Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
"Ночь скорби" и открытие монумента памяти жертв наводнения в Крымске прошли на фоне непрекращающихся судебных разбирательств из-за компенсаций пострадавшим и уголовного процесса над чиновниками, из-за халатности которых, по мнению прокуратуры, погибли десятки людей.

Вопрос, откуда все-таки в город пришла вода, для местных жителей, похоже, не актуален. Они из всех сил стараются наладить жизнь и каждый раз после дождя тревожно глядят на реку.


"Мы до этих пор живем в страхе, что в любое время может прийти вода. Уже который раз нас подтапливает", – рассказывает мать четверых детей Алия. Ее дом стоит в 11 метрах от русла реки Адагум, но добиться решения о признании его подлежащим сносу и получить новое жилье никак не удается. "Как дожди я не сплю, стою у окна, смотрю на воду. Дети плачут, мне малая говорит: "Уедем отсюда". А куда уедем? Нету денег. Куда мы поедем!? Я не знаю, почему хорошие дома многие пошли под снос, а мы стоим…"


В 2002 году (о том наводнении в Крымске в прессе совсем немного писали) вода в доме Алии поднялась на 1 метр 75 сантиметров. В прошлом году этот полутораэтажный дом оказался затопленным почти полностью: уровень воды достиг 4 метров 60 сантиметров. По словам Алии, компенсации хватило лишь на минимальный ремонт и, по большому счету, жить в доме нельзя: за зиму стены покрылись плесенью и грибком. Тем не менее многие из жителей Крымска, чьи дома все-таки снесли, получили квартиры в срочно отстроенном жилом микрорайоне Надежда. Но не все рады переезду.

"Некоторым было тяжело смириться с переездом в квартиры. Люди привыкли жить в собственных домах с садами и приусадебными участками, держать какую-то живность и теперь считают себя запертыми в клетке", – говорит волонтер Наталья Киселева. На днях она вернулась из Крымска, где летом и осенью прошлого года координировала работу волонтерского лагеря "Добрый". "Конечно, город не сравнить с тем, что я увидела год назад. О наводнении напоминает не так много. В прошлом году, приходя в любой дом, я знала, что меня будут просить решать тысячи проблем. Сейчас все, с кем я встречалась "мои", как я их теперь называю, ни на что не жаловались. Раньше они просили помощи, а теперь просто делятся хорошим, либо плохим. Я заходила во многие дома, в которых была год назад, и увиденное, конечно, вызывало невероятную радость, потому что это больше не серые мокрые бетонные коробки, а нормальное человеческое жилье со светлыми занавесками".

Люди до сих пор продолжают судиться. Из-за компенсаций, из-за того, что деньги на капитальный ремонт выплачиваются, исходя из жилой, а не общей площади пострадавшего дома. В суды вынуждены обращаться и те жители Крымска, у которых по каким-то причинам не оказалось документов, подтверждающих право собственности на разрушенные дома. В судах же отстаивают свои права на компенсации и те, кто не был зарегистрирован в Крымске по месту проживания во время наводнения.


Адвокат Алла Ситникова, которая в последний год представляла интересы десятков пострадавших от наводнения граждан, сейчас пытается добиться компенсации для своей доверительницы Людмилы Чупровой. У нее на руках решение суда, дающее право на получение 2 миллионов рублей компенсации в связи со смертью единственного члена семьи – бабушки Фаины Васильевны Чупровой. Решение вступило в силу 20 ноября 2012 года, но до сих пор не исполнено.

"Документы ходят по инстанциям, в частности сейчас, в отделе полиции находятся в Краснодаре, – поясняет Алла Ситникова. – Получается, что наше государство, которое заявляет о том, что оно правовое, не выполняет своих обязанностей и решение своего же суда. В нем написано, что Чупрова признана потерпевшей и имеет право на получение компенсации. Крымский район включил эту девочку, ей 18 лет, в списки на получение, и эти списки пошли дальше проходить какие-то проверки. У нас в Конституции написано, что решения суда обязательны для всех органов власти и управления. И как может, например, краснодарская полиция рассматривать вторично это дело и решать, надо производить выплаты или не надо?"

По словам Аллы Ситниковой, случай Людмилы Чупровой не единственный.
"Есть еще у меня одна женщина. Она тоже жила всю жизнь со своей родной тетей, тетя ей подарила дом, больше ни детей, никого, они вдвоем, и она не может получить компенсацию. С тем, что касается компенсаций за утрату имущества и дом, – больших проблем нет, если есть решение суда. Но вот именно компенсаций на 2 миллиона – какие-то непреодолимые заборы выстраиваются, которые люди преодолеть не могут. Дело в том, что решение суда говорит о признании членом семьи погибшей. И есть закон, в котором написано, что все члены семей погибших получают компенсацию. Не надо больше никаких дополнительных решений. Кто выплачивает – это тоже есть, например, федеральный бюджет миллион выплачивает и краевой бюджет миллион выплачивает. Все прописано в законе, и не надо дублировать в суде. Просто эти все органы не выполняют ни указ президента, ни постановление губернатора, ни решение суда. Вот и все!"

В здании Крымского городского культурного центра проходят слушания по уголовному делу о халатности чиновников, не оповестивших жителей о надвигающемся наводнении. Председательствует в процессе судья Абинского районного суда Краснодарского края Владимир Макаренко. Крымским судьям дело не доверили: прокуроры посчитали, что они не смогут беспристрастно разобраться в происшедшем. На скамье подсудимых – бывший мэр Крымска Владимир Улановский, бывший глава Крымского района Василий Крутько, бывшая глава Нижнебаканского сельского поселения Ирина Рябченко и бывший зам. руководителя управления по предупреждению чрезвычайных ситуаций и гражданской защиты Крымского района Виктор Жданов. Потерпевшими от их действий, точнее, бездействия, признаны 136 человек.


Слушания начались 15 мая. Прокуроры представляют доказательства и допрашивают свидетелей обвинения (их заявлено больше тысячи). Свою оценку происшедшему в Крымске в ночь на 7 июля 2012 года должны дать 11 экспертов и специалистов. По мнению главного редактора радиостанции "Электрон-ФМ" Валерия Донского, происходящее на этом процессе уже не слишком интересует горожан:

"Все хотят результата. Потому что на Крутько, которого до 15 мая, до открытого процесса, никто не видел он сидел в СИЗО, уже все посмотрели. То, что говорят люди на суде, причем разные, от диспетчера до водителя маршрутки, уже кажется неинтересным, это отвлекает от каких-то ежедневных проблем. В любом случае вся информация о процессе есть в открытых источниках, и теперь все ждут решения суда. Людям важно знать, кто виновен в случившемся".

Как говорят Валерий Донской и редактор местной газеты "Электрон ТВ" Лариса Сафронова, на официальные траурные мероприятия, ни монумент памяти жертв наводнения людям не по душе:

На официальном сайте администрации Крымского района сообщается, что автором памятника жертвам наводнения стал Алан Корнаев. "Один из ведущих скульпторов юга России…. Обладатель золотой медали Российской Академии художеств за памятник "Древо скорби" в Беслане, лауреат многих российских, региональных и краевых конкурсов".

"Монумент высотой 5,5 и шириной до трех метров исполнен в форме своеобразной "стены плача". В его центре будет находиться плачущая женщина-мать, отлитая из бронзы высотой 2,2 метра. По самой стене будут стекать слезы, слившиеся в небольшое озеро у ног женщины". Есть здесь и мемориальная доска с всеми фамилиями погибших во время прошлогоднего наводнения.

"В городе было наводнение, а не землетрясение и бомбежка", – писал в своем блоге Валерий Донской. Он отметил, что на площади Ленина, где установили фонтан-памятник, проходят все массовые гуляния и празднества, демонстрации и, в зависимости от масштабов веселья, тут же надуваются резиновые "лунопарки" и разворачиваются аттракционы. Лицо скорбящей женщины будет направлено на городскую кондитерскую, на козырьке которой с открытия этого заведения установлен трехъярусный торт.

"Все проходило на уровне такого паркетного согласования в коридорах властей Краснодара, – поясняет Донской. – Жители недоумевают, и это недоумение сейчас переходит в раздражение. Потому что людям не нравятся, что с ними именно в таких памятных, важных вещах поступили неделикатно. Жители предложили уже 20 вариантов размещения этого памятника. Например, он может стоять на въезде в город, тогда люди, которые едут в сторону Черноморского побережья, поймут, что проезжают Крымск, и вспомнят о трагедии".

Добиться от главного архитектора Крымского района Юрия Голубева ответа на вопрос о том, проводились ли какие-либо общественные слушания перед установкой монумента, не удалось. Однако, по его словам, над тем, каким будет памятник, и над местом его установки крымские власти задумались еще в феврале:

"Я районный архитектор, а публичными слушаниями занимается город. Я не в курсе, были они или нет, но для памятника предлагалось очень много мест в Крымске, ходила комиссия. И все равно недовольны. Сколько архитекторов, столько и мнений, поэтому все довольными быть не могут вообще. Даже где бы ни поставили, хоть посередине стадиона".

В ночь на 7 июля 2012 года на Кубани произошло сильнейшее наводнение, в результате которого пострадали Крымск, Геленджик, Новороссийск и прилегающие к ним районы. Самый сильный удар стихии принял на себя небольшой город Крымск, где уровень воды достигал 7 метров, что позволило сравнивать внезапное наводнение с цунами. МЧС признало, что по Крымску прошла семиметровая волна, но до сих пор однозначного ответа на вопрос о ее происхождении нет.

"Когда я вернулся в Крымск 7 июля рано утром, то у всех и каждого была только одна версия: спустили Неберджаевское водохранилище, – вспоминает Валерий Донской. – И сразу же появилась официальная версия, что этого не может быть, потому что там нет шлюзов, которые могли открыться и в течение двух минут всю воду выпустить. Но теперь вопрос о том, откуда пришла вода, мало кого волнует. Сначала все переключились на компенсации, а теперь всех интересует, как город будет жить дальше и с каким руководством. Потому что обещали построить важные дороги в зоне затопления и береговые укрепления, но проекта, который был обещан властями еще в марте этого года, мы не видели до сих пор".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG