Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сокращение ядерных вооружений: с Россией или без нее


Обама и Путин на саммите G8

Обама и Путин на саммите G8

Предложение сократить ядерные арсеналы США и России на треть, выдвинутое президентом США Бараком Обамой в Берлине, вызвало традиционную реакцию как в России, так и в Соединенных Штатах.

По словам эксперта по ядерным вооружениям Павла Подвига, с точки зрения России такое сокращение серьезным образом не изменит ситуацию с безопасностью:

- С точки зрения России, есть-ли у США полторы тысячи разрывных боезарядов или тысяча, особой разницы нет. То же самое можно сказать и о России: сокращение российских ядерных сил в этом масштабе тоже не окажет особого влияния на расстановку сил. Поэтому для начала разговора о сокращении ядерных арсеналов пока нет серьезных стимулов.

- Есть-ли у российского руководства какое-то представления о том, сколько должно быть боеголовок и зачем они нужны в определенном количестве? Это повышает роль России в мире или способствует какому-то сдерживанию?

- Существует представление, что Россия должна оставаться примерно на равных с США в диалоге, связанном с ядерным разоружением, что она должна постараться закрепить свое положение как равноправного партнера с США в этих вопросах и держать дистанцию от всех остальных. В этом смысле задача России была выполнена в действующем ныне договоре о СНВ. Пока этот договор действует, у России нет политического стимула продолжать разоружение. По договору о СНВ у России и США должно быть примерно полторы тысячи развернутых ядерных боезарядов, реально у них больше боезарядов, но это другой вопрос. Возьмем полторы тысячи. Следующие государства, которые обладают ядерным оружием, - Франция, Китай, Великобритания - их арсеналы находятся на уровне нескольких сотен, то есть это меньше 300 в случае Франции, около 150 в случае Великобритании и порядка 200 в случае Китая. Понятно, что разрыв здесь достаточно большой, и он останется, даже если предложение США будет воспринято Россией положительно. С практической точки зрения, страны, обладающие меньшими арсеналами, настаивают на том, что пока у России и США сохраняется большой арсенал ядерных боеголовок, то есть, больше тысячи боезарядов, нет смысла присоединяться к процессу разоружения.

- Имеет какое-то отношение эта дискуссия вокруг стратегических вооружений к тактическим ядерным вооружениям? Там ведь ситуация несколько иная?

- Да, там ситуация немножко другая, и прежде всего она состоит в том, что сегодня никаких ограничений на стратегические арсеналы не существует, и более того, мы даже не знаем размеры этих арсеналов. Ни Россия, ни США точную информацию о них не обнародовали. Есть только экспертные оценки.

- Не могли бы вы рассказать о них подробно.


- По неточным данным, у США порядка 500 боезарядов, которые можно считать не стратегическими, из них где-то 150-180 развернуты в Европе. В свою очередь, у России есть примерно 2 тысячи боезарядов, которые признаны не стратегическими, но находятся в централизованных хранилищах. И в США очень переживают по поводу существующего дисбаланса. На самом деле, есть понимание, что будущие переговоры должны, в том числе, включать и вопросы о не стратегических вооружениях. Собственно, Обама это и предложил во время вчерашнего выступления. С другой стороны, США не могут в этом смысле предложить России осязаемую выгоду в случае согласия на переговоры, так как, по большому счету, все 500 не стратегических зарядов, которые есть у США, для России никакой реальной опасности не представляют. И в России, и в США это очень хорошо знают. В этом и заключаются сложности диалога. Россия, в свою очередь, не торопится расставаться со своими не стратегическими зарядами во многом потому, что НАТО и США выражают обеспокоенность в связи с размером этого арсенала. В определенной степени это козырь, который Россия пытается придержать, чтобы в будущем, может быть, иметь возможность его обменять на что-то для нее выгодное.

Американские эксперты соглашаются, что берлинская инициатива президента Обамы не была неожиданной, не выглядит она и радикальной. Предложение сократить с 1500 до 1000 число ядерных боеголовок вписывается в стратегию Барака Обамы, который многократно заявлял, что его целью является уменьшение американского ядерного арсенала до уровня, необходимого для обеспечения безопасности Соединенных Штатов. В том, что касается того, каков этот уровень, представления президента и его оппонентов расходятся, но известно, например, что еще больше десяти лет назад, когда президент Джордж Буш-младший отказался от продления американо-российского договора об ограничении противоракетных систем, американские военные считали, что США могут позволить себе сократить число ядерных зарядов до 1300. Сейчас президент Обама предлагает снизить планку до тысячи пятидесяти боеголовок – разница, в общем, не принципиальная.

Сторонники сокращения ядерных арсеналов приветствуют предложение президента. В своем заявлении американская Ассоциация по контролю за ядерным оружием призывает Барака Обаму не медлить и, договорившись с Россией, начать этот процесс даже без формальной санкции Конгресса. Эксперты Ассоциации, помимо всего прочего, говорят о десятках миллиардов долларов экономии благодаря уменьшению американского ядерного арсенала до "разумного уровня". Некоторые законодатели-демократы приветствовали идеи президента, считая, что стране не нужно столько ядерных боеголовок, законодатели-республиканцы предупреждают, что президент не учитывает опасность, исходящую от новых ядерных стран, среди которых – враждебные режимы. Неожиданно громко в хоре скептиков прозвучал голос России, которая, как считают многие американские аналитики, заинтересована в сокращении ядерных арсеналов больше Соединенных Штатов, поскольку непомерные запасы ядерного оружия, требующего модернизации, представляют собой ощутимое финансовое бремя для страны.

Вашингтонский военный эксперт Бейкер Спринг из консервативного исследовательского фонда "Наследие" считает, что российский скепсис, скорее всего, просто является тактическим приемом:

"Реакция России была предсказуемой. Это согласуется с обычной тактикой Москвы. Российское правительство, грубо говоря, набивает себе цену, надеясь побольше получить от администрации Обамы за свое согласие пойти на дальнейшее сокращение ядерных боеголовок. Россия, на мой взгляд, действует более тонко, чем США, храня свои карты в секрете. Но, в конце концов, она ответит, скорее всего, согласием на предложение Барака Обамы в обмен на важные для нее уступки".

Достижение нового соглашения с Россией о сокращении ядерных вооружений может стать крайне трудным делом для Белого дома. Республиканские законодатели согласились около трех лет назад одобрить новый договор о сокращении стратегических ядерных вооружений, поставив администрации Барака Обамы условие – начать с Москвой переговоры о сокращении тактических ядерных вооружений, которых у России в несколько раз больше. Но, как заметили многие комментаторы, президент Обама может попытаться облечь решение о сокращении ядерного арсенала в форму, которая не требует одобрения Сенатом.

"Я думаю, что Белый дом проявил особую предусмотрительность, формулируя предложения по сокращению ядерных боеголовок, с тем чтобы оставить за администрацией право осуществить эти идеи без заключения формального соглашения с Россией, – говорит Бейкер Спринг. – Между тем в американском законодательстве существуют положения, согласно которым подобные соглашения должны быть оформлены в виде формальных договоров".

По словам Бейкера Спринга, это означает, что новые предложения президента вызовут эмоциональные дебаты в Соединенных Штатах, исход которых предсказать невозможно, поскольку американский политический истеблишмент расколот в отношении к вопросу о сокращении ядерных вооружений.

Согласно анализу газеты The Christian Science Monitor, российские возражения могут стать более серьезным препятствием на пути планов президента Обамы, чем считает Бейкер Спринг из консервативного исследовательского фонда "Наследие". В глазах россиян, пишет газета, согласие на дальнейшее уменьшение собственного ядерного арсенала действительно сопряжено с большим риском, чем для Соединенных Штатов, хотя бы потому, что ядерное оружие является для нее основным средством устрашения потенциальных противников, и, скорее всего, значение ядерных ракет в системе безопасности страны будет только возрастать.

Впрочем, российское согласие или отказ пойти на новые сокращения ядерных боеголовок едва ли станет решающим фактором в стратегических калькуляциях президента Обамы. Американские эксперты предполагают, что он может отдать распоряжение об одностороннем сокращении числа американских ядерных боеголовок.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG