Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Болотный" суд скатился на окраину


Акция в поддержку "узников Болотной" в Москве

Акция в поддержку "узников Болотной" в Москве

Заседания по делу о массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая 2012 года впервые на этой неделе состоялись в Никулинском суде Москвы. Ранее в течение нескольких месяцев дело слушалось в Московском городском суде, однако с 1 октября заседания перенесли. В новом суде слушания начинаются с задержкой на несколько часов, а подсудимые жалуются на то, что их избивает конвой. На этой неделе также завершились заседания в отношении еще одного фигуранта "болотного дела" – Михаила Косенко. Представители гособвинения потребовали отправить его на принудительное лечение. Оглашение приговора назначено на 8 октября.

Официальная причина переноса заседаний из Московского городского суда в Никулинский – необходимость освободить зал для "резонансных" дел, где раньше слушалось "болотное дело", под другой процесс. Адвокаты высказывали мнение, что изменения связаны с желанием снизить внимание к процессу – Никулинский суд находится на окраине Москвы. Такое расположение суда привело к тому, что слушания стали начинаться с задержкой на несколько часов – следственные изоляторы, в которых содержится часть подсудимых, находятся на противоположном конце города, и их не могут доставить на заседание вовремя.

Уже в суде обвиняемые стали жаловаться на то, что их избивает конвой. Во вторник Владимир Акименков попытался сказать об этом, но судья не разрешила ему сделать заявление.

– Акименков сообщил мне после перерыва, что сотрудник конвоя в камуфляжной форме ударил его сзади по нижней части головы, по шее, когда их сажали в боксики, и ударил довольно чувствительно, – поясняет адвокат Акименкова Дмитрий Аграновский. – Акименков хотел сообщить об этом судье, и я хотел сообщить судье, но она не разрешила и сказала, что делает нам замечание. Акименков продолжал настаивать, потому что инцидент не рядовой. Тогда судья сказала, что она удалит его из зала суда. В 2005 году был подобный инцидент, и это не так и безопасно: один из наших подзащитных нацболов, Сергей Резниченко, утверждал, что его избили в "конвойке". В результате на него еще завели одно дело по статье 318, за то, что он якобы укусил конвойного и добавили ему срок, – заключил Дмитрий Аграновский.

На следующем заседании – в среду – Сергей Кривов через адвоката также сообщил о том, что конвой его унизил, а потом избил. Защитник Кривова Вячеслав Макаров обратился в связи с этим в прокуратуру. Кроме того, Сергей Кривов уже больше пятнадцати дней голодает, протестуя против того, что ему не предоставляют протоколы судебных заседаний, поясняет Вячеслав Макаров:

– Защита поддерживает его совершенно законные требования о необходимости получения протоколов. Придет время, когда мы должны будем отработать всё то, что говорилось представителями обвинения по потерпевшим и свидетелям обвинения, слово будет предоставлено защите. Без протоколов мы не сможем полноценно защищаться, опровергнуть то, что говорили потерпевшие, так называемые свидетели обвинения, без протоколов судебных заседаний невозможно.

Вячеслав Макаров добавил, что протоколы предоставляются "по мере изготовления", однако пояснить конкретнее, когда именно будут готовы документы, в суде не могут.

На заседаниях же продолжились допросы сотрудников ОМОНа, признанных потерпевшими. На этой неделе в суде выступали Алексей Зелянин, Антон Сутормин и Сергей Беловодский. Первые двое рассказывали об эпизоде, в котором, согласно материалам дела, фигурирует Александра Духанина. Зелянин заявил, что видел, как девушка в темном платье – предположительно Духанина – кидала в полицейских камни, куски асфальта. По словам Зелянина, он не видел, кто попал ему камнем в плечо, поэтому претензий ни к Духаниной, ни к другим подсудимым у него нет. Сергей Беловодский также заявил, что не знает, кто причинил ему вред, однако претензии у него есть ко всем обвиняемым – не зря они на скамье подсудимых, заявил Беловодский.

Защитники отмечают, что судья фактически вынуждала их прекращать допросы потерпевших, не разрешая, например, вызвать врачей для одного из подсудимых – Андрея Барабанова, который уже несколько дней жалуется на проблемы с глазами.

Адвокат Дмитрий Аграновский отмечает, что заседания в Никулинском суде стали проходить в более жестких условиях, и, по мнению адвоката, есть несколько причин, почему процесс переехал:

– Процесс убрали из центра: либо он вызывает у властей слишком большое раздражение, либо уже вообще никакого – и его можно так отправить сюда. Я прошу сторонников наших подзащитных делать выводы, а то будет такая амнистия, что мало не покажется. Некоторые уже расслабились и ждут, пока нас всех будут освобождать в зале суда, но это еще далеко не факт, – полагает адвокат.

Тем же обвиняемым, в отношении которых судебное разбирательство пока не началось, на этой неделе продлевали сроки содержания под стражей. До 6 февраля в следственных изоляторах останутся обвиняемые в участии в массовых беспорядках и в применении силы по отношению к сотрудникам полиции Алексей Гаскаров, Илья Гущин, Александр Марголин и Дмитрий Рукавишников. Активисту "Левого фронта" Леониду Развозжаеву, которого обвиняют в организации беспорядков 6 мая, арест продлен пока до 21 октября. Санкционировать арест на срок больше года 7 октября будет уже Московский городской суд. Почти на год – также до 6 февраля – продлен домашний арест координатора "Левого фронта" Сергея Удальцова, которому предъявлены аналогичные обвинения. Адвокат Удальцова, Николай Полозов, полагает, что продление меры пресечения на такой срок означает, что вряд ли судебное разбирательство в отношении Удальцова и Развозжаева, которые сейчас знакомятся с материалами дела, начнется раньше февраля: суду выгодно завершить сначала "дело двенадцати".

Разбирательство же в отношении еще одного фигуранта "болотного дела" – Михаила Косенко, которого обвиняют в участии в массовых беспорядках и в применении силы по отношению к сотрудникам полиции близится к завершению. 2 октября в Замоскворецком суде завершились прения сторон. Представители прокуратуры попросили направить Косенко на принудительное лечение. Обвинение ссылается на экспертизу, проведенную специалистами института Сербского, которые пришли к выводу, что Косенко может представлять опасность для общества. Вот как один из адвокатов Михаила Косенко – Валерий Шухардин, оценил прошедшие прения:

– Обвинение ничего нового не сказало. Они полностью повторили то, что было написано в постановлении, которое с делом ушло в суд. Доказательства, которые были представлены в суд защитой, были ими проигнорированы. Защитники все выступили и изложили все свои доводы: и относительно отсутствия массовых беспорядков как события преступления, и отсутствия доказательств причастности Косенко к причинению телесных повреждений сотруднику полиции Кузьмину. Мы говорили о недопустимости доказательств, которые представлены в суд, необоснованности изучения комиссией экспертов, которые признали, что Михаил не отдавал отчета своим действиям. Суд все это выслушал. Теперь будем ждать, какое будет вынесено решение по этому делу. Мое личное мнение, что судья Москаленко никаким образом сама принимать решение не будет. Что ей скажут внести, то она и вынесет.

По словам Валерия Шухардина, существует вариант, при котором судья может назначить Михаилу Косенко амбулаторное лечение, без помещения в стационар, тогда он будет находиться дома. Но шансов на такое решение не много, полагает адвокат. Оглашение приговора по делу Михаила Косенко назначено на 8 октября.

Международная правозащитная организация Amnesty International признала узниками совести трех фигурантов "болотного дела" – Михаила Косенко, Владимира Акименкова и Артема Савелова. О том, почему такое решение было принято в отношении только троих человек, Радио Свобода пояснил глава российского отделения Amnesty International Сергей Никитин:

– Владимир Акименков, Артем Савелов и Михаил Косенко – это те люди, которые, по нашему мнению, использовали свое право на участие в мирной демонстрации, мирной акции. Мы говорили, что если не будут представлены какие-либо другие доказательства их участия в противоправной деятельности или в насильственных действиях, то мы тогда совершенно точно скажем, что они являются узниками совести. Наш сотрудник присутствовал практически на всех судебных мероприятиях. И стало совершенно очевидно, что никто из перечисленных людей не участвовал ни в каких насильственных действиях. Это дало нам все основания сказать, что эти люди являются узниками совести. Эти люди должны быть освобождены немедленно и безотлагательно. Мы продолжаем внимательно следить за процессом. И вполне вероятно, что по ходу дела мы также сочтем и других людей, находящихся за решеткой, узниками совести, – сказал Сергей Никитин.

Глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева поддержала решение Amnesty International и призвала придать статус узников совести и другим фигурантам этого дела. К ответственности за прошлогодние события на Болотной площади, которые власть считает массовыми беспорядками, привлечены 27 человек.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG