Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нелегальная водка захватывает рынок


Несмотря на снижение легального производства алкоголя, его потребление в России не падает

Несмотря на снижение легального производства алкоголя, его потребление в России не падает

Российский союз производителей алкогольной продукции, как сообщает газета "Коммерсантъ", обратился к президенту страны с предложением заморозить на три года запланированное повышение акциза на спирт. Дальнейшее подорожание крепких спиртных напитков в России, согласны эксперты, может привести лишь к увеличению спроса на нелегальный и суррогатный алкоголь.

Производство водки в России, согласно данным официальной статистики, снизилось в июне почти на 40 процентов по сравнению с таким же месяцем 2012 года, а за первую половину года сокращение ее выпуска составило почти 30 процентов в годовом исчислении. Участники рынка объясняют такую динамику отнюдь не снижением потребления популярного в стране спиртного напитка, а увеличением продаж нелегальной водки – в первую очередь, из-за повышения акциза на спирт.

В 2013 году он вырос на 25 процентов – до 400 рублей за литр, на следующий год, по планам министерства финансов, акциз должен увеличиться до 500 рублей, в 2015 году – до 600 рублей, а в 2016 году – до 660 рублей за литр. Однако производители алкогольной продукции считают это решение ошибочным и предлагают президенту в эти годы акциз на спирт не индексировать. Руководитель центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя Вадим Дробиз эту инициативу поддерживает, хотя и считает ее запоздалой:

– Это предложение запоздало как минимум года на два. На самом деле, оно выражает и защищает не столько интересы бизнеса, сколько интересы государства. За последние полтора-два года легальная водка в России резко подорожала. Если официальная цена пол-литровой бутылки водки в розничной торговле до 31 июля 2012 года составляла 98 рублей, то ровно через полгода (то есть с 1 января 2013 года) такая же бутылка водки стала стоить 170 рублей. Рост цены на 70 процентов. Такого мировая история алкогольного рынка и бизнеса, конечно, еще не знала. И, я думаю, не узнает.

– Так в чем, собственно, заключалось влияние последнего увеличения минимальных розничных цен на водку на легальный и нелегальный рынок алкоголя?

– Что в результате произошло? Есть официальные данные, например, по Нижегородской области. В 2012 году там 60 процентов потребителей крепкого алкоголя употребляли легальный продукт, 30 процентов – нелегальный и 10 процентов – суррогатный. То есть в сумме – 40 процентов потребителей находились в сегменте подпольно-нелегально-суррогатного рынка. В 2013 году после резкого роста цен на водку уже примерно 50 процентов потребителей находятся в сегменте легальном и 50 процентов (а это в масштабах страны более 30 миллионов человек) – в сегменте подпольно-нелегально-суррогатной продукции. Если же взять в целом объем продукции, выпиваемой россиянами (легальную водку, нелегальную водку и суррогаты), то оказывается, что 60 процентов – это подпольно-нелегальная-суррогатная продукция и только 40 процентов – легальная.

– Иначе говоря, уже сегодня объемы выпитой легальной водки в целом по России оказываются меньшими, чем потребление ее нелегальных и суррогатных заменителей. Но в чем вы видите причину таких изменений?

– К этому мы шли все 20 последних лет. Причина только одна – относительная дороговизна алкоголя в России по отношению к минимальным средним зарплатам.
Легальная бутылка водки в России, которая сегодня стоит в среднем 200 рублей, относительно минимальных средних зарплат примерно в 4-5 раз дороже, чем в Германии
Вот и вся самая большая беда. Официально признано, что средний житель Евросоюза, в переводе на чистый спирт, пьет ровно столько же алкоголя, сколько средний житель России. Просто у нас другая структура потребления (в основном крепкий алкоголь) и другая культура. Если 40 процентов алкоголя на Западе население выпивает в барах, кафе или ресторанах, то у нас только 3 процента. У нас улично-кухонная культура потребления, которая сразу бросается в глаза. А некрасивость этой алкоголизации придает, прежде всего, низкий уровень доходов, уровень жизни и качество жизни примерно 65 процентов населения.

– Правильно ли я понимаю, что вы не только не поддерживаете рост акцизов на спирт, но и, наоборот, считали бы необходимым их снизить? Как это может изменить структуру потребления той же водки?

– Даже сегодняшнее предложение заморозить ставку акцизов сохранит на прежнем уровне ситуацию, когда от 30 до 32 миллионов человек будут пить легальную продукцию и примерно столько же – подпольно-нелегально-суррогатную. По крайней мере роста нелегальной продукции не будет. Но если бы мы хотели легализовать рынок, то надо снизить акцизы – ну, наверное, раза в четыре как минимум. Что бы мы получили? В любой стране мира доля нелегального рынка алкоголя составляет порядка 15-20 процентов. Поэтому, снизив акцизы раза в 3-4, и мы могли бы, наверное, сократить до 15-20 процентов рынок нелегальной продукции.

– Министерство финансов уже выступило против замораживания акцизов на спирт – понятно, что оно в такой индексации заинтересовано, прежде всего, по фискальным соображениям. Но можно ли ожидать увеличения доходов бюджета от повышения акцизов на спирт в условиях сокращения легального рынка алкоголя?

– Фискально государство, конечно, выиграло, но социально катастрофически проиграло.
Сегодня в сегмент подпольно-нелегально-суррогатной продукции, который кормит криминальную среду, переведены 30 миллионов человек
Это гигантский рынок потребления, который все равно будет обеспечен продукцией. На сегодняшний день в России также выделилась группа потребителей крепкого алкоголя (опять же около 30 миллионов человек), которые не пойдут в нелегальный сектор и будут платить за легальную продукцию, сколько бы она ни стоила. Это группа обеспеченных по нынешним меркам потребителей. Вот они будут обеспечивать рост сбора акцизов.

– А почему государство не может эффективно бороться с нелегальными производителями и продавцами спиртным? Это происходит, в первую очередь, от нежелания или от неспособности?

– Государство не может бороться с нелегальным рынком по одной простой причине. Независимо от того, сколько человек получает, он все равно хочет выпить, это его естественное желание. Я не говорю, что человек должен злоупотреблять каждый день алкоголем, но это составная часть образа жизни человека. И в умеренном потреблении алкоголя, а не в злоупотреблении им ничего страшного нет. К сожалению, получается так, что среди малоимущих как раз и находятся группы людей, которые являются основными потребителями алкоголя, которые им злоупотребляют. Их не остановит ничто – даже если нелегальную продукцию вытеснят из легальной розницы, вся она будет продаваться с рук.

– Но ведь существуют и административные методы воздействия – неужели у нынешних властей России нет необходимых сил и средств, чтобы решить эту проблему криминального алкогольного рынка?

– Еще раз подчеркну. Эта система – товаропроводящая и производственная цепочка – сегодня конкурирует с легальной. Если у вас есть рынок, включающий 30 миллионов легальных потребителей и 30 миллионов нелегальных, то никакая государственная система, кроме тоталитарной, с ним справиться не может. Высокая цена или высокая ставка акциза подпитывает криминальную систему. Бороться с ней абсолютно невозможно – эта система купит всех контролеров. Какую-то часть нелегальной продукции (не более нескольких процентов), конечно, находят. Но основная ее масса все равно доходит до потребителя.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG