Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия и США согласовали резолюцию


Госсекретарь США Джон Керри и министр иностранных дел России Сергей Лавров

Госсекретарь США Джон Керри и министр иностранных дел России Сергей Лавров

Представители США и России объявили о том, что они выработали взаимоприемлемый вариант резолюции по Сирии. В случае, если Дамаск не выполнит обязательства по передаче химического оружия под международный контроль, применение силы против режима Башара Асада потребует отдельного согласования в ООН.

Чуть больше двух недель потребовалось США и России – двум главным действующим лицам дипломатического процесса, связанного с сирийским химическим оружием, – для того чтобы разработать резолюцию, которая была невозможна лишь полтора месяца назад. Интрига сохранялась почти до последнего дня: еще в среду Москва опровергала сообщения американских источников о том, что согласие между США и Россией достигнуто. Стороны настаивали, казалось, на взаимоисключающих принципиальных положениях будущей договоренности. В первую очередь в том, что касается последствий для Дамаска в случае невыполнения своих обязательств. Открытым оставался и вопрос о юридически точных формулировках – будет ли из них следовать, что сирийские власти обязаны полностью избавиться от своих запасов химического оружия и производств по их изготовлению?

Судя по тексту проекта резолюции, обнародованному вечером в четверг во время заседания Совета Безопасности, этот документ – продукт упорных упражнений дипломатов в искусстве возможного. Москва, например, "отбила" попытки Вашингтона возложить формальную вину за химические атаки в предместьях Дамаска на сирийские власти. В резолюции лишь содержатся слова осуждения сил, применивших химическое оружие. При этом в документе ясно говорится, что и Сирийская Арабская Республика, и повстанцы обязаны отказаться от химического оружия. Официальный Дамаск также обязан не передавать химические заряды третьим силам.

Инспекторы ООН в Сирии

Инспекторы ООН в Сирии

Любопытно, что Совет Безопасности проявляет несвойственную мягкость по отношению к ответственным за химические атаки. Он выражает лишь свою убежденность в том, что лица, ответственные за применение химического оружия, должны понести ответственность, а не требует этого. В качестве наказания за невыполнение этих требований упоминаются меры, предусмотренные Седьмой статьей Устава ООН, то есть санкции или силовые действия, однако для санкционирования таких действий, по словам дипломатов, потребуется специальная резолюция Совета Безопасности. Она может быть принята только с согласия России. В проекте сирийской резолюции также выражена поддержка усилиям политического урегулирования конфликта. Ответственность за наблюдение за процессом нейтрализации сирийского химического арсенала возложена на Организацию по запрету химического оружия.

Ожидается, что резолюция будет одобрена в ближайшие дни, после того как специалисты по разоружению представят точный план работы в Сирии.
За две с лишним недели, прошедших с момента неожиданного заявления президента Обамы о том, что он откладывает казавшуюся неминуемой воздушную операцию в Сирии, эмоции по этому вопросу слегка улеглись. Некоторые американские аналитики начали признавать достоинства российской инициативы. Ричард Вайтц, сотрудник Гудзоновского института, считает, что успех резолюции можно оценивать в зависимости от целей, которые ставились Соединенными Штатами:

Кто бы совсем недавно мог представить, что Сирия откажется от химического оружия, которое, согласно ее доктрине, служит средством достижения стратегического паритета с Израилем?
– Если цель заключалась в нейтрализации сирийского оружия массового поражения, то эта резолюция дает основания говорить о том, что мы можем добиться замечательного результата. Кто бы совсем недавно мог представить, что Сирия откажется от химического оружия, которое, согласно ее доктрине, служит средством достижения стратегического паритета с Израилем? Если уничтожение сирийского химического оружия было целью администрации Обамы и оно будет осуществлено без применения силы, это успех. Но если целью является подрыв режима в Дамаске, сокращение числа жертв конфликта, то эта цель не достигнута.

В отличие от скептиков Ричард Вайтц считает, что химическое разоружение Сирии вполне возможно и Россия осознает, что это в ее собственных интересах:

– У России есть стимулы для того, чтобы добиваться выполнения этого соглашения. Я сейчас настроен более оптимистично, хотя существует немало препятствий. Например, мы не знаем, как поведут себя другие игроки в этом конфликте. Башар Асад, скорее всего, также заинтересован в выполнении этого соглашения, поскольку его режим мог не пережить воздушные удары.

В согласованном проекте резолюции Совет Безопасности ООН предлагает также безотлагательно созвать международную мирную конференцию и призывает участников сирийского конфликта приступить к переговорам в рамках Женевской конференции.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG