Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Взятки не гладки


Делян Пеевски ассоциируется у болгар с взяточничеством

Делян Пеевски ассоциируется у болгар с взяточничеством

"Долги, коррупция и высокая безработица". Такими словами встречали нового члена Европейского союза, Хорватию, журналисты самой читаемой немецкой газеты – Bild. Уровень коррупции в Хорватии действительно высок, однако ситуация там не столь безнадежна, как в Румынии или Болгарии, вступивших в ЕС в 2007 году. Коррупция сдерживает экономическое развитие стран Центральной Европы, поэтому здесь о ней вспоминают сейчас, во время экономического кризиса.

В Болгарии в июне участники массовых демонстраций требовали отставки правительства, сформированного всего несколько недель назад. Гражданам страны не понравилось решение назначить главой службы безопасности медиамагната Деляна Пеевски, который ассоциируется у граждан со взяточничеством, поэтому во время протестов громко звучали призывы побороть коррупцию. О коррупции в высших эшелонах власти, и даже о тесных связях мафии и политиков в этой стране говорили и в начале года, когда начались протесты против повышения стоимости электроэнергии. Люди, вышедшие тогда на улицы, связывали растущие цены с политикой компаний, выбранных для поставок электричества не посредством честного тендера, а благодаря покровительству жадных до взяток чиновников.

Болгария действительно считается самой коррумпированной из всех стран ЕС. Через год после вступления в Евросоюз Брюссель решил не выдавать Софии полагающиеся ей 500 миллионов евро в рамках программы развития инфраструктуры, так как предыдущие средства были разворованы. Подтверждение этому обнаружили чиновники ЕС, которые провели собственное расследование: самый крупный получатель европейских субсидий, группа компаний Николова-Стойкова (Марио Николов и Людмил Стойков), как оказалось, вместо закупки нового оборудования на предприятия покупала дешевые бывшие в употреблении станки в Восточной Германии, а разницу клала себе в карман. Более того, выяснилось, что посредством структур этой компании финансировались крупные болгарские партии. Например, председатель Болгарской социалистической партии Сергей Станишев, занимавший до 2009 года пост премьер-министра, договорился с Николовым о перечислении средств партии накануне предвыборной кампании, благодаря чему социалисты победили. Взамен крупнейший болгарский предприниматель получил доступ к государственным заказам и возможность получать европейские субсидии.

В докладе Евросоюза говорится, что большая часть крупных болгарских бизнесменов занимаются предпринимательской деятельностью в "серой зоне" (это означает, что они не платят налоги), но зато у них неплохие связи с действующими политиками. Срастание политики и бизнеса в Болгарии часто сравнивают с российской ситуацией: оно уходит корнями в 90-е и связано с распадом Советского Союза и последующим уничтожением экономических связей, существовавших в социалистических странах. Все это привело к тому, что, как и в России, в Болгарии до недавнего времени можно было купить даже голоса на выборах. А статистика свидетельствует о том, что 98 процентов государственных тендеров выигрывают два процента компаний.

Но ситуация понемногу меняется. В 2010 году были предъявлены обвинения в коррупции бывшему министру здравоохранения Болгарии Божидару Наневу, который подписал невыгодные контракты на поставку вакцин против гриппа. Вслед за этим прокуратура стала интересоваться дорогостоящей недвижимостью бывшего министра внутренних дел Цветана Цветанова, который впоследствии был обвинен в организации незаконного прослушивания телефонов крупных предпринимателей и депутатов.

Из-за подозрений в коррупции недавно подали в отставку и два министра в Румынии. Бывший министр здравоохранения Василе Сепой подозревается в том, что передал компании, которой руководят члены его семьи, контракт, частично финансируемый из фондов Европейского союза. Подобные обвинения – в числе прочих – были предъявлены и бывшему румынскому министру по вопросам окружающей среды Ласло Борбели.

В таких странах, как Болгария или Румыния, обвинения в коррупции чаще предъявляют, когда дело касается фондов ЕС. Чиновники в Брюсселе имеют возможность контролировать расходование средств на местах и сверяться с предоставленной документацией. Когда же сметы не проверяют дотошные европейские контролеры, то "рука руку моет". Эксперт польской организации "Новое государство" Мацей Слюсарек считает, что изменить ситуацию можно не только благодаря более бескомпромиссному отношению правоохранительных органов к коррупционерам, но и занимаясь профилактикой коррупции. По его словам, в первую очередь, у граждан надо воспитывать негативное отношение к мздоимству: при помощи образовательных программ.

Польша занимает 41-е место в мире по уровню коррупции. Среди стран Центральной и Восточной Европы она – на третьем месте после Эстонии и Словении, и к тому же является лидером в своем регионе по борьбе с взяточничеством. Но даже с такими неплохими результатами в конце прошлого года Европейская комиссия блокировала более 800 миллионов евро субсидий Польше после того, как обнаружила, что при строительстве одной из автомагистралей материалы закупались по завышенным ценам, а разница оседала в карманах тех, кто реализовывал проект. В начале февраля этого года – после длительных переговоров с представителями польского правительства – Брюссель пообещал разблокировать средства на строительство важных автомобильных путей.
Лидер крупнейшей оппозиционной партии "Право и справедливость" Ярослав Качиньский в то же время считает, что нынешние польские власти с коррупцией не борются, а наоборот, создают схемы, при помощи которых можно спасать от правосудия своих людей. В качестве примера он приводит так называемый "игровой скандал", когда в 2009 году газета Rzeczpospolita опубликовала статью о том, что два высокопоставленных политика правящей партии "Гражданская платформа", в том числе министр спорта, лоббировали интересы игрового бизнеса. Правительство пыталось замять скандал, хотя впоследствии доказать вину политиков не удалось.

Другой громкий скандал, связанный с "Гражданской платформой", закончился приговором. Депутат Сейма Беата Савицка была приговорена к трем годам заключения и крупному штрафу за то, что приняла взятку за обещание помочь бизнесмену. Этим бизнесменом оказался агент Центрального антикоррупционного управления. Во время процесса Савицка утверждала, что ни в чем не виновата, и агент пытался даже соблазнить ее – высылал пикантные смс-сообщения и дарил цветы.

В 2005–2007 годах, когда у власти находилась партия "Право и справедливость", лидером которой является Качиньский, в Польше появилось Центральное антикоррупционное управление, основной задачей которого, как следует из самого названия, была борьба с коррупцией. Часть оппозиции – в том числе и политиков, которые пришли на смену правительству, сформированному партией "Право и справедливость", – заявляла тогда, что действия нового управления могут нарушать законодательство, например, лишая граждан права на частную жизнь. С другой стороны, по данным исследований, в Польше все меньше граждан признаются в том, что им предлагали взятку. Если в 2000 году 13 процентов поляков заявляли, что столкнулись с подобным предложением, то десять лет спустя – лишь семь процентов. Одновременно количество граждан, осужденных по обвинению в коррупции, в течение последних пяти лет возросло вдвое и составило около 2600 человек.

По данным фирмы Ernst&Young, которая сравнивала данные, полученные в 25 европейских странах, в Польше 75 процентов сотрудников крупных фирм готовы дать взятку для того, чтобы удержать клиента или получить новый выгодный контракт. Среднеевропейский показатель – 62 процента, причем речь идет о компаниях, в которых работает более тысячи человек и которые котируются на бирже или являются частью международных корпораций. Строительная отрасль, сфера финансовых услуг и торговля – отрасли, в которых больше всего процветает взяточничество.

В последнее время в Польше обсуждают и систему финансирования политических партий, что также имеет отношение к коррупции. В настоящее время партии, которые после голосования попадают в парламент, получают миллионные субсидии из государственного бюджета. Такая система, с одной стороны, дает вошедшим в парламент партиям возможность покрыть расходы на избирательную кампанию, а с другой – практически не оставляет шансов тем политическим организациям, которые остаются вне Сейма: у них нет средств, чтобы на равных вступить в политическую борьбу во время следующих выборов. После того как в прессе были опубликованы отчеты партий о расходах бюджетных средств и оказалось, что часть из них идет на оплату дорогих костюмов, клубов, алкоголя, сигар и даже платьев для жены премьер-министра, нынешний глава польского правительства Дональд Туск заявил, что порядок финансирования партий следует изменить. Он предложил систему, при которой средства на существование собирались бы в виде взносов членов и сторонников партий. Намерения премьер-министра, однако, вызвали негативную реакцию практически у всех парламентских фракций.

Недавняя отставка премьер-министра Чехии Петра Нечаса заставила задуматься и еще об одном аспекте коррупции: договоренностях по поводу разнообразных постов в государственных структурах в обмен на политическую лояльность. Главным обвинением, предъявленным недавно бывшей главе секретариата премьер-министра Чехии Яне Надьовой, было то, что она выступила посредником при конфликте Нечаса и трех депутатов, пригрозивших голосовать против повышения потребительских налогов (эта мера была предложена правительством для борьбы с дефицитом бюджета). Конфликт закончился одобрением реформы и появлением депутатов-"бунтарей" в наблюдательных советах предприятий, частично принадлежащих государству. Сам премьер-министр после того, как полиция объявила о "действиях коррупционного характера", подчеркнул, что посты в обмен на голос в парламенте – нормальная политическая практика. Иными словами, и Нечас, и некоторые члены правительства, и даже часть граждан Чехии не посчитали это примером коррупции. Хотя позже, в ходе соответствующего опроса большинство чешских граждан все-таки признали такие действия коррупционными. Не исключено, что подобное искаженное представление о том, что такое коррупция, есть и у депутатов, и граждан других стран. Например, не везде коробка конфет считается взяткой, но крупнейшая международная организация, занимающаяся мониторингом коррупции в мире, даже составила специальный список для сомневающихся, что это не так.

Чехия, несмотря на то что в последнее время здесь были раскрыты несколько коррупционных скандалов, пока не блещет результатами по искоренению взяточничества – даже по сравнению со своими соседями. Лучший результат среди стран Восточной и Центральной Европы нынче у Эстонии. Правда, дело здесь не только в честности чиновников, наоборот, в недавнем докладе европейской Группы государств по борьбе с коррупцией говорилось, что Таллину стоит обратить внимание на взаимоотношения членов парламента и представителей различных лобби. В то же время в докладе отмечается, что отсутствие взяточничества связано с небольшим размером страны, а значит, и небольшим количеством чиновников. Такая прозрачность, по мнению авторов доклада, невозможна в более крупных странах этого региона Евросоюза.
XS
SM
MD
LG