Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Иностранные агенты" не сдаются


Офис Правозащитного центра "Мемориал". Март 2013 года

Офис Правозащитного центра "Мемориал". Март 2013 года

Правозащитные НКО намерены обратить решение Конституционного суда о законе "Об иностранных агентах" в свою пользу

Замоскворецкий суд Москвы перенес на 23 мая рассмотрение жалобы Правозащитного центра "Мемориал" на требование прокуратуры о его регистрации в качестве иностранного агента. Всего в этот же суд с подобными жалобами обратились четыре НКО – помимо "Мемориала" это движение в защиту прав избирателей "Голос", фонд "Общественный вердикт" и организация "ЮРИКС". Правозащитники требуют также признать незаконными сами прокурорские проверки, начавшиеся в марте 2013 года.

Ранее Замоскворецкий суд Москвы откладывал заседания в ожидании вердикта Конституционного суда России. Суд должен был определить, является ли "закон об иностранных агентах" от лета 2012 года конституционным. Этот закон требует от НКО, финансируемых из-за рубежа и занимающихся политической деятельностью, зарегистрироваться в качестве "иностранных агентов". От Конституционного суда требовалось пояснить, в частности, понятия "иностранный агент" и "политическая деятельность". Решение было вынесено в прошлый вторник: по мнению судей, иностранными агентами нужно считать лишь те организации, которые воспользовались зарубежными грантами и имеют намерение участвовать в политической деятельности, сам термин не несет отрицательную смысловую нагрузку. Несоответствующей Конституции была признана лишь норма о нижнем пределе штрафа.

Эксперт Правозащитного Центра "Мемориал" Фуркат Тишаев

Эксперт Правозащитного Центра "Мемориал" Фуркат Тишаев

Эксперт правозащитного центра "Мемориал", юридический директор "Правовой инициативы по России" Фуркат Тишаев говорит, что некоммерческие организации были разочарованы решением Конституционного суда, однако некоторые его положения они намерены обернуть в свою пользу. К тому же остается надежда на реакцию и вердикт Европейского суда по правам человека, куда эти НКО подавали коллективную жалобу:

– Мы не собирались просить откладывать заседания, и даже если бы мы планировали, судья все равно отказала бы. Изначально суд переносили, потому что прокуратура была не против на основании, и это подчеркивалось особо, вынесения постановления КС, а не реакции ЕСПЧ, где наши НКО тоже являются заявителями. Постановление КС нас сильно разочаровало, но в некоторых аспектах инкриминируемой "политической деятельности" или получении иностранного финансирования мы сможем использовать некоторые части постановления в свою пользу.

– Многие представители НКО считают, что решение КС приведет к массовому закрытию организаций.

– Я бы сказал, что постановление КС дает "зеленый свет" с юридической точки зрения, если вдруг власти захотят прекратить деятельность НКО. КС определил, что нет проблем с определением понятия "политическая деятельность", которая содержится в законе, а это был наш основной аргумент – закон было невозможно применить: какая деятельность будет считаться политической, а какая нет? Под расплывчатым термином в законе можно было подразумевать любую деятельность, что и происходило в течение последних года-полутора.

– Получается, чуть ли не единственное положительное решение КС – решение по штрафам?


КС не обязывает судей определять более низкие штрафы, он дает суду право решать, нужно ли устанавливать штраф меньше минимума
Это так очевидно, что я даже не могу радоваться. До этого постановления КС уже три раза высказывался о том, что по многим статьям Кодекса об административных нарушениях минимальный порог штрафов не является соразмерным, накладывается чересчур обременительное требование к лицам, которых привлекают к ответственности, это было сказано и в отношении частных лиц, и в отношении юридических. У КС, грубо говоря, не было причин сказать иначе в отношении НКО. Иное бы привело к тому, что КС сам себе противоречит. Мы это понимали, но нужно учитывать, что КС не обязывает судей определять более низкие штрафы, он дает суду право решать, нужно ли устанавливать штраф меньше минимума. Во-вторых, правоприменительная практика по административным делам в последнее время в России показывает, что суды просто игнорируют эти постановления. Часто бывает такое, что в суде ссылаешься на персональные обстоятельства – человек не работает, или у него на иждивении несовершеннолетние дети, – судья кивает, а потом выносит решение по тому же самому минимуму, который КС считает неконституционным.

– То есть и судьи могут не пойти навстречу заявителям, которые уже были приговорены к штрафам, и обжаловать можно только этот пункт?

– У них есть формальные основания на пересмотр, но пересматривать будут лишь размер штрафов, а не сам факт наличия административного нарушения. Предмет рассмотрения судом узко ограничен, он касается лишь денег, а это не является основной концептуальной проблемой для представителей НКО, которые не согласны с тем, что их деятельность называют политической. Кстати, не исключено, что судья во время пересмотра дела назначит еще более высокий штраф по сравнению с первым разом.

– Вы не собираетесь просить отложить рассмотрение ваших дел ни в ожидании решения ЕСПЧ, ни даже реакции Страсбурга, с чем это связано? Есть надежда, что Замоскворецкий суд вынесет решение в вашу пользу?

Мы пытаемся хотя бы частично некоторые выдержки постановления КС использовать в свою пользу
– В момент, когда Европейский суд начинает рассматривать вопросы, он определяет предмет своего рассмотрения. И вот здесь можно было бы увидеть, будет ли ЕСПЧ рассматривать именно принципиальную проблему, которую Конституционный суд не распознал – это как раз определение "политической деятельности" и негативной коннотации словосочетания "иностранный агент". В принципе, исходя из позиции прокуратуры и судов по другим делам, мы просто делаем адекватный вывод, что ходатайства, скорее всего, ни к чему не приведут. Мы пытаемся хотя бы частично некоторые выдержки постановления КС использовать в свою пользу и требовать, чтобы суд признал, что мы не занимались политической деятельностью, или доказать, что не было финансирования, и т. д.

– Но основный упор все-таки на решение Страсбургского суда?

– Мы изначально делали ставку на Европейский суд по правам человека. Кстати, когда мы в ЕСПЧ писали жалобу, еще в феврале 2013 года, мы говорили о том, что Конституционный суд не является эффективным средством правовой защиты в данном конкретном вопросе, и предоставили целую пачку юридических аргументов, почему КС не может рассматриваться как эффективное средство. Поэтому сейчас у меня ощущение, что ЕСПЧ в ближайшее время приступит к рассмотрению этого вопроса. Раньше ему препятствовало как раз таки отсутствие вступивших в силу решений судов общей юрисдикции в России, потом была подана жалоба в Конституционный суд. ЕСПЧ, конечно же, с точки зрения судебной экономии, не вмешивался в ситуацию и смотрел как российские власти, в частности, судебные, будут решать этот вопрос.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG