Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Непроизнесенная речь Николая Кавказского


Николай Кавказский

Николай Кавказский

Текст показаний, подготовленных одним из амнистированных "узников Болотной" для судебного процесса

В связи с тем, что уголовное дело в отношении меня прекращено по амнистии, я уже не имею права давать показания в суде. Поэтому я решил свои показания (ранее подготовленные мною для суда) опубликовать здесь, раз уже ребята, находящиеся на скамье подсудимых, начали их давать в Замоскворецком суде.

Уважаемый суд!

Как я уже заявлял ранее, предъявленное обвинение мне непонятно. А суд отказался обязать прокуратуру мне его разъяснить. Поэтому, давая сейчас показания, я не знаю, от чего именно мне защищаться, и не могу делать это полноценно.

Думаю, что в этом и состоит цель – не дать мне и моим товарищам полноценно защищаться. Но я в любом случае точно знаю, что массовыми беспорядками не могут быть действия, которые не нарушили общественную безопасность и не были направлены на ее нарушение. Действий, направленных на это, 6 мая 2012 на Болотной площади не происходило, и у меня не было намерения их совершать. Я и шел туда совсем не для этого, там ни с кем ни в какие сговоры не вступал, никакого злого, тем более преступного умысла не имел, и он у меня не возникал в ходе событий.

Я утверждаю, что никаких массовых беспорядков 6 мая 2012 года на Болотной не было, а был силовой разгон мирной и законной акции
Все слова про это в обвинении – ложь и демагогия. Никого из обвиняемых по "Болотному делу" я тогда не знал, и уже поэтому ни о чем с ними не мог договориться. Никаких призывов к совершению беспорядков я не слышал. Кроме того, как очевидец событий на Болотной, я точно знаю, что там не было поджогов, не было взрывов, там не использовались взрывчатые вещества и взрывные устройства, не применялось огнестрельное оружие, не было ни погромов, ни умышленного уничтожения имущества, ни вооруженного сопротивления представителям власти.

Поэтому я утверждаю, что никаких массовых беспорядков 6 мая 2012 года на Болотной не было, а был силовой разгон мирной и законной акции.

В ходе этого разгона полиция применяла ничем не обоснованное насилие в отношении мирных граждан, а они только вынужденно защищались от этого насилия. Кстати, никаких попыток прорваться в Кремль или к Кремлю тоже не было и не могло быть – это было просто невозможно. Утверждения, что кто-то реально пытался прорваться к Кремлю, – глупая и бессмысленная ложь.

6 мая 2012 года я пришел на согласованное в установленном законом порядке шествие и митинг, проводимые демократическими силами в Москве. Я придерживаюсь левых, социал-демократических взглядов и с самого начала подъема гражданской активности после фальсификации выборов в 2011 году ходил на все массовые общегражданские акции. В этот раз цель массового мероприятия тоже заключалась в том, чтобы выразить протест против нечестных выборов и нарушения прав человека.

В декабре 2011 года я был зарегистрированным кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания России от партии "Яблоко". Однако 4 декабря 2011 года на моем участке якобы было обнаружено всего два голоса за "Яблоко", и это притом, что мне точно известно: наша семья из трех человек и соседка (член партии "Яблоко") проголосовали за эту партию. На другом участке меня просто вытолкали с помощью физической силы. Незаконность этих действий признал даже Зюзинский районный суд города Москвы, у меня есть решение об этом. Так что нечестность этих выборов для меня была очевидной, и именно она, и только она, привела меня на Болотную 6 мая 2012 года.

Итак, 6 мая я в одиночестве пришел сначала к пункту сбора участников шествия на улице Якиманка, где-то в 16.30–17.00 (это с учетом того, что достаточно длительное время стоял в очереди перед рамками). Затем двигался примерно в середине колонны демонстрантов вниз по Якиманке до Малого Каменного моста, там по неизвестной мне причине – впереди очень плотно стояло много народа, и мне не было видно происходящего – мы остановились и ждали стоя примерно от 1 до 2 часов.

Потом уже я узнал и увидел в телерепортажах и на видеозаписях, что эта остановка произошла из-за незаконно выставленной у Малого Каменного моста полицейской цепочки, которая не пускала граждан на Болотную площадь, к согласованному месту проведения митинга, и это привело к давке. Затем я в числе других демонстрантов проследовал на Болотную набережную: пройти можно было только туда, вся остальная территория Болотной площади была перекрыта полицией. Наблюдал там несколько раз, как омоновцы входили группами внутрь групп демонстрантов и избивали демонстрантов, в том числе дубинками, а некоторых задерживали. Действовали полицейские очень грубо и жестоко, по какой причине – не знаю.

Я – убежденный противник всякого насилия, от кого бы оно ни исходило. Кроме того, как юрист и правозащитник, я не мог равнодушно смотреть на насилие со стороны полиции в отношении мирных граждан, потому что считал эти действия незаконными
Я не видел в происходящем вокруг меня никаких причин для таких действий полиции. Ранее я участвовал в митингах как общественный наблюдатель – следил за соблюдением прав демонстрантов, один раз (31 июля 2010 года на массовом мероприятии "Стратегии-31") мне даже выдали бейджик независимого наблюдателя от общественного совета при ГУВД (выдавал пресс-секретарь московской полиции Бирюков).

Я – убежденный противник всякого насилия, от кого бы оно ни исходило. Кроме того, как юрист и правозащитник, я не мог равнодушно смотреть на насилие со стороны полиции в отношении мирных граждан, потому что считал эти действия незаконными. Поэтому я решил остаться на Болотной, и когда полицейские избивали демонстрантов, подходил к ним и требовал, чтобы они прекратили свои незаконные действия. Пример такой ситуации можно увидеть на видео "Минаев лайв" на 4 ч. 41 мин. – я обращал на это внимание после просмотра этого материала в суде.

Что касается вменяемого мне инцидента с "неустановленным сотрудником полиции". Примерно в семь вечера (плюс-минус час), когда я проходил по Болотной набережной со стороны Лужкова моста в сторону Малого Каменного моста, я увидел, как омоновец напал на демонстрантов и, двигаясь в их сторону (они от него, как мне показалось, пытались уйти), наносил им удары дубинкой по телу, один из этих ударов – я это определенно видел – достиг цели. Что касается остальных ударов, то я не видел, достигли ли они цели. Я направился к этому омоновцу с целью потребовать от него прекратить свои незаконные действия. Этот омоновец беспричинно (я его не бил и не пытался бить, даже ничего не успел ему сказать) ударил меня дубинкой по руке, которой я прикрыл голову: замах его руки с дубинкой был нацелен мне в голову, я это отчетливо видел. После этого он снова замахнулся дубинкой, пытаясь ударить меня еще раз, а я в качестве самообороны отмахнулся от него, сделал движение ногой, даже не попав по его телу, как мне показалось, после чего ушел от этого омоновца. Он меня тоже больше не преследовал.

У меня, как уже говорил, не было цели применять насилие в отношении сотрудника полиции, в том числе и против этого сотрудника. Я просто вынужденно защищался от насилия, угрожавшего моему здоровью. Считал и сейчас считаю, что имел на это право и ничего незаконного, тем более преступного, не совершил. Кстати, маску я на лице этого омоновца не видел.

Еще обращаю внимание суда на протокол осмотра видеозаписи, составленный следователем Гуркиным (том 29 л.д. 123). Все, что он там смог увидеть, относящееся ко мне, – это "поступательные движения частей моего тела", но никаких ударов и других "подробностей", придуманных полицейским оператором Ванюхиным. Когда я уходил с Болотной площади и шел по Малому Каменному мосту вблизи цепочки сотрудников полиции, один из полицейских беспричинно ударил меня дубинкой в пах. Хотя ударил он не сильно, было очень больно!

Вот и вся история про придуманные обвинением "массовые беспорядки" и мое участие в них. Это все, что я могу и хочу сказать в связи с предъявленным мне обвинением. И, поскольку обвинение явно фальсифицирует дело, а суд ему в этом помогает (или, во всяком случае, не препятствует), то я не хочу никак в этом участвовать. Поэтому отвечать ни на какие вопросы я не буду, если только у моих защитников их не возникло.

Николай Кавказский – член правления комитета "За гражданские права", член партии "Яблоко", активист Левого социалистического действия. Обвинялся в участии в массовых беспорядках во время событий на Болотной площади 6 мая 2012 года. Амнистирован 19 декабря 2013 года.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG