Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Балетный обозреватель Татьяна Кузнецова – о смене руководства


Могила балерины Агриппины Вагановой на Ново-Волковском кладбище в Петербурге

Могила балерины Агриппины Вагановой на Ново-Волковском кладбище в Петербурге

Поддержанная петербургской творческой общественностью петиция сотрудников Академии русского балета имени Агриппины Вагановой с просьбой пересмотреть решение о назначении Николая Цискаридзе ректором этого учреждения стало заметной новостью в мировых средствах массовой информации. Во вторник стало известно о том, что Цискаридзе продлил договор с художественным руководителем Академии Алтынай Асылмуратовой, должность которой вроде бы уже была отдана Ульяне Лопаткиной.

Удастся ли артистам и балетным педагогам убедить Министерство культуры отказаться от назначения Цискаридзе? Что, собственно, побудило Минкульт такое решение принять? Об этом в интервью РС размышляет балетный критик газеты "Коммерсант", автор недавно вышедшей книги "Мариинский балет: взгляд из Москвы" Татьяна Кузнецова.

– Из Москвы кажется, что петербургская Академия существует весьма благополучно. Ее выпускники занимают лидирующие места в труппах многих театров мира, причем именно выпускники последних лет. Итоги работы, то есть "конечный продукт", как мне представляется, в этом учебном заведении – очень высокого качества. Что же касается внутренней ситуации – методических особенностей, взаимоотношений в педагогическом составе, конкретных действий ректора или худрука – об этом я не могу судить. Потерявшие свои должности ректор Академии Вера Дорофеева и художественный руководитель Алтынай Асылмуратова работали соответственно с 2004 и с 2000 года. То обстоятельство, что этот период в развитии Академии можно считать достаточно успешным, косвенно подтвердил министр культуры: увольняя руководительниц, Владимир Мединский сказал, что представит обеих к правительственным наградам.

– Вы разделяете обеспокоенность творческой общественности и коллективов Академии балета и Мариинского театра тем, как именно Николай Цискаридзе был назначен ректором?

– Назначение произошло, безусловно, бесцеремонно и бестактно – как по отношению к самой балетной школе, так и по отношению к культурному сообществу в целом. Такое – немотивированное, внезапное, посередине учебного года – назначение, безусловно, оскорбляет здравый смысл.

– Может это решение министерства быть связано с тем, что Николаю Цискаридзе просто подыскивали место для трудоустройства в связи с тем, что он был уволен из Большого театра?

– Собственно, это очевидно.

– Есть ли основания полагать, что вся эта история как-то связана с деятельностью руководителя Мариинского театра Валерия Гергиева, который, скажем так, озабочен реформированием театральной петербургской структуры?

– Есть. Известно письмо Гергиева Владимиру Путину, датированное началом сентября, в котором дирижер выражает обеспокоенность подготовкой балетных и музыкальных кадров и предлагает, чтобы поправить дела, слить четыре учебных заведения Петербурга – Консерваторию имени Римского-Корсакова, Мариинский театр, Академию Вагановой и Российский институт истории искусств – в единую структуру. Понятно, под единым руководством, и не стоит объяснять, под чьим именно. Известие об этом моментально облетело российский театрально-музыкальный мир, но лишь совсем недавно это письмо попало в газеты с автографом Путина – он поручал министерству культуры проанализировать предложение Гергиева. Министерство культуры разбиралось примерно месяц, собирало экспертные оценки, после чего, заручившись визой Минфина и Минэкономики, отправило отчет: в предлагаемом варианте слияние представляется нецелесообразным – ни экономически, ни творчески.

Но на этом история не закончилась. Где-то в середине октября состоялось закрытое совещание под председательством советника президента по культуре Владимира Толстого, на котором присутствовали Валерий Гергиев, Вера Дорофеева, Юрий Башмет, многие другие музыкальные и балетные деятели. На тему подготовки балетно-музыкальных кадров. На этом собрании Гергиев повторил свои упреки насчет качества балетного образования, что вызвало открытое недоумение балетных специалистов, а Дорофеева прямо обвинила Гергиева в попытке захвата залов Академии, которое неизбежно произойдет, если слияние вузов с Мариинским театром все-таки состоится.

Это обвинение имеет под собой здравое основание. Мариинка-2, которую получил в свое распоряжение Валерий Георгиев, располагает лишь одним балетным залом. Труппа театра меж тем увеличена, поскольку ей предстоит работать на двух сценах. "Первая", историческая Мариинка должна закрыться на реконструкцию. И тогда окажется, что балетной труппе Мариинского театра просто негде репетировать. Залы Балетной академии – очень подходящее для этого место. Тем более что исторически танцовщики Мариинского театра приходили заниматься на улицу Росси. Однако теперь и труппа, и Академия настолько разрослись количественно, что если артисты будут репетировать на улице Росси, уже ученикам и студентам будет негде заниматься. На пресс-конференции, собранной в Академии с целью представить нового ректора, Вера Дорофеева прямо сказала, что ее увольнение (формально накануне пресс-конференции она написала заявление об уходе по собственному желанию) – плата за независимость Академии. Открытое сопротивление Гергиеву, оказанное ею на совещании у Толстого, видимо, послужило последней каплей, ведь история с назначением Цискаридзе произошла меньше чем через 10 дней после этого события.

Назначение вызвало сопротивление и педагогического состава, и мариинской труппы, которая состоит по большей части из выпускников Вагановского училища. Надо добавить еще и то, что никогда прежде москвича не назначали руководителем в Петербург, тем более в Академию имени Вагановой. Известно, что петербуржцы относятся к московской школе с некоторым пренебрежением. Кроме того, исторически должность ректора Вагановского училища занимали не балетные люди, это административно-финансовая должность, на которой с начала XIX века сменялись влиятельные фигуры, обладавшие хозяйственным опытом, но не влиявшие собственно на балетный процесс – такие, как генерал Милорадович, отставной полковник Теляковский. Понятно, что Николай Цискаридзе опытом административно-хозяйственным не обладает. Он прямо заявил, что ректор будет определять и направление художественного процесса, а вот это уже – своего рода переворот в распределении полномочий между ректором и худруком, создающий совершенно новый баланс сил в Академии.

– Цискаридзе – довольно яркая и довольно конфликтная фигура. Гергиев не может этого не понимать. Зачем ему такой ректор балетного училища?

– Во-первых, пока Академия русского балета и Мариинский театр – это разные и юридически самостоятельные структуры. Гергиев же не предложил Цискаридзе возглавить балет Мариинского театра, таким образом продемонстрировав нежелание иметь дело с ним как с руководителем труппы. Другое дело – Цискаридзе в качестве ректора Академии, который не будет ожесточенно сопротивляться репетициям артистов Мариинки в залах школы. Цискаридзе уже, вполне здраво, заявляет: и театр, и академия – государственные учреждения, поэтому решать вопрос предстоит государству, чиновникам, и если свыше последует распоряжение пустить артистов в школу, то он, собственно, ничего не сможет с этим поделать. Он добавляет, что, насколько ему известно, в ближайшее время все останется так, как есть. Понятно, что Цискаридзе не позволяет себе таких категорических заявлений, как Дорофеева, которая билась за полную независимость школы до самого своего ухода. Поэтому перспективы овладеть залами у Гергиева достаточно хорошие.

– Что говорит вам опыт балетного критика – удастся балетной общественности воспрепятствовать назначению Цискаридзе или административная воля окажется сильнее?

– В любом случае решать этот вопрос будут на самом "верху". В сущности, об этом прямым текстом сказал в своем интервью советник президента по культуре Владимир Толстой, заявив, что вопросом об объединении всех четырех петербургских институций Владимир Путин займется во второй половине ноября. И если президент решит – объединять надо, то Академия утратит не только залы, но и юридическую самостоятельность. И тогда уже головное учреждение (надо полагать – Мариинский театр) будет решать, кого поставить во главе дочерней структуры. Сейчас педагоги Академии и артисты Мариинки в открытом письме требуют того, что им и так вроде бы принадлежит – избирать ректора на основе конкурса, просят позволить им выдвинуть собственную кандидатуру на эту должность. Но такое право записано в уставе Академии! Похоже, балетные профессионалы и сотрудники Академии обеспокоены тем, что им не дадут права изъявлять свою волю. К конфликту уже привлечено внимание, без преувеличения, всего мира: публикации на тему смены власти в Вагановской академии появились и в Англии, и во Франции, интернет-мир бурлит. В общем, это назначение не удалось провести так гладко, как это, вероятно, планировалось.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG