и «Классификация»: чем ИВС отличается от СИЗО

Глава «ИВС»: как живётся заключённым в изоляторе временного содержания

Глава «Переезд в СИЗО»: 15 часов ожидания

В главе, которую мы публикуем сегодня, Сергей Кривов пишет о том, как сильно условия жизни в «карантине» отличаются от распорядка в ИВС.

Карантин

Заселили в хату №204. Меня и ещё одного дядечку Володю из Судака в возрасте 58 лет. Он ездил к своей сестре в Мордовию, но на обратной дороге его в поезде опоили и обчистили.

Остался без денег и паспорта. Нашёл в Москве свою первую школьную любовь и у неё завис на месяц. Пошёл очередной раз в магазин, денег не хватило, решил выйти мимо кассы. Попался. Поскольку никаких документов не было, всё пошло всерьёз. В итоге – ст. 158-1, мелкая кража. Задержан до суда на месяц.

Хата 4-местная. Двое в ней были уже до нас: Харон (39 лет, ингуш, взяли со стволом (ТТ) в чайхане) и молодой таджик Баха (27 лет, работал на стройке, нашли в кармане 18 грамм героина). Баха сидит уже 8 месяцев. Следствия по нему никакого, отправили запрос в Душанбе и всё. Остальные «свеженькие», взятые позже меня.

«Номера» гораздо лучше, чем в ИВС, комната большая (примерно семь на два с половиной метра), днём светлая, ночью всего одна лампочка в торце, спать не мешает. Фаянсовый унитаз и умывальник в окружении кафеля. Стены – свежая бежевая водоэмульсионка. Две двухъярусные кровати по одной стене; стол, две тумбочки, полки – по другой. Проход больше метра, гуляй – не хочу. Есть полка под телевизор, правда, пустая. Окно и побольше, и без жалюзи. Стекло, а не оргстекло, как в ИВС. Решётки, само собой, и перед рамами, и снаружи на внешней стене.

С новым матрасом спать гораздо лучше. В ИВС за восемь дней я все кости отлежал на этих железках. Тут практически полосы не ощущаются. В хате стоит камера видеонаблюдения.

Из явных плюсов, пожалуй, всё.

Теперь – недостатки.

Охрана никудышная. Набрали «лохов по объявлению»! Наручники не надевают, арестованных зачастую водят группами с одним сопровождающим. Я уж так к наручникам привык, будто в них родился, а тут ходишь, а руки туда-сюда болтаются. Коридор постоянно никто не патрулирует, в глазок (тут смотровая щель) заглядывают редко.

Мне в ИВС передали точилку для карандашей. Так она у меня 10 минут не прожила. Как только углядели! Я ведь скрытно решил поточить. Вдруг дверь резко нараспашку, всех в коридор, ноги в стороны, руки на стену, полный шмон хаты. Вот это работа! Любо-дорого. А тут даже не вся хата снаружи просматривается.

Попробуй в ИВС «давить пюна» (нажать кнопку на стене), сразу охрана тут как тут: «Чего изволите». И просьбы стараются выполнять. А тут будешь полчаса трезвонить, всем по барабану. Потом придут. «Бумагу?» – «У нас не магазин». «Газету?» – «У нас не почта». – «Врача?» – «Не больница». Просто откровенно «посылают» по любому вопросу. Даже распорядка дня и правил содержания в камерах не вывешено. Часов, конечно, нет, газет нет, радио нет. Потом разбитое радио нашли, но слушать его невозможно (хрипы и пр.).

Но самое худшее – это кормёжка. Хлеба строго полбуханки на человека в день. Сахара на день – меньше столовой ложки. Кружка чая – только на ужин.

К примеру, сегодняшний день.

Утром – пшённая каша. На воде и абсолютно без соли. Все, кроме меня, съели не больше ложки. Я съел почти всё, отложив в сторону несколько серых комков. Интересоваться, что у них внутри, я не рискнул. И не смог съесть последнюю ложку, появились рвотные позывы. Короче, если даже я не смог этого сожрать, то есть это нормальному человеку, ну, абсолютно невозможно!

На обед рассольник, налитый в кружку, вполне съедобный и абсолютно несолёная картошка с «тушёнкой». Соли, видимо, специально не кладут, издеваются.

На ужин – макаронные изделия (рожки) «без ничего», но подсоленные.

Организм, правда, почти ничего и не требует, затаился, чует, сука, кто меня сюда привел. Попробовал бы после этого ещё и выступить.

Как заехали, Харон и Баха решили нам сделать чифир. Естественно, жгли бумагу. Интересно, на хрена нужна в хате видеокамера?

На следующий вечер пробили «дорогу» наверх и «гоняли коней»! Состучались по трубе, нам сверху спустили верёвку с грузом (тюбиком зубной пасты). Мы затянули его в камеру «удочкой» – бумажной трубкой длиной примерно 120 см, скатанной из листов формата А4. На конце трубки крючок из соломы, выдранной из веника. В итоге получили конструкцию из двух верёвок, концы которых в разных камерах, а в середине между ними носок, который гоняется туда-сюда. Обменялись «курсовыми» (записками), получили две пачки сигарет и кипятильник. Ещё свёрток чая. После того, как заварили чай, кипятильник вернули. Ночью, говорят, нам ещё спускали мобильник, но я уже спал.

Вообще, после отбоя в 22.00 жизнь в тюрьме только начинается. Орут все и во все дыры. Кто через улицу, кто через вентиляционный стояк, кто перестукивается по трубам. Где в это время охрана, я не представляю. Видимо, считает, что пресекать это незачем.

Второй день в изоляторе, понедельник. Нами решили заняться. Сначала беседа с кем-то из начальства на тему: кто ты такой и с чем тебя едят. Главная задача – правильно расселить нас по хатам, чтобы не было потом проблем. Учитывается всё: возраст, количество ходок и «профессия», образование, национальность и пр. Абсолютно нечего возразить. Потом флюорография в подвале, помывка в душе, поверхностный шмон в хате. Беседа с психологом. Пошёл, поговорил с двумя девицами, они заполнили на меня карточку. Сказал им, что психолог мне не нужен, дайте лучше автомат. Они говорят, что автоматов пока не подвезли (врут, однозначно), и просят заполнить три маленьких теста (примерно по 90, 50 и 60 вопросов). Я, в отличие от других, согласился, но попросил выдать мне взаимообразно бумагу, на которой, кстати, сейчас и пишу. С радостью согласились. В общем, если тесты будут «пройдены», завтра обещали отпустить. А если нет, то переведут куда-то наверх к экономистам (экономическим преступникам) – у них, мол, камеры небольшие, условия хорошие и народ интеллигентный. Похоже, скучные ребята, ну да ладно.

Переезд на ПМЖ обещают завтра. Будет отрадно посмотреть.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG