Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прошло семь лет со дня гибели Александра Литвиненко. Его вдова не теряет надежды на то, что имя заказчика преступления будет названо

23 ноября исполнилось семь лет со дня гибели в Лондоне Александра Литвиненко, отравленного радиоактивным полонием-210. Убийство бывшего офицера ФСБ, ставшего британским подданным, было воспринято как акт ядерного терроризма на британской территории. Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон неоднократно говорил о том, что нерешенность дела Литвиненко остается главным препятствием улучшения российско-британских отношений.

Очередное предварительное слушание в рамках проводимого инквеста по делу о гибели Александра Литвиненко пройдет 29 ноября. Инквест – это дознание, которое проводится судьей-коронером в случае внезапной смерти при невыясненных обстоятельствах. От официального судебного слушания в уголовном суде он отличается тем, что коронер не может выносить приговор, рассматривает лишь обстоятельства смерти и выявляет подозреваемых в убийстве. Недавно правительство вмешалось в ход дознания по делу Литвиненко, запретив судье-коронеру сэру Роберту Оуэну оглашать в ходе слушаний секретные материалы британских спецслужб, мотивируя это интересами национальной безопасности и нежеланием, как выразилась министр внутренних дел Тереза Мэй, портить отношения с "иностранным государством".

Есть признаки того, что британское правительство намерено улучшить находящиеся на низком уровне британо-российские отношения. Было объявлено, что прерванное в 2007 году после убийства Литвиненко сотрудничество британских и российских спецслужб в области борьбы с терроризмом восстанавливается. Вдова Александра Литвиненко Марина при поддержке судьи-коронера обратилась к правительству с просьбой заменить инквест публичным расследованием. Эта процедура позволяет рассматривать секретные документы в закрытом режиме. Но и в этом ей было отказано. Сэр Роберт Оуэн собирает 29 ноября всех участников инквеста, имеющих статус заинтересованных сторон (а это, в частности, и представители российской прокуратуры), чтобы обсудить дальнейшие шаги в связи с запретом рассматривать секретные документы и проводить публичное расследование.

Общая дискуссия заинтересованных сторон и коронера должна выработать новую стратегию дознания в этих обстоятельствах. Предполагается, что слушания по существу начнутся не раньше 2014 года. Близкий друг Александра Литвиненко, соавтор книги о его убийстве "Смерть диссидента" Александр Гольдфарб получил на проходящем в Лондоне дознании статус заинтересованной стороны и ему под подписку о неразглашении были показаны материалы полицейского дела об убийстве Литвиненко. Можно ли в общих чертах на основании этих материалов сделать вывод о виновности Андрея Лугового и Дмитрия Ковтуна и о причастности к убийству российских спецслужб?

Александр Гольдфарб

Александр Гольдфарб

– Вопрос о заказчиках убийства полиция не рассматривала, у нее попросту не было необходимой информации. Она исходила из улик, а не из агентурных данных. Вопрос о заказчиках полностью находится в компетенции британских спецслужб, чьи материалы по делу Литвиненко засекречены, и правительство запретило их оглашать. То, что показали заинтересованным сторонам дознания, – это лишь полицейское дело. Я не могу разглашать содержание дела, но в общих чертах могу сказать, что там содержатся доказательства, на основании которых британская прокуратура выдала ордера на арест Андрея Лугового и Дмитрия Ковтуна, сочтя эти доказательства достаточными для привлечения их к суду по обвинению в убийстве. Однако в том виде дознания, которое сейчас проходит, вопрос доказательства вины не будет рассматриваться вообще, поскольку инквест – это не уголовный суд и коронер не имеет права выносить приговор. Подозреваемые на нынешнем судебном дознании не присутствуют. Вот когда Луговой и Ковтун окажутся в Великобритании, где будут арестованы и предстанут перед уголовным судом, тогда доказательства их вины будут рассмотрены. Пока же в ходе инквеста будут оглашены лишь материалы, которые собрала полиция и которые послужили основанием на выдачу ордеров на арест подозреваемых.

Александр Гольдфарб пессимистически смотрит на возможность установления заказчика убийства в обозримом будущем:

– Частично истина будет установлена, когда в открытом суде будут оглашены данные полицейского следствия, которые касаются исполнителей убийства. А вторая часть истины – кто заказчик убийства – думаю, в обозримом будущем установлена не будет. Это невозможно будет сделать без оглашения улик британской разведки. Однако, если все же будет разрешено провести публичное расследование и будет назначена комиссия, которая проведет его в закрытом режиме, то комиссия после ознакомления с собранным спецслужбами досье, сможет назвать заказчика без разглашения секретных материалов.

В британской прессе отмечается, что расследование убийства Литвиненко зашло в тупик и не имеет судебной перспективы. Александр Гольдфарб считает, что не все потеряно.

– Собственно, полицейское расследование убийства было завершено несколько лет назад. Следственные действия давно завершены. Если нам удастся добиться от британских властей права на публичное расследование и будет создана комиссия для рассмотрения секретных документов, оно будет завершено полностью, если же нам откажут, то оно будет завершено лишь частично. В последнем случае не исключено, что мы так никогда и не узнаем, кто был заказчиком убийства. Судебную перспективу дело получит лишь тогда, когда Луговой и Ковтун окажутся на территории Великобритании. В Соединенном Королевстве не практикуются заочные судебные приговоры.

Сейчас, кроме проходящего инквеста по делу Литвиненко, британские суды рассматривают два иска: один – это кассационная жалоба, которую подала вдова Александра Литвиненко Марина на решение правительства запретить публичное расследование убийства мужа. Второй иск подал проводящий инквест коронер сэр Роберт Оуэн непосредственно к министру иностранных дел Уильяму Хейгу, который запретил оглашение секретных документов в ходе инквеста. Судья Оуэн настаивает, что без хотя бы частичного оглашения секретных материалов он не сможет гарантировать объективного и полного проведения дознания. Что произойдет, если суд отклонит оба иска? Марина Литвиненко:

Марина Литвиненко

Марина Литвиненко

– В случае если я не добьюсь в суде пересмотра запрета на публичное расследование, то на этом не остановлюсь и подам жалобу в Верховный суд. Если и он не признает мою правоту, то остается последняя инстанция – Европейский суд по правам человека. Однако до этого я должна использовать все возможные судебные инстанции в самой Великобритании. Считаю, что мои юридические и гражданские права были нарушены британским правительством, которое обязано гарантировать беспристрастное и объективное судебное рассмотрение убийства моего мужа. Другое дело, что рассмотрение этих жалоб может потребовать довольно длительного времени. Боюсь, как бы это не растянулось на очередные семь лет.

Еще одна немаловажная проблема, с которой сталкивается Марина Литвиненко, – финансовая. Она испытывает серьезные трудности с оплатой работы адвокатов. Основанный ею два года назад для сбора средств "Фонд справедливости Александра Литвиненко" не смог собрать необходимую сумму для оплаты возможных судебных издержек в случае поражения в суде.

– Мои адвокаты работают сейчас бесплатно. Причем у меня работают очень квалифицированные и очень дорогие адвокаты. Один Бен Эмерсон чего стоит. Он один из лучших британских адвокатов. Я обратилась к государству с просьбой о помощи. Просьба рассматривалась чуть ли не год. Наконец в мае этого года правительство согласилось частично компенсировать мои расходы на ведение дела. Но выплата денег была заморожена, так как я обратились с жалобой в суд на правительство, запретившее публичное расследование. Компенсация может быть выплачена после решения апелляционного суда. Решившись на обжалование решения правительства, я пошла на значительный финансовый риск. В отличие от инквеста, где нет ни проигравшей, ни выигравшей сторон и где я не несу никаких судебных издержек, кроме оплаты адвокатов, рассмотрение моей жалобы против государства, если я проиграю, будет стоить мне 40 тысяч фунтов. Именно такой счет выставит мне правительство. Без общественной поддержки и поддержки адвокатов я бы не решилась на такой риск, зная, что денег на оплату судебных расходов нет, – сказала вдова Александра Литвиненко.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG